7887626

Главный абсурд дискуссии на тему «можно ли пулями отвечать на карикатуры» состоит в следующем.

И те, кто считает, что нельзя, и те, кто считает, что можно, исходят из представления об этой дискуссии как об идущей внутри общества.

Мол мой сосед Вася нарисовал на меня карикатуру. Я поржал. Потом он изобразил меня …… лошадь — я обиделся. Потом он вывесил в подъезде картинку, как лошадь …. мою маму. Я взял топор и разделал Васю на бифштекс. Нетолерантен ли я?

Между тем, никакого единого «общества», где идет какая-то «дискуссия», нет.

Есть общество и иностранцы. От того, что вы им дадите паспорта — они останутся иностранцами. От того, что вы им проведете сто курсов интеграции — они останутся иностранцами. Если вы им что-то разрешите или запретите — они все равно останутся иностранцами. Если вы запретите себе рождественские елки, колокольный звон и крестики, чтобы их не обидеть, — они и в этом случае останутся иностранцами.

Они не собираются интегрироваться в ваше общество. Они собираются ваше общество интегрировать в своё.

И дискуссия об уместности или неуместности стрельбы по карикатуристам осмысленна только среди улемов в контексте: приближает ли убийство неверных художников принятие Франкистаном учения пророка или отдаляет его.

Единственная дискуссия, которая осмысленна для французов — хотят ли они, чтобы среди них жили иностранцы, которые в них стреляют. Но французы со всем тщанием избегают всерьез вести эту дискуссию, пытаясь любым способом сохранить иллюзию внутригражданского обсуждения: «можно или нельзя стрелять в карикатуристов».

То есть, они хотят, чтобы иностранцы по ним стреляли дальше. Ок. Нивапрос. Будут стрелять дальше.

Для русских актуальна другая дискуссия — что делать с тем, что миллионы живущих в нашей стране мусульман тоже мутируют в иностранцев по французскому образцу, хотя исходно ими не являлись. Их мечети становятся ваххабитскими, их муфтии становятся саудитами, они мыслят совершенно согласно с теми, кто завоевывает Франкистан. Их идентичность нации ислама все больше стягивает их к себе. У них есть войска, территории, агрессия, поддержка Многонационалии и инфоповоды проявить свою крутизну.

Вот об этом стоит подумать. Вот об этом надо дискутировать, а не о том «кабы я был алжирец — никогда бы не застрелил карикатуриста».

Вы, может быть, и будете алжирцем во Франции, но перед вами будут стоять другие вопросы. Например, вопрос о том, жертвовать ли деньги на гуманитарную помощь солдатам Украины, идущим освобождать Крым от путинской оккупации, или быть уволенными.

А вот толерантность к карикатурам вам проявить случай вряд ли представится.

Автор Егор Холмогоров