санкции

Власти Соединенных Штатов ввели дополнительные ограничения на участие американских физических и юридических лиц в совместных с Россией энергетических проектах. Они нацелены в будущее: с конца января следующего года энергетические и другие компании из США, а также физические лица не смогут заключать никакие контракты с бизнес-структурами, в которых доминируют российские граждане или предприятия, внесенные в американские санкционные списки.

Ограничения касаются глубоководных, арктических и сланцевых проектов. Однако в долгосрочной перспективе эти меры не столько ущемят российские интересы, сколько сузят возможности американского бизнеса и всю сферу влияния США в мире, считают эксперты.

С Россией не водись!

«Лицам в США запрещаются следующие действия без лицензии или иного разрешения офиса по контролю за иностранными активами: поставки, экспорт, реэкспорт (как прямой, так и непрямой), предоставление технологий для разведки или производства глубоководных, арктических или сланцевых проектов», — говорится в сообщении OFAC, организации Минфина США, отвечающей за соблюдение экономических санкций, размещенном на официальном сайте министерства. Там же опубликована и соответствующая директива ведомства.

Этот документ уточняет санкционные меры, введенные в отношении России в 2014 году, пояснил РИА Новости президент Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко. Речь идет об ограничениях в отношении проектов с участием компаний и лиц из санкционного списка, запускаемых начиная с 29 января 2018 года.

«Американские лица или американские компании не смогут участвовать в проектах, процент участия в которых компании или лица из санкционного списка составляет 33% и более, либо если такая компания или лицо имеет большинство голосов при принятии решений в данном проекте. То есть, например, если капитала 32%, но голосующих акций более 50%, то тогда ограничение тоже применимо», — сообщил Алексис Родзянко.

«После принятия этой директивы американские компании и лица в любой точке мира, где бы они ни находились, должны будут всякий раз проверять проекты, участие в которых было бы для них потенциально привлекательным, на соответствие этим правилам и ограничениям», — добавил глава торговой палаты.

В американских энергетических компаниях, работающих в России, не слишком охотно комментируют нововведение.

«Мы проводим оценку возможного влияния на наш бизнес санкций Соединенных Штатов в отношении России с учетом недавнего уточнения со стороны Министерства финансов США. В настоящий момент мы не можем прокомментировать возможные последствия для нашего бизнеса. Shell намерен работать в соответствии со своими контрактными обязательствами и при полном соблюдении всех применимых санкций и требований торгового регулирования», — сообщила официальный представитель концерна Shell Вера Сурженко.

В Техасе подсчитывают потери

Обещанного комментария от корпорации ExxonMobil РИА Новости так и не дождалось. Между тем этот нефтяной гигант со штаб-квартирой в Техасе переживает самые серьезные последствия от антироссийских санкций своего правительства.

В 2012 году ExxonMobil и «Роснефть» подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве, предоставляющее американской компании доступ к разведке запасов нефти в акватории российской Арктики, право на бурение по новой передовой технологии в Сибири и разрешение на разведочное бурение на черноморском шельфе. Два года спустя, в сентябре 2014-го, по результатам бурения скважины «Университетская-1» в Карском море партнеры открыли новое месторождение на лицензионном участке Восточно-Приновоземельский-1, которое назвали Победа.

Однако как раз в то время США ввели против России санкции из-за присоединения Крыма. В санкционном списке оказалась и «Роснефть». Тогдашний глава Exxon — нынешний госсекретарь Рекс Тиллерсон — попросил Минфин и чиновников из администрации президента Барака Обамы разрешить компании закончить работы, мотивируя это тем, что бросать незавершенную скважину небезопасно. Разрешение было получено, и через месяц, закончив бурение, американцы вышли из проекта.

В то время Тиллерсон активно выступал против антироссийских санкций, заявляя, что в качестве инструмента давления они, как правило, неэффективны и приносят «очень большой сопутствующий ущерб». В 2015 году ExxonMobil сообщила, что ее потенциальные убытки от приостановки деятельности в совместном предприятии с «Роснефтью» могут достичь одного миллиарда долларов.

В последние три года ExxonMobil неоднократно обращалась в Минфин с просьбой разрешить ей в порядке исключения реализацию совместных с «Роснефтью» проектов. В 2015-2016 годах она дважды получала специальную лицензию на «ограниченные административные действия» в рамках заключенных контрактов. Однако с новой американской администрацией ей договориться уже не удалось — в нынешнем апреле нефтяной гигант получил от Минфина отказ.

