Встреча Путина с Зеленским

Предложение Владимира Зеленского провести в Минске переговоры с Владимиром Путиным в присутствии глав четырех западных стран не имеет ни одного шанса на осуществление. И не потому, что это не нужно России. Ни США, ни Европа сейчас не собираются усиливать значение украинской темы в международной повестке. Но есть одно исключение.

Президент Украины своеобразно отреагировал на телемост «Надо поговорить», который планировали провести украинский и российский телеканалы. Назвав его «опасным предвыборным ходом, направленным на разделение страны на два лагеря», Зеленский предложил провести встречу между ним и Путиным:

«Хочу обратиться к президенту Российской Федерации Владимиру Путину. Надо поговорить? Надо. Давайте обсудим, чей Крым и кого там нет в Донбассе… Компанию для разговора предлагаю следующую: я, вы, президент США Дональд Трамп, премьер Великобритании Тереза Мей, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон… Думаю, Александр Григорьевич Лукашенко с удовольствием примет нас в Минске».

Что бы не говорил Зеленский, по сути он предложил расширить «нормандский формат» (в котором участвуют Россия, Украина, Германия и Франция) еще на двух англосаксонских участников: США и Великобританию. Учитывая, что даже в нынешнем своем формате «нормандская четверка» не собиралась на высшем уровне уже почти три года (последняя встреча прошла осенью 2016-го в Берлине, а всего с лета 2014-го прошло пять встреч в верхах), говорить о расширении состава, мягко говоря, странно. Будет прорывом, если в этом году удастся провести встречу на высшем уровне России, Украины, Германии и Франции.

Поэтому неудивительно, что с радостью встретили предложение Зеленского только в Минске.

Пресс-служба президента Лукашенко распространила официальное заявление, в котором сообщила, что «президент абсолютно поддерживает предложения Владимира Зеленского… и в Минске всегда считали и считают за честь быть площадкой для мирных инициатив и переговоров»:

«Что касается озвученных предложений по участникам встречи, то все наверняка помнят – президент нашей страны неоднократно говорил, что «эту проблему должны решить мы: три славянских народа. Не европейцы, не американцы, а именно мы, чтобы она не была заморожена по примеру других горячих точек на постсоветском пространстве. Но коль решить проблему в таком формате не получается, и одна из сторон конфликта – в данном случае Украина – настаивает и предлагает участие и других игроков, мы такой формат поддерживаем также… Тем более что и об участии США в разрешении данного конфликта Александр Лукашенко уже давно говорил – без американцев решить эту проблему будет сложно, уж слишком они погружены в данные процессы».

Позиция Минска понятна – Лукашенко хочет поднять престиж своей страны в мире (площадка для важных международных переговоров), а также улучшить отношения с Евросоюзом и США, которые постоянно называют его «последним диктатором Европы». Причем улучшить не за счет уступок со стороны Минска и уже тем более не ценой отказа от союзнических отношений с Россией. Руководители Франции и Германии уже были в Минске. И если сейчас в Белоруссию приедут лидеры США и Великобритании, они в любом случае проведут встречи с Лукашенко, тем самым выведя отношения своих стран с его страной на совершенно другой уровень.

Сугубо прагматический подход белорусского президента понятен и не может вызывать никакого осуждения со стороны России. Но, увы, шансы на организацию такой встречи у Лукашенко равны нулю. По одной простой причине: никто, кроме Украины, не заинтересован в ее проведении в таком формате.

Россия пока что отреагировала чисто формально – Кремль пообещал обязательно изучить предложение Зеленского о новом формате переговоров по урегулированию ситуации в Донбассе. При этом пресс-секретарь президента Песков отметил, что предстоит оценить перспективы такой встречи, понять суть нового формата:

«Это новая инициатива. Безусловно, она будет рассмотрена, но пока не могу дать какую-то реакцию».

