8a7871b4ef43e98c400df1bc839_prev

В рамках развития десантных сил ВМФ СССР, которым требовался более крупный и универсальный (многозадачный) корабль, чем имевшиеся на тот момент БДК проекта 1174, как утверждается по указанию главнокомандующего ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова, специалистами Невского проектно-конструкторского бюро примерно в середине 1980-х годов была начата проработка вопроса о возможности создания десантного корабля нового для страны класса – универсального десантного корабля (УДК) проекта 11780, имеющего доковую камеру для приема десантно-высадочных средств и способного нести достаточно многочисленную авиагруппу, для чего корабль должен был иметь сплошную, по всей длине, полетную палубу большой площади.

Перспективный корабль должен был высаживать личный состав и технику десанта при помощи вертолетов и десантных катеров, а также через носовую и кормовую аппарели. В процессе его проектирования предполагалось учесть и отдельные наработки по авианесущим крейсерам типа «Киев».

Ввиду того что концептуально перспективный советский УДК в значительной степени повторял американский УДК типа «Тарава», за ним быстро установилось прозвище «Иван Тарава». С другой стороны, в Невском ПКБ осуществлялась проработка корабля не только в варианте классического УДК, включая подвариант с включением в состав корабельной авиагруппы самолетов с вертикальным взлетом и посадкой (СВВП) типа Як-38, но также и в варианте противолодочного корабля (вертолетоносца). Планировалось построить два корабля – «Херсон» и «Кременчуг».

Первоначальный, «чистый десантный» вариант корабля предусматривал сплошную полетную палубу размерами 200х25 м, которая могла использоваться для выпуска и приема как десантно-транспортных вертолетов типа Ка-29 (12 вертолетов в корабельной авиагруппе), так и самолетов типа Як-38. Вертолеты должны были использоваться для доставки на побережье личного состава десанта и оказания ему огневой поддержки. Позже в противолодочном варианте была прописана возможность базирования на корабле вдвое большего – до 25 машин – количества противолодочных вертолетов Ка-27.

Все вооружение, включавшее одну двухорудийную артиллерийскую установку АК-130 калибра 130 мм, одну батарею зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Кинжал» в составе трех или шести восьмизарядных установок вертикального пуска (УВП) барабанного типа и зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) «Кортик» в составе двух – четырех боевых модулей, и различные радиотехнические средства (антенные посты РЛС, средства радиоэлектронной борьбы и пр.) размещались при этом в надстройке-острове, которая была смещена к правому борту.

Проектом предусматривалось наличие на корабле достаточно вместительной доковой камеры, где могли размещаться десантные катера (четыре-пять водоизмещающих катера проекта 1176 или же два-три катера на воздушной подушке проекта 1206) и через которую можно было высаживать на плав десантную плавающую технику. В конструкции УДК также предусматривались носовая и кормовая аппарели.

УДК проекта 11780 имел следующие расчетные тактико-технические элементы: водоизмещение нормальное – 25 тыс. т, водоизмещение полное – более 30 тыс. т, наибольшая длина – 196 м, длина по корабельной ватерлиниии (КВЛ) – 180 м, наибольшая ширина – 35 м, ширина по КВЛ – 25 м, осадка – 8 м, автономность по запасам топлива, воды и провизии – 30 суток.

Котлотурбинная главная энергоустановка (ГЭУ) мощностью 100 тыс. л. с. (по другим данным, даже 180 тыс. л. с./142,4 МВт) предполагалась унифицированной с ГЭУ эсминцев проекта 956 и должна была обеспечить кораблю скорость полного хода в 30 узлов, а также дальность плавания экономическим ходом в 18 узлов до 8000 миль.

Десантовместимость – до 1000 человек личного состава плюс около 70 единиц различной боевой и автомобильной техники или 40 основных танков и 15 бронетранспортеров.

Впрочем, разработка УДК проекта 11780 в конечном счете была прекращена еще на стадии проектирования.

Отечественные военно-морские историки сходятся во мнении, что УДК проекта 11780 стал заложником «противостояния», имевшего место между главнокомандующим ВМФ СССР Адмиралом Флота Советского Союза Сергеем Георгиевичем Горшковым и заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР по ВМФ адмиралом Николаем Николаевичем Амелько. Последний до того был заместителем Горшкова по противолодочной обороне (ПЛО), но, как считается, вынужденно, из-за непреодолимых разногласий с Главкомом перешел в Генштаб. В российской специализированной литературе указывается, что не без влияния адмирала Амелько при рассмотрении проекта 11780 руководством Генштаба было предложено модифицировать корабль – разместить в носу трамплин и обеспечить на корабле дополнительно базирование и других типов летательных аппаратов.

Утверждается, что Сергей Горшков посчитал, что реализация такой «просьбы» была на руку группе высокопоставленных противников советской авианосной программы, в которую, как считается, входил и адмирал Николай Амелько. И в качестве превентивной меры Сергей Георгиевич дал указание проектанту перенести двухорудийную 130-мм артустановку и две батареи зенитного ракетного комплекса «Кинжал», по шесть УВП в каждой, из надстройки в носовую часть – туда, где должен был бы располагаться предложенный Генштабом трамплин. Кроме того, базирование СВВП теперь не предусматривалось. Флотской науке же было приказано «научно обосновать» необходимость таких изменений, что и было сделано. Однако в таком виде корабль Генштабу уже оказался не нужен.

Особо следует отметить, что имелись проблемы и с выбором места для постройки кораблей с такими водоизмещением и размерами. Строить их в то время можно было только на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве. Но последний тогда являлся главным действующим лицом в советской авианосной программе, а потянуть оба класса кораблей верфь не смогла бы. В отечественных источниках указывается, что в случае возложения на завод обязательств строить кроме авианесущих крейсеров еще и два УДК, трудоемкость производства каждого из которых достигала 13 млн человеко-часов, под угрозой срыва могли оказаться обе эти программы.

Более того, руководство ГШ ВС СССР предлагало строить УДК взамен ТАВКРов. Но поскольку последние имели для командования ВМФ более приоритетное значение, адмиралы предприняли все возможное, чтобы Генштаб и руководство Минобороны отказались от затеи с УДК вовсе. А затем появилась и еще одна важная причина прекращения работ по проекту 11780: распался Советский Союз, а руководству новой России стало не до океанского флота с его авианосцами и универсальными десантными кораблями.

Очередная попытка дать флоту полноценный универсальный десантный корабль – в виде усовершенствованного десантно-вертолетного корабля-дока типа «Мистраль» – была предпринята уже в новом тысячелетии. Впрочем, тоже безрезультатно. Теперь все надежды возлагаются на УДК типа «Прибой». Будущее покажет, насколько они обоснованны и реалистичны в реализации на практике.

Владимир Щербаков, Независима гезата

comments powered by HyperComments