сирия

Трупы тоже бывают элитными. Но при этом не отличаются от обычных.

В этом в очередной раз убедились бойцы спецназа правительственной Сирийской арабской армии (САА), полностью уничтожившие диверсионную группу из террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» – нынешней реинкарнации запрещённой в России «Джабхат ан-Нусры». Это подразделение, в свою очередь, представляло собой своеобразный «спецназ» террористов – хорошо подготовленных и обученных бойцов, которые к тому же выступают в роли смертников, ибо отступление в бою им запрещено.

«Врывающиеся» как явление

Нередко таких воинов называют «ингимаси». Это понятие в переводе с арабского означает нечто вроде «врывающиеся» или «погружающиеся».
На самом деле не совсем верно ни то, ни другое. В строгом смысле ингимаси – это действительно элитные и хорошо обученные военному делу смертники, которые используются запрещённой в России группировкой «Исламское государство».

Можно, правда, уже сказать «использовались», но объективности ради надо признать, что уцелевшие – точнее, заботливо сохранённые – в американской зоне контроля за Евфратом боевики ИГ в последнее время не раз давали прикурить проамериканским же курдам из «Союза демократических сил». Кстати, как раз при активном участии своих – настоящих, так сказать, ингимаси. Так что война спецназов идёт и там. Тем более что для усмирения вновь сорвавшихся с хозяйского поводка «чёрных» используются и спецподразделения западной проамериканской коалиции.

Если добавить сюда противодиверсионный спецназ Турции, оперирующий в Сирии против курдов же, которые отвечают силами собственных специальных подразделений, — картина всеобщей «войны спецназов» станет объёмной. Хотя и всё равно не полной. Полной картина представится после случая, описанного в конце этого материала.

Второе, что не совсем верно с ингимаси – перевод. Потому что понятие это скорее сленговое, да к тому переделанное из взятого в древних хадисах — преданиях о словах и действиях пророка Мухаммада (с.а.с.) – понятия о воинах, бросающих свои жизни в самую гущу сражения и дерущихся до победы или до смерти. Ибо отступление для них не предусмотрено.

То есть это понятие из того же ряда, что «интихари» – самоубийство и «истишхади» – мученичество, которые в ИГ истолковали как обозначение для самоубийц через самоподрыв, а заодно смешали с понятием «шахады» – мученичества за веру.

игил боевики террористы

Ингимаси отличаются от подобных самоубийц своим высоким статусом – не подрывное «мясо», а боевое. Их основная задача – всё же победить врага, самоподрыв предусмотрен лишь для безнадёжных положений. То есть они не банальные самоубийцы-камикадзе, а, скорее, смертники.

Соответственно, и задачи они решают чисто спецназовские – захват особо важных объектов, уничтожение военной техники противника и узлов обороны, ликвидация командиров и штабов. Более того, эти элитные смертники могут посылать самоубийц на «джихад-мобилях» впереди себя, для расчистки поля боя.

Вот именно таких и уложили правительственные солдаты в районе города Джубб Аль-Ахмар на северо-западе провинции Хама. По имеющимся предположениям, там нусровские «спецназовцы» должны были вырезать военные посты 6-й дивизии САА. Так же, как они сумели сделать это 18 ноября возле населённого пункта Сафсара в провинции Латакия на границе с Идлибом, где одномоментно террористами были убиты 18 солдат сирийской армии.

Умирать и убивать

По результатам быстрого расследования на месте сирийские военнослужащие, стоявшие на горной заставе, были застигнуты убийцами врасплох ранним утром во время сна. Боевики буквально вырезали отряд, расстреливая спящих в палатках и только что проснувшихся от звуков выстрелов солдат.

Скорее всего, они нарушили устав караульной службы, проспав нападение, а возможно, часовые были убиты вражескими диверсантами. Несколько военных попытались спастись бегством, но были расстреляны огнём в спину. Спасся только один, раненый душманами.

DD2D5FsXkAAJzfT

Успех, конечно, что говорить: 18 убитых в одной операции бойцов – весьма крупная потеря на нынешнем фоне боевых действий в Сирии. Недаром об этом объявил руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в САР генерал-лейтенант Владимир Савченко.

Классическая современная война – война малых групп

Надо, правда, отметить, что подобного рода операции – а точнее, полноценная война малых вооружённых диверсионных групп – проводились в Сирии всеми сторонами с начала конфликта. Ничего нового – просто сегодня «война спецназов» оказалась как бы выпяченной на фоне почти прекратившихся боестолкновений более высокого порядка.

