карабах

В социальных сетях выявлены тысячи поддельных аккаунтов, созданных для участия в информационной войне. Основной целью ботов была дискредитация России в Армении и армян в России, а «нити» от них ведут в Азербайджан, Турцию и Британию. Это первая примета новой политической реальности, в рамках которой военно-политический союз Москвы и Еревана будут проверять на прочность.

Все помнят политтехнологическую концепцию, согласно которой президентские выборы в США в 2016 году выиграли «русские хакеры», навязав Америке Дональда Трампа. Мало кто вникал, как именно они это сделали.

В частности, Демократическая партия и американские спецслужбы обвиняли российские IT-компании в создании роботов, регистрирующих и заполняющих аккаунты в социальных сетях за вымышленных людей. Впоследствии от их имени распространялись пропагандистские материалы и комментарии с поддержкой Трампа и критикой Хиллари Клинтон.

Подобные боты действительно существовали, а вот роль российских властей в их появлении, как и значимость влияния на итоги предвыборной кампании, – это уже спекуляции. Теперь аналогичная технология применяется для влияния на общественное мнение внутри самой России. Причина – вторая карабахская война.

Как рассказал в интервью RT руководитель проекта по мониторингу, анализу и обработке информации в интернете DataLocator Эдгар Григорян, его команде удалось выявить порядка 6500 аккаунтов в различных социальных сетях – эдаких фейковых армян, дезинформирующих пользователей о ходе конфликта и вбивающих клинья в отношения между Арменией и Россией.

В 31% случаев IP-адреса вели в Азербайджан, в 21% – в Турцию, еще в 19% – в Великобританию. При этом Григорян считает, что имело место централизованное управление.

«С первого дня внедрялась идея, что Армении не нужна Россия. Что армянская армия сильна сама по себе, что нужно отказываться от помощи России, что Россия – оккупант. Основная цель была представить Россию в виде некоего тирана», – рассказывает он.

К настоящему моменту война закончилась, однако деятельность ботов продолжается: они разъясняют живым людям, что Армению «обманули и продали» и что «все организовала Россия для расширения собственного влияния на Кавказе».

В общем и целом шапкозакидательские настроения в части армянского общества, как и обиды внутри него на Россию, вряд ли можно списать на одних только роботов. В высказываниях такого рода были замечены и вполне реальные личности, например комедийный режиссер Сарик Андреасян.

В то же время армии ботов, занимающихся пропагандой и дезинформацией, стали постоянными участниками информационных войн, сопутствующих настоящим войнам. Если Баку столь качественно подготовился к наступлению на Арцах в плане аренды турецких беспилотников и привлечения турецких специалистов, было бы даже странно, если бы он не предусмотрел ведение боевых действий в интернете и не направил бы их на российско-армянский военный альянс, точнее – на взаимопонимание между народами.

Российских пользователей при этом используют как бы втемную, провоцируя их на негативную реакцию в адрес армян. А самих армян приучают к мысли о ненадежности ставки на Россию – виновника их нынешних бед.

Вне зависимости от того, что впоследствии произойдет с выявленной армией ботов, в строй введут еще не одну такую – информационная война вокруг Армении только начинается.

После того, как в зону карабахского конфликта были введены российские миротворцы, степень влияния Москвы на Ереван серьезно возросла. Судьба сделала Армению нашим «заложником»: зависимость от российской армии в ее случае добровольная, но и вынужденная тоже.

С точки зрения обеспечения безопасности иметь заложника даже надежнее, чем просто союзника. Но быстротечность и однозначность перемен стали вызовом для конкурентов России в регионе – как Турции, где рассчитывали на другие итоги войны, так и стран Запада, прежде всего США и Франции.

Владимир Путин уже призвал Вашингтон и Париж «не надувать губы», но надувать губы они все равно будут, поскольку в медленный дрейф Армении в сторону Запада в свое время было вложено немало средств.

В республике функционирует огромное количество западных НКО – гораздо больше, чем российских. Далеко не все они – агенты политического влияния, ситуацию во многом объясняет статус армян как трансатлантической нации, то есть через НКО зарубежные диаспоры участвуют в жизни родины. Но сложно подобрать безобидное объяснение тому факту, что американское представительство в Ереване одно из крупнейших в мире – две тысячи сотрудников на трехмиллионную страну. В российском, для сравнения – меньше сотни.

Результаты деятельности этих людей значительно более скромные, чем, к примеру, в Грузии. Хотя Никол Пашинян и пришел к власти в результате очередной «цветной революции», на посту премьера он пересмотрел свои антироссийские установки – географию все равно не изменить, а она бессердечна: Армения находится в кольце врагов и может рассчитывать только на помощь от России.

Сейчас эта зависимость, повторимся, упрочилась, но политический кризис в Армении и общее разочарование в армянском обществе открывают для агентов влияния Запада широкое окно возможностей.

До имплементации соглашения по Карабаху Россия заинтересована в том, чтобы во главе армянской вертикали власти оставался Пашинян – ему по-прежнему не доверяют, но все остальные варианты гораздо хуже. По логике вещей, после этого премьер должен уйти – как мавр, сделавший свое дело и превратившийся в политического банкрота. Но о том, кто может прийти ему на смену, представления нет.

У российских властей длинная и плодотворная история отношений с Республиканской партией Армении – одной из старейших в стране. Однако после отставки ее лидера Сержа Саргсяна со всех государственных постов под давлением улицы взявший власть Пашинян фактически разгромил эту структуру. На новых выборах прежде доминирующая в армянской политике сила даже не смогла преодолеть проходной барьер и осталась без представительства в парламенте.

Сейчас две трети Национального собрания полностью контролируют люди Пашиняна – фракция «Мой шаг», причем почти все они своего рода деревянные солдаты, лишенные политической воли и индивидуальности. Оппозицию представляют две партии – «Просвещенная Армения» Эдмона Марукяна и «Процветающая Армения» Гагика Царукяна.

Марукян – бывший соратник Пашиняна, расплевавшийся с ним после «революции любви». Он и его люди жестко ориентированы на Вашингтон и Брюссель, а их платформа включает такие пункты, как выход Армении из ОДКБ и вступление в НАТО.

«Процветающая Армения» выступает за союз с Россией, но проблема в том, что идеология в ее случае никакой роли не играет. Это не совсем даже партия, а актив Царукяна, которого называют самым богатым человеком страны. Картинка не будет полной, если не уточнить, что по профессии 63-летний олигарх – тренер по борьбе, и что он отсидел в советской тюрьме за грабеж и групповое изнасилование.

Иначе говоря, при определенных обстоятельствах власть в Армении может достаться таким людям, на фоне которых даже лидер местного майдана Пашинян – лучшая в глазах России фигура. То, что именно он ответственен и за текущий кризис с непредсказуемыми последствиями, и за столь уродливый партийный баланс, уже другой разговор.

В ближайшие месяцы колода армянской политики перетасуется под новую историческую реальность, где большая часть Карабаха потеряна, а Турция и Азербайджан используют территорию прежде закрытой для них Армении для торговли друг с другом. Но уже сейчас наступает время, когда международные игроки вкладываются в перераспределение сил, рассчитывая усилить свое влияние в Армении и потеснить там Россию.

Описанная выше армия ботов – лишь одна в череде многих, через которые попытаются играть на общественном мнении внутри обеих стран. Спекуляции на национальном горе армян пока что не доказали своей эффективности, но узнать о них задним числом, когда внутри армянского общества уже сформируется русофобское ядро, не хотелось бы.