приднестровье_1481455292

Майя Санду, глава проевропейской Партии действия и недавно избранный президент Молдавии, выступила за вывод российских военных из Приднестровья. А между тем во время предвыборной кампании она обещала наладить диалог с Москвой.

Новый формат старого конфликта

«Приднестровье — отколовшийся регион. Представители конституционной власти Молдавии не могут туда попасть. Но мы найдем формат решения конфликта. Он должен включать полный вывод российских войск с молдавской территории», — заявила Майя Санду за месяц до инаугурации.

Новоизбранный президент высказалась и по поводу инициативы Игоря Додона, озвученной в феврале. Действующий лидер предложил тогда Приднестровью широкую автономию в обмен на интеграцию левого берега Днестра в состав страны.

«Я против вариантов, о которых говорили Додон и его партия. Потому что они, хоть и не давали четких решений, имели в виду федерализацию Молдовы», — пояснила Санду.

Реакция Додона на слова преемницы не заставила себя ждать. Намерение вывести из Приднестровья российских военных он назвал «серьезной ошибкой», которая негативно повлияет на русскоязычное население всей Молдавии. «Это что за призыв избранного президента? Тем более в стране, где есть нерешенный конфликт и тридцать пять процентов населения говорят на русском», — подчеркнул Додон.

При этом во время предвыборной кампании Санду обещала наладить диалог с Москвой. И если новый президент «не прекратит антироссийскую риторику», Додон компенсирует это «за счет парламента и правительства».

Парламентское большинство сейчас контролирует лояльная Додону Партия социалистов, которая может заблокировать любое решение по Приднестровью. Впрочем, многие наблюдатели в Кишиневе не считают, что Санду выступает против Москвы. Она, например, хочет разблокировать экспорт в Россию, который по ряду наименований закрыт после подписания Молдовой Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС.

Что касается неурегулированного конфликта, то и по этому вопросу Санду признает важность позиции Москвы. «К окончательному политическому решению мы не сможем прийти самостоятельно. Россия — часть переговорного формата», — отметила она.

Геополитическое перепутье

Дислоцированные в Приднестровье в девяностые годы российские миротворцы и военнослужащие оперативной группы войск не в первый раз становятся объектом критики. Призывы вывести российский контингент звучали и перед парламентскими выборами в 2018-м.

Сторонники евроинтеграции в Кишиневе обвиняли тогда миротворцев в подстрекательстве к сепаратизму. Добиться их вывода пытались при поддержке ООН, но международная организация заняла нейтральную позицию. Присутствие контингента в Приднестровье признали важным фактором стабильности. Однако дальнейшее его пребывание в ПМР поставили под вопрос.

Несколько раз Кишинев препятствовал ротации военных и не позволял им въехать в страну. Москву упрекали в том, что через миротворцев она оказывает давление на молдавские власти и препятствует интеграции страны в ЕС и НАТО.

Тирасполь, в свою очередь, обвинял молдавских сторонников евроинтеграции в попытках спровоцировать новый виток конфликта. Звучала и критика в адрес Румынии. Приднестровские власти напоминали, что после распада СССР «угроза румынизации молдавских территорий» стала основной причиной войны между Тирасполем и Кишиневом. При этом именно ввод российских миротворцев остановил вооруженный конфликт.

Провести плановую ротацию российских военных в Приднестровье удалось в октябре — за месяц до президентских выборов.

«Нет претензий к миротворцам»

«Наладить отношения с отколовшимся Приднестровьем не смог даже пророссийский президент Додон. Вряд ли это получится у ориентированной на Европу Санду. И дело не только в ее взглядах, которые не у всех в Тирасполе находят поддержку. Сейчас приднестровская проблематика не самая актуальная», — говорит молдавский политолог Корнел Чуря.

Эксперт обращает внимание, что Санду не исключила «вывода российских войск», но не конкретизировала, кого имеет в виду — миротворцев или военнослужащих оперативной группы.

«Важно понимать, что в молдавском обществе в целом нет претензий к миротворцам. В свое время международное сообщество допустило их в Приднестровье, чтобы остановить конфликт, — продолжает Чуря. — Но оперативная группа — это уже непосредственно российские военные. Непонятно, зачем они там, ведь конфликт заморожен. Давно выдвигают идеи заменить даже миротворцев на мониторинговую группу наблюдателей, не говоря уже о военных».

Молдавский политолог напоминает: сейчас переговоры между Кишиневом и Тирасполем формально развиваются на основе так называемых Берлинских договоренностей или «берлинского пакета». Эти соглашения стороны подписали в немецкой столице в 2017 году, где пообещали начать интеграцию со сферы образования, связи и сельского хозяйства. Но диалог забуксовал.

«Заявления Санду о Приднестровье показали, что в тонкостях переговорного процесса она пока плавает. Избранный президент начала со старого: обвинила власти ПМР в контрабанде товаров через контролируемые территории, подняла вопрос об угрозе федерализации. Но всерьез эти проблемы никто не обсуждает. В молдавском обществе по-прежнему сильно убеждение, что только через переговоры и укрепление национальной экономики можно интегрировать Тирасполь», — объясняет Чуря. И добавляет: в нынешних реалиях эта идея, скорее всего, утопична.

«Горячие головы» в Тирасполе

«Большинство в парламенте занимают социалисты — оппоненты Санду. При таком раскладе пересмотреть итоги приднестровского конфликта или вывести российских миротворцев она вряд ли сможет. Молдавия — парламентская республика, где должность президента скорее номинальная. Глава государства без одобрения законодателей не имеет серьезных рычагов влияния на политические процессы», — рассказывает РИА Новости директор молдавского Центра анализа, исследований и прогнозирования Balkan-Centre Сергей Манастырлы.

По его мнению, даже если Санду инициирует внеочередные парламентские выборы и сформирует лояльное большинство, к выводу российских миротворцев это не приведет.

«Несмотря на то что вооруженное противостояние в Приднестровье далеко позади, миротворцы — все еще фактор сдерживания. Правда, сегодня они сдерживают «горячие головы» в Тирасполе, которые не прочь обострить противостояние с Кишиневом. Внутри ПМР достаточно тех, кто наживается на нынешнем статус-кво, объединение страны им невыгодно. На этой почве возможно новое обострение. Это понимают и в Кишиневе, а потому не пойдут на вывод миротворцев», — полагает Манастырлы.

Вместе с тем эксперт считает возможным объединение Приднестровья с Молдавией в среднесрочной перспективе. Сейчас между правым и левым берегами Днестра налаживаются бизнес-связи, приднестровцы хотят участвовать в политических процессах Молдавии, активно голосуют на президентских выборах.

Реинтеграция Приднестровья в состав Молдавии выгодна и России, уверен Манастырлы. Жители ПМР в основном симпатизируют Москве, а значит, с мнением российской стороны будут больше считаться и в Кишиневе.