турция азербайджан

Российские миротворцы приступили к своим новым обязанностям в Нагорном Карабахе. И по поведению турецкой стороны можно сделать вывод, что ее это не устраивает. Похоже, Москва увела прямо из-под носа Эрдогана важный военный трофей, а это значит, что ей нужно готовиться к провокациям − Турция будет мстить.

«Границы мобильности турецких наблюдателей будут ограничены помещениями мониторингового центра на азербайджанской территории… не на территории бывшего конфликта… Никаких миротворческих подразделений Турецкой Республики в Нагорный Карабах направляться не будет».

Этими словами глава МИД РФ Сергей Лавров в который уже раз опроверг утверждения о том, что реализовывать новую структуру безопасности на Южном Кавказе будут в том числе и турецкие военные — на правах миротворцев.

«В который раз», поскольку об этом в России заявлялось неоднократно и на разных дипломатических уровнях. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков делал это как минимум дважды.

Повторять одно и то же приходится не потому, что с первого раза было не ясно — турки будут наблюдателями, а не миротворцами, и не на линии разграничения сторон, а азербайджанском центре мониторинга. А потому, что сами они настаивают на обратном, хотя на такой расклад даже доведенная до отчаяния Армения ни за что не согласилась бы, ведь это стало бы для нее не просто принятием факта поражения в Арцахе, но и глумлением над всеми армянскими трагедиями разом, причем с особым цинизмом.

Как раз в четверг во время телефонных переговоров с главами внешнеполитических ведомств России, Франции и США (то есть так называемой тройки по урегулированию в НКР, сложившейся еще в 1995-м) глава МИД Армении Зограб Мнацаканян исключил любую роль Анкары в миротворческой операции, «несмотря на уже предпринятые ею шаги в данном направлении».

«Это (размещение турецких миротворцев) не может быть темой для обсуждения только между Москвой и Анкарой. На это должны дать согласие Армения и Азербайджан», — объяснял со своей стороны Песков. На его взгляд, упорная циркуляция слуха может быть вызвана «расхождениями в понимании». Может и так, конечно. Но тогда придется констатировать, что у нас с турками принципиально разные понятийные аппараты.

Так, утром в четверг турецкое агентство Anadolu распространило слова министра обороны Хулуси Акара о непосредственном участии Анкары в миротворческой миссии. Можно допустить, что он имел в виду все тот же мониторинговый центр, просто не совсем удачно выразился. Но вот его же реплика, которую Anadolu дало вечером того же дня — уже после опровержений от Лаврова и Пескова:

«Где там Турция? Турция внутри него (процесса урегулирования). И за столом, и на поле. Завтра прибывает большая делегация из России. Предстоит обсудить тактические и технические детали, кто где будет стоять, и кто что будет делать».

Так тема турецкого присутствия уходит на третий круг: ты гонишь турка в дверь, а он лезет назад в окно. Что это значит — «только предстоит обсудить? Как понимать — «на поле»?

Первые слухи возникли в ту же ночь, когда Владимир Путин, Ильхам Алиев и Никол Пашинян объявили об окончании войны и новых границах Арцаха. Турецких миротворцев упомянул президент Азербайджана — как будто случайно, но опровергать приходится несколько дней подряд.

Все это выглядело так, будто Алиев условился о чем-то таком с Эрдоганом, но его концепт не прошел через Москву, а настаивать президент Азербайджана не стал. В конце концов, он получил всё, что хотел, а слишком сильное влияние Турции на азербайджанскую армию воспринимается его генералами неоднозначно и вносит раскол в ряды победителя.

Анкару изначально называли главным закоперщиком новой войны. По сути она была выиграна турецкими беспилотниками, которыми управляли турецкие генералы. А поскольку о сделках по закупке подобных вооружений Азербайджаном не сообщалось, возникла версия, что турецкая армия сдала их соседям как бы в аренду вместе с профильными специалистами.

Планирование операции — это тоже Турция (так, по крайней мере, утверждает Ереван). Переброску в зону конфликта боевиков из Сирии, факт которой подтвердили разведки России, Франции и США, также могла организовать только Анкара с ее давно прикормленными бандами туркоманов. То есть Турция — это полноценная сторона конфликта, а никак не миротворец.

Тем более Эрдоган неоднократно призывал азербайджанцев пойти до конца и «освободить все оккупированные земли» (что абсолютно неприемлемо с точки зрения интересов России). А когда стало понятно, что этого все же не произойдет, якобы пытался уговорить Москву разрешить конфликт через раздел влияния на Южном Кавказе. По крайней мере, об этом говорят источники в армянских СМИ.

На это накладывается полноценная теория заговора, по которой российский вертолет Ми-24 на самом деле сбили не азербайджанцы, а турецкие боевики. Причем не по недомыслию, а намеренно — желая помешать заключению соглашения на условиях, отличных от условий Анкары.

Это, повторимся, всего лишь теория, причем сугубо армянская и по-своему параноидальная. Но поведение турецкой стороны в последние дни само по себе наталкивает на мысли, что Эрдоган, мягко говоря, недоволен происходящим. Если в Азербайджане — национальные торжества, то в Турции, его самом преданном «болельщике», не спешат проявлять радость, несмотря на прекращение кровопролития и безоговорочную победу Баку.

Вместо этого вновь и вновь подкидываются основания для пересудов о турецком присутствии в Карабахе и о том, что «еще ничто не решено». Как будто турки пытаются запрыгнуть на подножку уходящего поезда и не готовы смириться с тем, что Россия намерена обойтись без них.

Если так, речь идет уже не о «расхождениях в понимании», а о самой настоящей провокации и подрывной деятельности. Армяне сейчас, мягко говоря, на нервах — вынужденное принятие болезненных и уничижительных для их национального достоинства условий мира уже привело к беспорядкам в Ереване, штурму парламента и разграблению кабинета премьер-министра.

Пусть и бесплотные, но настойчивые слухи о Турции, укореняющейся в зоне конфликта, равносильны подливанию бензина в огонь. Нельзя даже сказать, какие армянские ассоциации с турками в этом плане существеннее — как с архитекторами нынешней победы Баку или как с организаторами геноцида, сам факт которого в Анкаре до сих пор отказываются признать.

Пускай Эрдоган стучится в запертую дверь, над чем так и тянет позлорадствовать — нет, новой военной базы на Южном Кавказе у султана не будет, хоть лопни от злости. Но вместе с тем накал страстей и турецкая настойчивость должны быть приняты во внимание как потенциальная угроза.

Турецкий лидер давно продемонстрировал всему миру свои наглость, упрямство и готовность действовать самыми радикальными методами. В отдельных трактовках он дозрел до настоящего мастермайнда, который удачно выбрал время для нападения на армян (запрограммированно тяжелые выборы в США) и вывел из игры еще одного проармянского игрока — Францию, натравив на Макрона исламский мир.

В сочетании со стаей современных беспилотников, бандой ручных террористов и многоступенчатыми интригами выходит своего рода злой гений из фильмов Marvel.

И вот этого-то гения Россия остановила в одном шаге от достижения заветной цели.

Это означает, что он будет мстить. Что провокации продолжатся. Что все эти слова про турецких миротворцев неспроста. И что противостояние Москвы и Анкары на Южном Кавказе не прервалось, а в лучшем случае переходит в другую стадию. Горячая прокси-война сменяется холодной с ее шпионами, пропагандой, провоцированием кризисов и созданием зон нестабильности.

От Эрдогана нужно ждать сюрпризов. Причем исключительно неприятных.