То есть пока Москва взяла паузу, но нет сомнений в том, что в итоге реакция будет отрицательной. Если не публичная, то фактическая. Потому что России нет никакого смысла расширять число участников переговоров по Украине, учитывая, что украинская тема и так используется Западом для давления на Москву. Россия делает всё для того, чтобы сместить акценты на внутриукраинский характер происходящего в том же Донбассе. То есть пускай Запад давит на Киев с тем, чтобы он начинал переговоры с Донбассом, а мы посмотрим, как у Берлина и Парижа это получится.

Понятно, что роль США в украинском кризисе велика – тут Лукашенко совершенно прав. Но официально включать Вашингтон в число посредников Москва не хочет и не будет. Одно дело вести консультации по украинской теме или обсуждать ее на уровне президентов. И совсем другое поставить ее в центр повестки российско-американских отношений. Это не нужно России, но самое печальное для Киева – это не нужно и США.

Да, администрация Трампа получила в наследие от Обамы украинскую гирю на американо-российских отношениях. После Крыма США попытались изолировать и блокировать Россию на международной арене, используя при этом украинскую тему как универсальную дубинку против России. Трамп стал президентом, обещая поладить с Путиным, но не в его силах отменить закрепленные американским Конгрессом санкции против России. Все, что он может – это задвинуть украинскую тему на второй-третий план американо-российских отношений, сделать так, чтобы она осложняла, но не отменяла диалог двух стран.

Трамп пошел на это, убрав украинский вопрос с повестки. Но пользы от этого было мало, пока на российско-американские отношения была навешена вторая гиря – «русских связей» самого Трампа. И вот теперь, когда Трамп освободился от этих обвинений и может налаживать диалог с Путиным, ему предлагают вернуться к обсуждению «украинского вопроса», сделать его центральным в его отношениях с Путиным. Нетрудно предсказать реакцию Трампа.

Конечно, когда в августе или сентябре Зеленский приедет к Трампу в Вашингтон, американский президент благосклонно покивает в ответ на просьбу украинского коллеги провести в Минске встречу с Путиным под присмотром западных лидеров. Но никуда не поедет. Трампу этот странный многосторонний саммит не нужен.

За исключением одного варианта – если бы на подобной встрече в Минске мог бы быть заключен своеобразный «украинский мир», то есть выработаны работающие договоренности о примирении в Донбассе, а то и о прекращении войны санкций между Россией и Западом.

Вот тогда Трамп с удовольствием бы приехал в Белоруссию: показать, что «где Трамп, там победа, мир и урегулирование конфликтов». Но шанса на достижение чего-либо, даже отдаленно напоминающего такие договоренности, нет ни одного.

Точно так же непонятно, зачем Ангеле Меркель и Эммануэлю Макрону нужны в качестве сотоварищей в Минске Трамп и Мэй (точнее даже Борис Джонсон, который уже к концу этого месяца станет премьер-министром). Учитывая то недоверие, которое Берлин и Париж испытывают к Трампу, отдавать нерешаемую украинскую тему в руки президента США они точно не будут.

Остается только Великобритания. Лондон с удовольствием бы подключился к большому саммиту в Минске. На фоне Брекзита стране нужно всеми силами демонстрировать свою значимость в мировых делах. Но, увы, никому, кроме киевских властей, присутствие англичан в Минске не нужно. Так что придется Борису Джонсону (именно он уже к концу этого месяца станет премьер-министром) ограничиться двусторонними контактами с Зеленским: на пару они смогут очень смешно шутить и грозить России карами небесными.

В сухом остатке – поход в Минск в компании четырех лидеров западных стран на встречу с Путиным был бы очень выгоден Зеленскому. Не только во внутриполитическом плане, но в первую очередь в деле борьбы за вестернизацию и атлантизацию Украины. Вот только для самих стран Запада отношения с Россией куда важнее демонстрации поддержки киевской власти. К тому же совершенно бессмысленной – что с Трампом, что без Трампа, добиться от Путина согласия на «похищение Украины» все равно не удастся. Мы один народ, все время подчеркивает Путин. И на Западе все больше и больше вынуждены признавать его правоту.