Так, по тому же идлибскому «заповеднику гоблинов» периодически прокатываются волны ликвидаций полевых командиров окопавшихся в провинции банд. То на одной стороне, то на другой. А то некая диверсионная группа и целый город захватит. Чаще всего ненадолго – но достаточно, чтобы перебить у противника побольше народу и уничтожить побольше техники и объектов.

Таким же образом в прежние времена действовал и правительственный спецназ, уничтожая заставы и целые позиции бандитов из ИГ. В описаниях операций подобного рода подразделений – хорошо знакомая, особенно тем, кто прошёл Афганистан и Чечню, классика жанра. Фугасы, заложенные по пути следования колонны «чёрных». Подрыв. Контроль в голову. Уход в засаду. Обстрел тех, кто срочно приехал выручать истошно вопивших коллег. Прямо управляемыми ракетами по машинам, а затем из гранатомётов по тем, кто успел выпрыгнуть и залечь. Уход. Так в июне прошлого года было убито и ранено около 40 бандитов в провинции Дараа.

Остроумно – чисто по-спецназовски – было найдено решение очень сложной и стоившей большого количества крови проблемы туннелей. В Сирии удобная земля для создания системы подземных ходов – отрыл и как в метро. И не надо укреплять потолок и стены бетонными кольцами. А по этим ходам боевики не только перемещались по угодным для себя направлениям и скрывались от возмездия, но и устраивали в них целые логистические и складские системы.

И вот тут опять какой-то правительственный спецназ придумал инновационную разработку: на самодвижущуюся повозку устанавливался фугас, эта «торпеда» на колёсах запускалась в туннель. Где и подрывалась. Причём с ущербом для бандитов в любом случае – и когда взрыв происходил в заданном месте, и когда он обваливал туннель там, где «торпеду» смогли уничтожить туннельные «крысы» из боевиков.

Ну а про классику в виде собственноручного ли уничтожения главарей бандформирований, наведения ли на них авиации или артиллерии мы уж и не говорим. Тем более что так и не известно достоверно, действительно ли сами главари отстреливают сегодня друг друга в Идлибе – или же кто-то предупредительно избавляет их от этой докуки…

А теперь – чтобы картина была полной…

Как раз когда уже создавался этот материал, на просторах ЖЖ – со ссылкой на статью Руслана Хубиева на портале iarex — автору попался текст, делающей картину войны спецназов полной и окончательной.

C5urHBYXMAAPTmG

Речь идёт о том из спецназов, который – не умаляя заслуг именно сирийских правительственных спецподразделений, которые тоже есть и хорошо и честно воюют, — является истинной опорой сирийской армии. Причём не только при проведении спецопераций, но и в самых провальных условиях.

Это была история, случившаяся 15 июня 2016 года в провинции Хомс. Там в очередной раз террористы направили заминированную машину с «истишхади» внутри на позиции сирийских сил. Чистая классика, точно так же в декабре того же года игиловцы отбили Пальмиру: по пустыне несётся хорошо забронированный автомобиль – или даже настоящая бронемашина – по уши начинённый взрывчаткой. Взрыв получается громадный: Пальмиру как раз и потеряли после того, как он вырвал чуть ли не полкилометра окопов, и в эту прореху ворвались ликующие душманы.

Соответственно, правительственные солдаты, хорошо знавшие, чем грозит прорыв такого «джихад-мобиля», обычно бросали позиции и в панике разбегались куда подальше.

В июне 2016 года было так же: заряженный по меньшей мере 100 килограммами взрывчатки броневик нёсся к позициям правительственных сил, а правительственные силы изо всех сил неслись прочь от него. Не убегал только один – сержант из охранявшей гуманитарные конвои десантно-штурмовой роты 336-й отдельной гвардейской Белостокской бригады морской пехоты Андрей Тимошенков. Стоя за капотом находящегося рядом джипа, он в одиночку продолжал стрелять по террористу. До тех пор, пока, как пишет автор, «нервы смертника не выдержали, и он не подорвался раньше положенного времени».

Позиции были удержаны. Правда, сам Тимошенков погиб — взрыв ведь был действительно чудовищный. Но были спасены десятки людей на пункте раздачи гуманитарной помощи на окраине города Хомс, до которого так и не доехал смертник-истишхади…

«Удивительная история, — высказался в отношении ролика об этом событии, появившегося в сети, один комментатор с английским или американским ником. — Хотя, с другой стороны, русский солдат оставался непокорным в бою во все времена и в любом мировом событии. Такова их история — этот народ воевал большую часть своего прошлого и, видимо, уже генетически ненавидит отступать. Продолжать бороться в любой ситуации — это очень по-русски»…

Так что кто победит в войне спецназов, не вызывает сомнений так же, как победа Сирии в «большой» войне после того, как Россия выступила на стороне Дамаска.