591227

За всеми событиями вокруг химической лжеатаки в Идлибе, ударом США по базе Шайрат с пропавшими «Томагавками» и кутерьмой с попытками Вашингтона взять КНДР «на слабо» как-то забылось, что в Сирии идёт не только пиар-война, но и война настоящая. В последнее время ключевые события развиваются на севере провинции Хама. Там очередная объявленная боевиками «мать всех битв» превратилась в очередного «отца всех поражений».

В Сирии на войне все стороны не очень утруждают себя маскировкой своих планов. И хотя в последнее время усилия наших офицеров и генералов дают плоды, у сирийцев всё равно находится кто-то, кто обязательно похвастается в Сети о грядущем «великом наступлении». А уж про террористические Твиттеры и Фейсбуки и говорить нечего – там всегда всё объявляют заранее. Исключением являются террористы из запрещённого в России ИГИЛ. Они ещё как-то соблюдают секретность, поэтому им периодически удаются неожиданные наступления.

Однако в Сирии есть ещё один парадокс – при всей нулевой секретности противоположная сторона часто оказывается не готовой к наступлению противника. Так случилось и с очередной «матерью всех битв», организованной террористическим фронтом «зелёных» во главе с «Джебхат Фатх-аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») в северной Хаме. Целью наступления было ворваться в столицу провинции, город Хаму. Интерес к нему понятен – этот город, несмотря на то что населён в значительной мере суннитами (основной «кормовой базой» джихадистов), «революционеров» он не поддержал ни в начале событий, ни потом, оставшись верным оплотом правительства. Поэтому Хама, будучи избавленной от пребывания там «освободителей» с бородами, не была разграблена. Там много того, что нужно «борцам за свободу».

Хамские качели

Выступ фронта в Северной Хаме был одним из первых участков, на котором наступали сирийские войска осенью 2015 г. сразу после официального вмешательства армии России в войну в Сирии. Наступление свежесформированного и оснащённого нашим оружием и снаряжением 4-го штурмового корпуса сначала шло успешно, но затем, несмотря на интенсивную поддержку, застопорилось. Сочетание плотной застройки, где было легко укрепляться боевикам, и обширных полей вокруг, где не очень хорошо обученные экипажи танков несли заметные потери от пусков ПТУР, – один из основных факторов неуспеха.

В дальнейшем, когда фокус усилий нашей и сирийской армий сместился в другие регионы Сирии, боевикам удалось вернуть потерянное и даже продвинуться ближе к Хаме. Причин этого несколько. Это и ошибки, допущенные прежним командованием, и снятие с линии фронта лучших частей. В итоге в Хаму приходилось отправлять части элитной дивизии «Тигр» Сухейля аль-Хассана, одних из основных «штурмовиков» этой войны и наиболее тесно интегрированных с группировкой ВС РФ. Наших офицеров вокруг «Тигра» Хассана как бы не больше, чем местных.

Поход за зипунами

То, что «зелёные» сейчас опять попрут на Хаму, было известно. К тому же после проигрыша в Алеппо и сдачи множества районов, городков и сёл в провинциях Дамаск, Хомс и в других местах, в Идлиб было перевезено порядка 15–18 тыс. боевиков (возможно, и больше). А ведь этот регион не был богатым и до войны. Там и своих «бородатых» полно, и все хотят кушать вкусно и много. На одних деньгах от спонсоров группировки жить не могут, они всегда сильно зависели от крышевания местных бизнесов, лавок, контрабанды, торговли ГСМ и прочим.

То есть пирог в Идлибе тот же, а едоков стало куда больше. Это вызывало даже вспышки боевых действий между группировками. А тут рядом есть Хама, куда лишние рты можно отправить «за зипунами». А если сгинут – то невелика беда. К тому же спонсоры из стран «друзей Сирии» требуют действий, наступлений, побед.

Начали боевики 20 марта бодро и крупными силами. Достаточно быстро они прорвали фронт. Примерно неделю успешно наступали, приблизившись к Хаме на 7 км. Даже получили возможность обстрела аэропорта Хамы ракетами. Бои велись уже в предместьях города. Но дальше боевикам продвинуться не удалось.

