турция леопарды

Президент Турции Реджеп Эрдоган 9 октября 2019 года объявил о начале военной операции Турции в Сирии: «Вооруженные силы Турции начали операцию «Родник мира» против террористических организаций РПК (Рабочей партии Курдистана), YPG (курдских отрядов Народных защитников) и «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на севере Сирии. Мы ликвидируем угрозу терроризма».

Важный момент – Эрдоган сообщил об операции в очень непривычной форме – через Твиттер. Такой тонкий намёк на согласие по данному вопросу со стороны президента США Дональда Трампа, и в то же время демонстрация нового мирового тренда – «твиттерной дипломатии».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу охарактеризовал операцию «Родник мира» следующим образом: регион будет очищен от террористов, безопасность границ Сирии и территориальная целостность будут гарантированы, перемещенные лица смогут безопасно вернуться в свои дома, мир и безопасность будут преобладать в регионе. Он также подчеркнул, что операция проводится в соответствии с международным правом, статьей 51 Устава ООН и резолюциями Совбеза ООН по борьбе с терроризмом.

В МИДе Турции заявили, что уведомили официальной нотой сирийское консульство в Стамбуле о начале операции. Минобороны Турции сообщило, что все союзники по НАТО, генеральные секретари НАТО и ООН, а также Россия, были проинформированы об операции «Родник мира» с 14 часов 9 октября 2019 года. Кстати, ещё одна важная деталь – Реджеп Эрдоган сам позвонил Владимиру Путину, а американцам об операции сообщили через посла, которого вызвали в турецкий МИД.

Теперь посмотрим, какова реакция в мире на турецкую военную операцию на северо-востоке Сирии.

Влиятельный сенатор-республиканец Линдси Грэм, выступающий за военное присутствие США в регионе опубликовал следующий твит: «Обращаюсь к турецкому правительству: вам никто не давал «зелёный свет» на вторжение в северную Сирию. В Конгрессе существует масштабная двухпартийная оппозиция, которую вам стоит расценивать как красную линию, которую не стоит пересекать».

Позже сенатор Крис Ван Холлен сделал заявление, что в Сенате США сейчас разрабатывается законопроект, который будет поддержан и Демократической, и Республиканский партиями и будет включать в себя крайне жёсткие санкции против Турции. Санкции будут касаться её экономики, военно-технического сотрудничества и ряда лиц.

Бывший спецпредставитель президента США по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и один из кураторов «курдского проекта» по линии государственного департамента США Бретт Макгерк резко отрицательно высказался на тему военной операции Анкары.

Он сказал следующее: «Это внезапное и ненужное предательство SDF (Сирийских демократических сил) укрепляет позиции наших противников и конкурентов во всем регионе и во всем мире. Последствия этого будут продолжительными. Курды SDF – наши бывшие надёжные партнеры по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) – подвергаются атаке со стороны нашего союзника по НАТО, Турции. Последствия для США и НАТО будут долговременными и вредными для безопасности Европы и мира».

Франция, Бельгия, Германия, Британия и Польша осудили военную операцию Анкары и выступили с инициативой созыва экстренного заседания Совбеза ООН для обсуждения ситуации на северо-востоке Сирии. А Египет созывает экстренное заседание Лиги арабских государств для обсуждения сложившегося кризиса в Сирии.

Финляндия объявила о приостановке сотрудничества с Турцией в военно-технической сфере и заморозке всех поставок оружия и материалов для турецкого военно-промышленного комплекса.

Что интересно. Достаточно сдержанная реакция на начало военной операции Анкары прозвучала из уст генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга: «У Турции обоснованные опасения по поводу безопасности. Она становилась объектом террористических атак. Я верю, что Турция будет действовать аккуратно, а военная операция будет проведена сдержанно».

Логику Столтенберга можно легко объяснить. С точки зрения Североатлантического альянса получается, что одна страна-член НАТО (США) уступила часть своей зоны оккупации в Сирии другой стране-члену НАТО (Турции). В целом для блока ничего не изменилось – размер оккупированной территории не уменьшился: от перемены мест слагаемых сумма не меняется.

