1557050709_0_0_3105_2047_1440x900_80_1_1_9101fa0c437996364c014e39a0e7fcdf

Ядерная война России с Западом, похоже, уже закончена. Не спрашивайте, кто победил. Это не так важно, поскольку в ближайшее время нас ожидает новая большая война. На этот раз между Россией и Китаем. Во всяком случае, такие выводы можно сделать, если суммировать апокалиптические прогнозы различных западных «экспертов в области обороны».

Еще недавно разгонялась мысль о «неизбежности» войны Запада с Россией, причем уже вот-вот, через год-два. В Британии в рейтингах бестселлеров довольно долго держалась книга генерала Ричарда Ширреффа (ни много ни мало, он был в недавнем прошлом заместителем командующего войск НАТО в Европе), рассказывавшая о том, что ядерная война между Россией и западными союзниками должна была начаться в мае 2017 года. Книга считалась художественной, однако преподносилась вполне серьезно, как важное предупреждение опытного британского генерала о «коварстве русских», готовящихся растерзать соседние республики, в том числе входящие в НАТО. Семнадцатый год прошел — об этом «предупреждении» сразу же забыли, тем не менее продолжая и дальше пугать «русской угрозой».

Но вот что любопытно. В последние несколько месяцев различные аналитические издания Запада активно публикуют статьи о серьезных трениях между Россией и Китаем. Причем происходит это на фоне прямо противоположных событий — значительного сближения между двумя странами.

Можно констатировать, что все это началось чуть ли не сразу после обнародования «Белой книги» Пентагона, в которой оценивалась «российская угроза» для США. Выяснилось, что аналитики оборонного ведомства США, по-прежнему считая основными противниками Россию и Китай, вдруг осознали, что главная угроза национальной безопасности Америки — укрепление союза этих двух стран. В итоге они определили основную задачу Вашингтона на ближайшее время: «вытянуть Россию из китайской орбиты».

И тут-то нахлынул вал статей, основной смысл которых сводится к одной мысли: не верь глазам своим, когда видишь обнимающихся лидеров Китая и России, на самом-то деле они — заклятые враги. Трудно сказать, насколько скоординирована эта волна информационной кампании. Но одно несомненно: поскольку фактов, подтверждающих упомянутый парадоксальный вывод, мало, почти все статьи содержат передергивания, манипуляции, а порой и откровенные фейки.

Показательный пример — свежий выпуск британского журнала The Economist, в котором тема российско-китайских отношений стала основной. Читателям пытаются представить дело так, будто бы Китай — главный соперник России по всем направлениям и столкновение двух государств в борьбе за сферу влияния в Средней Азии неизбежно. Безымянный автор, решив к геополитическим выкладкам добавить эмоций, заканчивает статью показательной личной историей. Он ссылается на разговор с менеджером отеля в киргизском городе Ош Азизбеком Карабаевым: «Его шестилетний сын Адильхан с трудом понимает русский язык, но зато говорит на прекрасном китайском». Мол, видите, Средняя Азия уходит от России и фактически китаизируется, тамошние дети уже забывают русский и активно учат китайский.

«Вранье», — так односложно прокомментировал эту статью в онлайн-беседе с нами сам Карабаев. И добавил: «Сын прекрасно разговаривает на русском. Немного знает английский и совсем немного — китайский». Мало того, по его словам, он даже сообщил заезжему британцу, что его отец и младший брат — граждане России, а брат к тому же и женат на русской. Но журналист The Economist решил этого не упоминать — все-таки выдуманная история о мальчике-киргизе, говорящем по-китайски, больше вписывается в основную тему, чем напоминание о многочисленных родственных связях между жителями Средней Азии и России.

Апофеоз этой серии «аналитических» публикаций — статья под кричащим заголовком «Ожидаем войну между Россией и Китаем в 2020-е», опубликованная на сайте израильского Центра стратегических исследований имени Бегина-Садата. Автор — некий Правин Джетва, представленный как «консультант по вопросам обороны и международной безопасности, базирующийся в Лондоне».

Судя по содержанию сравнительно небольшой статьи, сей эксперт совершенно ничего не знает ни о России, ни о Китае. К примеру, он обосновывает неизбежность китайского вторжения во Владивосток тем, что пограничные области в России малозаселены, в отличие от китайского пограничья. На самом деле пограничные районы Китая далеко не самые заселенные на фоне регионов востока страны. И Пекин сейчас больше озабочен заселением и развитием своих окраин, чем экспансией за рубеж.

Развивая распространенный (и, кстати, раскручиваемый в наших эфирах представителями российской либеральной оппозиции) миф о том, что китайцы якобы уже активно колонизуют «безлюдные» российские регионы Сибири и Дальнего Востока, Джетва явно не ознакомился с данными статистики, свидетельствующими о прямо противоположных тенденциях. Так, согласно переписи 2002 года, в России проживало 34,6 тысячи этнических китайцев, а по последней переписи, проведенной спустя восемь лет, их число сократилось до 28,9 тысячи. И это понятно — если в 80-90-е годы волна эмиграции из Китая действительно была высокой, то в последние десятилетия уровень благосостояния там значительно вырос, и отток рабочей силы практически прекратился.

Обобщая многочисленные статьи западных «аналитиков» последних недель, включая нашумевшую редакционную статью The New York Times о «выигрышной стратегии» США относительно России и Китая, обращаешь внимание на полное отсутствие логики в аргументации авторов. Они постоянно убеждают, что Китай коварно «завоевывает» Россию путем инвестиций в экономику и строительство, но в то же время пишут о скорой войне или вторжении китайцев. Задаться вопросом, а зачем же вкладывать деньги в то, что ты собираешься бомбить или завоевывать, «эксперты» не удосуживаются.

В том же номере The Economist с удовольствием цитируют многочисленных российских либералов, заявляющих, что Россия якобы становится технологически зависимой от Китая, поскольку Huawei намерена поставлять оборудование для развития 5G. И тут же сокрушаются по поводу того, что Китай «пытается использовать российское программное обеспечение и алгоритмы». С таким же успехом, применяя те же самые «аргументы», можно написать статью о «растущей зависимости Китая от России».

Как вы понимаете, цифры, факты и логика не важны, когда речь идет о выполнении довольно четко поставленной стратегической задачи Запада: любой ценой вбить клин между Россией и Китаем, убедить нас в том, что мы являемся заклятыми врагами навек. Именно поэтому нужно поддерживать «белый шум» вокруг данной темы, постоянно подбрасывая поленья в костер, который даже не собирался разгораться. Если в этом и заключается «победная стратегия» Запада, то Россия и Китай заранее победили. Причем вместе.