Пятый легион и Брови Брежнева

Дамаск отправил в Хаму практически целиком тигриную дивизию, вместе с самим генералом «Тигром» Хасаном. Также туда направили часть сил новообразованного и обученного 5-го штурмового корпуса. Часто сирийцы называют его 5-м легионом. Этот корпус вооружён, обучен, сформирован нашими специалистами, да и командуют там, по сути, наши офицеры. Он уже показал себя в операции по возврату Пальмиры. Были направлены в Хаму и тяжёлые огнемётные системы ТОС-1А «Солнцепёк» и гаубицы «Мста-Б», считающиеся важным ударным инструментом именно наших военных.

Хорошо проявили себя и танки Т-62М, уже воевавшие под Пальмирой. Простые, легко осваиваемые сирийцами, с приличной СУО и комплексом управляемого вооружения. Также они имеют весьма приличную защиту, получившую в народе кличку Брови Брежнева. Дело в том, что на лбу корпуса и башни установлены металлополимерные комбинированные бронеконструкции. Из-за их вида и возникло такое прозвище. Как выяснилось, даже достаточно мощные американские ПТУР «ТОУ-2А» если и пробивают «бровастый» танк, то, как правило, без серьёзных последствий. Потери у них очень невелики.

Аргумент особой мощности

Беспрецедентной оказалась и поддержка со стороны ВКС России. Бомбардировщики Су-34 и Су-24М «Гефест», штурмовики Су-25СМ и боевые вертолёты – работают практически беспрерывно. Удары по боевикам исчисляются сотнями вылетов. Даже повидавший многое за полтора года войны известный иранский генерал Касем Сулеймани назвал уровень авиаподдержки беспрецедентным. Мол, он такого ещё не видел.

И дело тут не только в количестве вылетов, но и в применяемом вооружении. И российская и сирийская авиация массированно использует объёмно-детонирующие авиабомбы (ОДАБы). Хотя впервые в этой войне сирийцы применили старые версии 500 кг бомбы ОДАБ-500 ещё в боях за авиабазу Табка в 2014 году.

Но в Хаме ОДАБ-500ПМВ с последним поколением объёмно-детонирующей смеси используются массово. За эти дни в Интернете выложены десятки роликов, когда «полтонны смерти на парашюте» (все ОДАБы сбрасываются только на тормозном парашюте) прилетают на головы террористам с красивыми и очень характерными спецэффектами в виде яркой вспышки распылённой смеси и дымно-пылевого гриба. Добавляют и «Солнцепёки» с их термобарическими 220-мм ракетами.Они, конечно, слабее 500-кг бомб, да и принцип воздействия немного иной, но вряд ли противнику от этого легче. Дело в том, что от термобарического и от объёмно-детонирующего оружия различные окопы, подвалы и прочие блиндажи и схроны почти не помогают. На месте ударов можно строить новые здания – всё снесено.

Кстати, говорят, что наши ВКС уже умеют с помощью системы СВП-24 «Гефест» и модернизированных БЛА «Форпост» поражать обычными некорректируемыми бомбами с очень высокой точностью не только статичные цели, но и движущиеся. Налицо процесс усовершенствования вооружения на основании опыта Сирии.

Контрудар

Понятно, что таким огневым воздействием боевики были обескровлены, остановлены, а затем и обращены вспять. С 28 марта были освобождены десятки населённых пунктов. В ходе этого контрудара сирийская армия вместе с союзниками вернула не только всё потерянное с 19 марта, но и всё потерянное с весны прошлого года. Войска уже вплотную подошли к ключевой точке обороны боевиков – городу Эль-Латамина, а также к городам Морек и Кафр-Зита.Они практически ликвидировали выступ в линии фронта, который назывался «Латаминским».

Весьма вероятно, что Латамина и Морек будут взяты в ближайшую неделю, а Кафр-Зита, оборона в районе которой активно подвергается «ОДАБотерапии», продержится тоже недолго. После этого весьма вероятно, что хорошо укреплённая оборона боевиков на «Хамском фронте» рухнет, как это случилось в Алеппо или на востоке одноимённой провинции. Обычно у «чёрных» и «зелёных» имеется одна-две полосы обороны. Как только их преодолевают, дальше почти ничего нет. Тогда вероятен выход к крупному городу Хан-Шейхун в Идлибе. Тому самому, где была проведена инсценировка с химической атакой. Так что можно будет по-настоящему расследовать этот инцидент. А то ни ООН, ни ОЗХО, что называется, не чешутся.

comments powered by HyperComments