Кроме того, генсеку альянса приходится учитывать, что вооружённые силы Турции вторые по численности в блоке после США. Турция – это форпост на южном фланге альянса, и полностью игнорировать интересы Анкары при её-то настойчивости не получится.

Второй (после России) главный союзник Сирии – Иран – в лице своего президента Хасана Рухани заявил, что Турции нужно пересмотреть свою позицию в отношении Сирии: «Тот путь, который выбрала Турцией, не пойдёт на пользу региону».

Показательна реакция бывшего министра иностранных дел Украины Павла Климкина: «Не собираюсь анализировать решение Трампа вывести войска США из Сирии. Но Россия этим точно воспользуется. Поддержка США своих союзников (здесь, в частности, курдов) изменчива и непостоянна. А друзья – это главное». Видно, Климкин примерил подобную ситуацию на Украину и что-то подозревает.

Надо отметить, что самая сдержанная реакция на начало военной операции Турции на северо-востоке Сирии была со стороны Москвы. Это, конечно же, очень важно для Анкары.

Кремль официально прокомментировал телефонный разговор Владимира Путина с Реджепом Эрдоганом следующим образом: «Продолжен обмен мнениями по сирийской проблематике, в том числе с учётом договорённостей, достигнутых в сентябре в Анкаре в ходе встречи лидеров государств – гарантов Астанинского процесса.

В свете объявленных Турцией планов по проведению военной операции на северо-востоке Сирии Владимир Путин призвал турецких партнёров тщательно взвесить ситуацию, чтобы не нанести ущерб общим усилиям по урегулированию сирийского кризиса. При этом с обеих сторон отмечена важность обеспечения единства и территориальной целостности Сирии, уважения её суверенитета». Кстати, телефонный разговор состоялся по инициативе турецкой стороны.

Попробуем разложить сложившуюся ситуацию по военной операции Турции на северо-востоке Сирии с точки зрения интересов России. Здесь в основу можно положить мнение Павла Климкина – «Россия этим точно воспользуется». Сказал, как в воду глядел.

На территории Сирии присутствуют два главных игрока, это Россия и США. Когда Соединённые Штаты уступают часть своей зоны оккупации в Сирии союзнику по НАТО Турции, данная ситуация лучше, чем сохранение в этой местности контроля сирийских курдов под протекторатом США и их союзников. Анкара в лучшем случае получит возможность взять под контроль территорию вдоль своей границы шириной 30 километров, дойти до Евфрата ей вряд ли позволят.

На нынешнем этапе развития ситуации в Сирии архиважно не дать укрепиться и оформиться автономному образованию сирийских курдов на 28% территории страны. Данная автономия потенциально может превратиться в квазигосударство Сирийский Курдистан под американским протекторатом. Реализация данного проекта позволит США и их союзникам сохранить военное присутствие на территории Сирии на долгие годы.

Речь идёт об очень самодостаточном регионе с точки зрения наличия 70% нефтяных месторождений Сирии и земель, пригодных для ведения сельского хозяйства. В этом вопросе интересы Анкары и Москвы совпадают. А военная операция на северо-востоке Сирии ослабляет этот проект и снижает его шансы на успех.

Следует заметить, что мнение России по поводу сохранения территориальной целостности Сирийской Арабской Республики и её унитарного устройства не изменилось. Просто сейчас у Дамаска нет шансов военным путём овладеть территорией сирийских курдов без вступления в прямую военную конфронтацию с США, а у Анкары есть шанс занять часть контролируемой ими территории и без военного конфликта с Вашингтоном.

Политика – это искусство возможного. Надо ставить реальные цели, и, как говориться, – волноваться постепенно. По мере развития ситуации – роста благосостояния мирных жителей Сирии, восстановления инфраструктуры и экономики страны, можно будет решить и задачу восстановления полного суверенитета на всей территории Сирии.