спг

Считается, что сжиженный природный газ — более перспективный и дорогой вид топлива по сравнению с трубопроводным. Однако сейчас налицо переизбыток СПГ, цены на него не так велики, как раньше. А если так, зачем доплачивать за сжижение? В результате часть запасов российского сахалинского шельфа могут попасть в Китай по новому трубопроводу.

…Неопределенность баланса глобального спроса и предложения на СПГ, пожалуй, еще долгие годы будет головной болью для производителей голубого топлива.

Недавно казалось очевидным: до 2021 года будет избыток СПГ (из-за обилия заводов с началом строительства в 2010-2015 годах), потом новый дефицит (ведь в последние годы заводы почти не строились). Но этот прогноз окончательно уходит в прошлое. После затишья на рынке мы видим новый бум, который не собирается никуда исчезать.

Только в 2019 году уже принято инвестрешений по строительству новых заводов на 63 миллиона тонн годовой мощности (в основном в США, а также в Мозамбике и России). Это пятая часть от всей мировой торговли СПГ. На этот год, наверное, достаточно, но дальше процесс продолжится.

Французская Total на днях объявила о планах расширить свой строящийся завод СПГ в Мозамбике. Напомним, что в этом году принято решение по строительству двух линий (на 13 миллионов тонн в сумме) завода Mozambique LNG. И вот еще не построены первые две линии, а уже стало известно о намерении прокладки третьей и четвертой, так как газа для сжижения хватает. ExxonMobil еще не приняла инвестрешение по своему заводу в этой стране, но все равно уже вкладывает для начала 500 миллионов долларов в свой проект в Мозамбике — Rovuma LNG. А это еще 15,2 миллиона тонн СПГ в год. Если все эти планы сбудутся, то с учетом строящихся заводов (помимо завода компании Total, это и небольшой плавучий Eni) в сумме в стране будет свыше 44 миллионов тонн мощностей СПГ! Мозамбик в таком случае станет одним из мировых центров производства сжиженного газа, а со временем к нему присоединится и соседняя Танзания.

По-прежнему приковано внимание к американскому рынку. Там остается много «проектов на бумаге» — они тем не менее тоже могут стать реальными заводами. Один из факторов сдерживания — это торговая война КНР и США, в результате которой импорт американского СПГ в Китай упал до нуля (ведь на это американское топливо Китай распространил импортную пошлину в 25%). Но уже обсуждается, что торговое соглашение между государствами подразумевает снятие пошлин. В первую очередь это приведет к тому, что спотовые партии сжиженного газа из уже действующих заводов США вновь могут попадать в КНР. Для перспектив американских проектов это очевидный плюс. В то же время остается открытым второй, главный вопрос. А именно: готовы ли китайские инвестиции прийти непосредственно в новые американские заводы СПГ? От ответа на него также будут зависеть перспективы новых строек в этой стране.

Несмотря на определенные сложности с конкурентоспособностью американского СПГ (а такие сложности в условиях низких цен сейчас будут у многих), в США сохраняются и драйверы падения себестоимости для новых проектов. Капитальные затраты могут быть снижены до 500-600 долларов за тонну по сравнению со средними 800 долларами для проектов первой волны. Кроме того, помогут и огромные объемы попутного газа при растущей, хоть и медленно, нефтяной добыче. Только в Пермском (американском Пермском, по имени геологического периода) бассейне объемы сжигаемого попутного газа достигли очередного максимума — 7,7 миллиарда кубометров в годовом исчислении. Это, конечно, не абсолютно бесплатный газ: ведь, чтобы довести его до побережья, придется построить газопровод и заплатить за транспортировку. Тем не менее такие излишки оказывают давление на внутренние цены на газ и добавляют конкурентоспособности американским проектам СПГ. Огромные объемы топлива сгорают и на месторождении Баккен в Северной Дакоте (но там довести это сырье до побережья для сжижения окажется еще дороже).

Планируются заводы СПГ и в других регионах мира, а еще официально не объявлял о запуске новых проектов Катар.

