турция леопарды сирия

Турки взяли в заложники Восточную Европу. Так в руководстве НАТО отреагировали на сообщения о демонстративном нежелании Анкары поддержать планы НАТО по защите Польши и Прибалтики от «нападения России». В самом военном блоке это решение Анкары уже назвали разрушительным для альянса. Однако Москве радоваться кризису в НАТО или обольщаться появлению там политического союзника не стоит.

Турция отказалась поддержать план НАТО по защите прибалтийских государств и Польши «в случае нападения России». Турецкие власти «держат в заложниках восточных европейцев, блокируя одобрение этого военного планирования до тех пор, пока не добьются уступок», сообщило накануне агентство Reuters со ссылкой на высокопоставленный источник в альянсе.

По данным источника, Анкара выставила НАТО жесткое условие: признать террористами курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), действующие в северной Сирии. Отметим, что до недавнего времени YPG пользовались поддержкой со стороны США. Другой источник назвал поведение турецкой стороны «разрушительным» для альянса.

Турецкая делегация в НАТО, а также минобороны и МИД Турции пока никак не прокомментировали поступившую информацию, отмечает ТАСС. Представитель НАТО Оана Лунгеску, комментируя позицию Турции, заверила, что позиция Североатлантического альянса «по обеспечению безопасности и защиты всех союзников остается неизменной».

Впрочем, очевидно беспокойство западных партнеров Турции по альянсу по поводу того, останется ли в НАТО страна, располагающая второй по величине армией блока после американской. Так, на днях Ангела Меркель заявила: необходимо приложить все усилия, чтобы удержать Турцию в НАТО, поскольку это имеет геостратегическое значение.

В сенате США, напомним, уже бьют тревогу: Турция уже перешла красную линию, когда приступила к испытанию зенитных комплексов С-400, купленных у России. Сенатор-демократ Кристофер Ван Холлен призвал администрацию Дональда Трампа ввести санкции против Турции, а Госдеп – поставить перед Анкарой вопрос о ее «новых нарушениях» в Сирии и «атаках на курдов». Такого рода заявления из Вашингтона зазвучали после того, как турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган не пошел на сделку с Трампом: 100 млрд долларов в обмен на отказ от С-400.

С другой стороны, Эрдоган не делал громких заявлений в адрес НАТО, подобных тем, что недавно прозвучали от президента Франции Эммануэля Макрона, поставившего альянсу диагноз «смерть мозга». Более того, недавно президент Турции пообещал урегулировать разногласия с другими странами НАТО по поводу использования С-400.

Другое дело, что Анкару не интересует «защита Прибалтики и Польши от России», поскольку Турция ведет собственную игру в рамках альянса, отмечают эксперты. «Для начала Турция считает нужным прояснить саму ситуацию. Власти страны полагают, что Россия не собирается ни на кого нападать. Доказательство этому тот факт, что в украинском кризисе она поддерживает территориальную целостность Украины, но не присоединилась к санкциям в отношении России», – говорит турецкий политолог Исмаил Тогрул.

«Ранее в отношениях между Россией и Турцией был кризис. Сейчас ситуация другая, – констатировал собеседник. – Официально турецкая сторона об этом ничего не говорит, но даже если это так, позиция Турции объясняется тем, что союзники по НАТО не поддержали ее во время военной операции «Источник мира» (на севере Сирии), а наоборот – проявили агрессию», – добавил турецкий эксперт.

По словам Исмаила Тогрула, «первоочередная задача для Эрдогана – защита и безопасность своих союзников не только от вымышленных сценариев, а прежде всего от террористов». «Турция борется не с курдами вообще, а с конкретными террористическими группировками, – подчеркнул собеседник. – Здесь идет речь о позиции Турции в отношении собственной безопасности. Ее интересует отношение НАТО к группам, которые в Турции считаются террористическими организациями, а НАТО не поддерживает ее в этом вопросе. Турция долгое время уступала в этих делах, но чем больше она делает уступки, тем больше члены НАТО не отчитываются перед самой Турцией».

Как известно, цель Анкары – создать вдоль своей границы в северной Сирии буферную зону для борьбы с курдскими формированиями. «Однако в НАТО критикуют планы Турции, даже угрожают санкциями», – говорит директор по научной работе фонда развития и поддержки клуба «Валдай» Федор Лукьянов. Столкнувшись с таким противодействием союзников по альянсу, Турция решила задействовать имеющиеся в ее распоряжении инструменты, добавил эксперт.

Таким инструментом и стало блокирование натовских планов «защиты Прибалтики и Польши от России». Тем более что, как отметил Лукьянов, «самоощущение других стран, особенно небольших, Анкаре малоинтересно». Эксперт также полагает, что Турция не видит для себя угрозы со стороны России.

При этом Лукьянов полагает, что не следует ожидать со стороны НАТО какой-либо негативной реакции в связи с данным эпизодом. «Турцию и без того упрекают в том, что она забыла свои союзнические обязательства и не действует в духе солидарности. Но практика показала, что президента Реджепа Тайипа Эрдогана такой критикой не возьмешь, – считает эксперт. – Поэтому Эрдоган будет стоять на своем». Лукьянов прогнозирует, что в итоге будет найден компромисс.

«НАТО смягчит позицию по Курдистану, а Турция в ответ поддержит план НАТО по защите Польши и прибалтийских стран от «российской угрозы. Для Турции это формальная акция», – добавил собеседник.

«У Турции совершенно другой набор приоритетов, и ее мировоззрение в плане безопасности направлено в другую сторону. Для нее важно, что происходит на Ближнем Востоке, Среднем Востоке, в частности, в Сирии. Там важнейшим партнером Турции является Россия. Это не то, что очень радует турок, они бы с удовольствием обошлись без России. Все остальное второстепенно, и жертвовать взаимодействием с Россией, чтобы формально поддержать страхи союзников, Турции не нужно. Думаю, Эрдоган использует это как средство для торга, чтобы добиться своих целей», – считает Лукьянов.

Также он напомнил, что отношения России и Турции, если посмотреть на многовековую историю, очень извилистые и скорее негативные. «То взаимодействие, которое есть сейчас, основано не на глубоком доверии, а на понимании и в России, и в Турции, что друг без друга эти две страны в Сирии ничего не добьются. Это прочная основа для взаимодействия», – пояснил эксперт.