Таким образом, ExxonMobil лишилась возможности работать в российской Арктике, в Сибири, а также на Черном море, где она так и не смогла пробурить разведочную скважину. В результате ее права на деятельность в этом регионе истекли, и компания потеряла концессию. По иронии судьбы это произошло тогда, когда внешнеполитическое ведомство США возглавил бывший глава Exxon Рекс Тиллерсон, который в 2011 году за плодотворное участие в совместных с Россией нефтяных проектах получил в Кремле орден Дружбы.

Счет на миллиарды

ExxonMobil лишилась ранее заключенных контрактов на сумму более чем в миллиард долларов, общие же потери этой компании от антироссийских санкций превышают четыре миллиарда, утверждает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Если же принять во внимание упущенную выгоду от очень перспективного сотрудничества с российскими энергетическими компаниями на внешних направлениях, то издержки получаются еще более существенными. Политика усиливающегося давления со стороны администрации Дональда Трампа создает потенциальную угрозу и продолжению участия Exxon в проекте «Сахалин-1». Впрочем, под ужесточающийся прессинг Белого дома рискуют попасть не только американские компании, предупреждает аналитик.

«Система настроена таким образом, что ее действие может без труда распространиться и на компании-нерезиденты — прежде всего на европейские. Очень часто они рефинансируются на финансовом рынке США, производя расчеты в долларах. Американская Фемида никогда особо не разбирается в таких тонкостях, как национальная принадлежность той или иной компании, но если эта компания каким-то образом нарушает санкционный режим Вашингтона, то ее счета в американских банках могут быть заблокированы», — объясняет Дмитрий Абзалов.

В результате под ударом реально может оказаться реализация газопроводного проекта «Северный поток — 2», чего так опасается Германия. По мнению Абзалова, для Европы теперь наступает момент истины: только объединившись для защиты своих национальных интересов, страны — члены Евросоюза смогут противостоять такой угрозе со стороны Вашингтона. Однако, учитывая, насколько расходятся внешнеполитические предпочтения в самом ЕС, ожидать такое консолидированное сопротивление трудно. Против того же «Северного потока — 2» выступают Австрия, Польша, страны Балтии, которые видят опасность в «растущей зависимости от российского газа». А также примкнувшая к ним Украина, опасающаяся потерять доходы от газового транзита через свою территорию.

Новые возможности для России и не только

Санкционные нововведения если и создают проблемы для реализации совместных российско-американских энергетических проектов, то лишь на ближайшую перспективу.

«Я бы не назвал эти проблемы непреодолимыми. России нужно развивать собственные компетенции в этих областях. Это было понятно и раньше. Стратегически новые ограничения ничего не изменили с точки зрения реализации проектов, но углубляют и расширяют тектонический разлом между Россией и США», — говорит заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), эксперт клуба «Валдай» Алексей Гривач.

Что же касается интересов США, то удар по ним не ограничивается только лишь финансовыми потерями американских энергетических корпораций. «Выстрел в будущее» рикошетом ударит и по долговременным геополитическим интересам самих Соединенных Штатов, утверждает Дмитрий Абзалов. Запрещая своим (и не только своим) компаниям сотрудничать с Россией в энергетических проектах по всему миру, Вашингтон, с одной стороны, на какое-то время усложняет жизнь Москве, но на перспективу добровольно покидает очень емкий сегмент рынка.

Как известно, свято место пусто не бывает, и вместо американских партнеров вскоре придут другие — прежде всего такие мощно развивающиеся, как китайские и индийские. Примером может служить сотрудничество России и Китая в освоении Арктики. Получается, что США уступают свою нишу в глобальном бизнесе стратегическим конкурентам.

«В свою очередь, консолидация «несистемных» стран приведет к следующему шагу — формированию альтернативного финансового рынка, противостоящего всевластию американского доллара. Тем более что первые шаги в этом направлении уже сделаны», — уверяет Дмитрий Абзалов.

Действительно, Китай в последнее время взял курс на переход к расчетам с иностранными партнерами в своей национальной валюте — юане. О продаже нефти за юани заявила и Венесуэла. В ходе недавнего визита в Пекин российский премьер Дмитрий Медведев сообщил, что Россия и Китай намерены объединить свои национальные платежные системы China UnionPay и «Мир», чтобы конкурировать с западными альтернативами — прежде всего американскими компаниями Visa и MasterСard.

«Мы способны отразить американские санкции и изолировать Америку, отказавшись от доллара и заменив его национальными валютами в двусторонних и многосторонних операциях», — сказал иранский аятолла Али Хаменеи в ходе встречи с Владимиром Путиным в Тегеране.

Таким образом, цель прозрачна: пошатнуть господство доллара. Санкционная политика США лишь способствует этому.

comments powered by HyperComments