В России все идет по плану. В этом году начато строительство «Арктик СПГ-2», еще не менее трех заводов различной мощности у «Новатэка» в проекте. Вероятен и завод «Газпрома» на Балтике.

На этом фоне любопытно выглядит пока неофициальная информация об отказе от расширения (строительства третьей линии) завода «Сахалин-2» (находится под контролем «Газпрома»).

Почему так происходит? Факторов несколько.

Изначально в качестве газа для сжижения планировалось использовать сырье с проекта «Сахалин-1» (консорциум с участием «Роснефти» и иностранных партнеров). После того как осенью акционеры «Сахалина-1» приняли решение все же строить с использованием этого газа свой завод, «Дальневосточный СПГ», возможность получить этот газ для «Сахалина-2» окончательно закрылась.

Правда, у «Газпрома» теоретически сохраняется опция: взять для этих целей газ со своего Южно-Киринского месторождения на сахалинском шельфе. Хотя разработка на фоне санкций там идет медленнее, чем планировалось. Но высока вероятность того, что газ с этого и других месторождений «Газпрома» на шельфе Сахалина действительно не будет сжижаться, а пойдет в Китай по «трубе». Такая возможность регулярно обсуждается. Почему это выгодно? Дело в том, что уже построен газопровод «Сахалин — Хабаровск — Владивосток», в котором достаточно свободных мощностей.

Остается сделать небольшую перемычку — и газ с Сахалина вольется в тот же поток (но с востока), что и запасы Ковыктинского и Чаяндинского месторождений, которые будут в ближайшие годы поступать в КНР по «Силе Сибири».

А «Газпром» в таком случае получит всю прибыль от продажи газа — в проекте «Сахалин-2» у компании 50% плюс одна акция. Но это лишь один из возможных вариантов развития событий.

На этом фоне появились спекуляции и о влиянии будущих поставок российского трубопроводного газа на снижение импорта СПГ Китаем. Нужно отметить, что пока этот фактор не будет играть роли. В 2019 году «Газпром» экспортирует символические объемы в Китай, в 2020-м — около пяти миллиардов и десять миллиардов — в 2021-м. На максимум в 38 миллиардов объем поставок выйдет только за несколько лет. Но это еще не скоро. Кроме того, свою роль будет играть и развитие газопроводной инфраструктуры внутри Китая, что позволит (или не позволит) замещать между собой объемы изначально трубопроводного газа и регазифицированного СПГ в разных регионах страны.

Любопытно, что в октябре Китай импортировал меньше СПГ, чем годом ранее. Такое снижение произошло впервые за трехлетний период. После многолетнего роста импорта это событие неожиданное, но, вероятно, разовое. Виной стал один неработающий терминал по приему СПГ. Определенный символизм в этом падении есть. Ведь темпы роста спроса на сжиженный газ в КНР в этом году заметно снижаются, по итогам десяти месяцев импорт вырос на 14%. Понятно, что расти чуть ли не на 50% ежегодно (как мы видели в два предыдущих года) неограниченно долго нельзя, тем более что и эффект низкой базы в таком случае быстро исчезает. Тем не менее замедление существенное.

Азиатский газовый рынок в любом случае продолжит рост, вопрос только в балансе между спросом и предложением СПГ, а теперь и предложением российского трубопроводного газа. Ведь планы по расширению поставок «сетевого» газа в КНР сохраняются. В условиях переизбытка на рынке СПГ теряет статус премиального товара с более высоким уровнем цен, а значит, новый трубопроводный экспорт может оказаться интересным решением, особенно если расходы на транспортировку топлива оказываются невелики, как в приведенном выше примере.

В последние годы с появлением избытка СПГ на мировом рынке (а также запуском «Ямал СПГ») одной из популярных тем для обсуждения стала конкуренция на европейском рынке российского трубопроводного газа со сжиженным — как российским, так и прочих производителей. В ближайшие же годы, вероятно, следует ожидать подобных обсуждений на восточном направлении. Правда, здесь ситуация будет обратная: новые поставки сетевого газа окажут влияние на спрос на сжиженный продукт.