54cb87665e144_1422624614

21.11.2015, ТРК «Звезда».

Зафиксировать запуск

«Боевой расчет к выполнению задач боевого дежурства готов!» – рапортует командиру части капитан Евгений Еремин. А только сменившийся после суточного дежурства оперативный дежурный командного пункта противоракетного комплекса старший лейтенант Евгений Коробов рассказывает: «Да, расчеты у нас только боевые. Мы реально войска переднего края».

После окончания московского филиала Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского Коробов служит в ближнем Подмосковье пятый год – в постоянной боевой готовности. Как и все его сослуживцы.

Противоракетная оборона (ПРО) России состоит из нескольких эшелонов обнаружения и перехвата чужих межконтинентальных баллистических ракет. Космические спутники-разведчики зафиксируют их запуск в любой точке земного шара, наземные радары бдительно сопроводят полет, супермощные компьютеры вычислят место перехвата в ближнем космосе. Затем в бой вступят сверхзвуковые противоракеты: 12 установок шахтного базирования этой части должны предотвратить удар по Москве.

Если уникальная радиолокационная станция «Дон-2Н» обнаружит атакующие баллистические ракеты, то из «мозга» противоракетной обороны Центрального района России поступит сигнал о нападении. Автоматика взрывом пороховых зарядов отбросит крышки шахт, и противоракеты пойдут в бой.

В логике не откажешь

Для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет за пределами атмосферы предназначены тяжелые противоракеты, в НАТО их назвали «Горгонами». А ближний перехват осуществляется ракетами, по классификации НАТО именующимися «Газелями».

«Эти названия – аллегория от наших западных коллег, – рассказывает начальник отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО полковник Ильгар Тагиев. – Мы, конечно, говоря об этих «изделиях», используем аббревиатуры».

Впрочем, авторам этих сравнений в логике не откажешь. Наши «Газели» – чрезвычайно быстрые. Примененные при создании системы управления этих ракет уникальные технологии позволяют им надежно выполнять боевую задачу при перегрузках и в условиях ядерного нападения. Корпус «Газели» – это остроконечный конус без выступающих частей.

Тягу маршевого двигателя «Газели» в открытых источниках оцениваются от 750 до 1 000 тонн, а ускорение при старте – 100-кратное. Достичь таких показателей позволяет твердотопливный двигатель с неподвижным, утопленным в корпус ракеты соплом. Коррекция траектории производится с помощью миниатюрных реактивных двигателей.

«Наши противоракеты предназначены для ближнего, атмосферного перехвата ядерных боеголовок, – рассказывает командир части подполковник Андрей Фролов. – Мы вступим в бой, если вражеские ядерные боеприпасы будут атаковать прикрываемый нами объект обороны».

Взрыв в стратосфере

«Все процессы в системе российской ПРО автоматизированы и многократно продублированы, – говорит полковник Тагиев. – Роль человека – контроль за состоянием системы. И конечно, принятие решения на боевое применение. Но это решается не на КП части, а… Там, где надо, там и решается».

«Горгоны» уничтожают вражеские ракеты за пределами атмосферы – на высотах до 400 километров. По размерам они сравнимы с баллистическими ракетами «Тополь-М», но на метр шире в диаметре и несколько легче. Первая ступень тяжелых противоракет развивает тягу в 400–500 тонн, работает пять секунд и успевает забросить ракету в стратосферу, где включается маршевый двигатель.

И «Газели», и «Горгоны» оснащены специальными боевыми частями (БЧ). Именно их подрыв уничтожает смертельно опасные цели. Есть неядерные БЧ, есть ядерные, ведь, как мрачно шутят разработчики системы ПРО, «лучшие осколки – это нейтроны». Кроме того, в системе российской ПРО задействованы зенитно-ракетные комплексы С-300 «Фаворит» и С-400 «Триумф», самолеты дальнего радиолокационного обнаружения А-50 и сверхзвуковые перехватчики МиГ-31.

Глубокая модернизация

Говорим с полковником Тагиевым на позиции противоракет. О мире во всем мире, который сегодня зыбок и неустойчив. О поразивших весь мир и цели в Сирии пусках нашего «Калибра» с борта «Дагестана» в Каспийском море. О том, что такие же системы есть и у «вероятного противника» и более мощные есть – и у них, и у нас, – межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боеприпасами.

«Что нам делать, – спрашиваю офицера, – если американцы, наплевав на все договоры, вновь пытаются построить для себя «ядерный зонтик», закрыться от ответного удара и эта уверенность в защищенности развязывает им руки для удара по нам?».

«Каждое действие рождает противодействие, – отвечает Ильгар Тагиев. – Конечно, в России внимательно отслеживают все действия США в сфере ПРО, и ответ наш при любых обстоятельствах будет адекватным».

Сейчас, по словам хорошо знающего свое дело и предмет разговора полковника, система противоракетной обороны Москвы находится в процессе глубокой модернизации. В том числе идет замена на противоракеты с новым оснащением, совершенствуется конструкция этих ракет, а также всех остальных элементов, входящих в систему нашей ПРО. Новые «убийцы» межконтинентальных баллистических ракет уже испытаны на полигоне. Результат полностью соответствует ожиданиям: противоракеты стали летать еще быстрее и поражать цели надежнее.

«От массированного ядерного удара защиты нет ни у кого в мире, – говорит Ильгар Тагиев. – Но нанесение таких ударов маловероятно. Зачем один город или объект уничтожать многократно? А десятки боеголовок из ограниченного ядерного удара наша система ПРО уничтожит на подлете гарантированно. У высшего государственного и военного руководства страны будет время для принятия решения на ответные действия. Противника надо уважать, но все попытки обойти Россию в области ПРО бесперспективны. Лучше не начинать».

Обманчивая легкость

Второго ноября 2015 года США сообщили об успешном тестировании многоярусной системы противоракетной обороны. В ходе этих испытаний ПРО, чья стоимость составила 230 миллионов долларов, была выявлена возможность систем Aegis и THAAD распознавать и уничтожать баллистические и крылатые ракеты. Испытания проводились около острова Уэйк в Тихом океане. Системе THAAD удалось обнаружить и уничтожить ракету малой дальности и вместе с эсминцем John Paul Jones уничтожить ракету средней дальности.

Однако легкость оказалась обманчивой. В выпущенной из THAAD ракете случился сбой, и она не смогла поразить цель. В США это посчитали «невероятным успехом» и вновь заговорили о необходимости осуществления плана размещения противоракетного комплекса THAAD в Европе и Южной Корее.

Автор: Александр Хохлов