ссср

Опрос общественного мнения выявил то, чего больше всего стыдятся и чем гордятся наши граждане. И если с темами для гордости почти все понятно, то насчет поводов для стыда все сложнее. И уж тем более манипулятивным представляется толкование результатов опросов в духе «гордятся прошлым, стыдятся настоящего».

Попытки описать национальную идентичность через опросы общественного мнения социологи предпринимают постоянно, а Левада-центр занимается этим уже много десятилетий. По идее, из ответов граждан должен получиться некий коллективный автопортрет нашего народа, который в дальнейшем все, кому не лень, и в первую очередь сами социологи, будут объяснять этому же самому народу. Последний опрос на эту тему проводился в конце прошлого года, и можно посмотреть на то, что изменилось в нашем отношении к самим себе.

Осталось неизменным то, что у людей в первую очередь связывается с мыслями о народе: наша история, наша территория в целом и место где родился, родная природа, государство, язык и военная мощь. Эти семь понятий набрали от 17 до 53 процентов опрошенных. На первом месте с большим отрывом идет история, которая почти все 20 лет исследований и была самой отмечаемой, хотя в этом году и набрала рекордные 53 процента, да еще и с максимальным отрывом от следующей за ней нашей земли (35). Но этот вопрос являлся как бы вводным для двух других – про гордость и стыд. Причем эти гордость и стыд не вообще – а за конкретные события и явления в той же истории.

Эта деталь не афишируется в толкованиях данных опроса видимо для того, чтоб было удобно сделать выводы в стиле «обращение к прошлому происходит, когда недостаточно оснований для гордости в настоящем» и о том, что «в отличие от чувства гордости, обращенного преимущественно в прошлое, чувство стыда сфокусировано на настоящем». То есть спрашивают конкретно только про прошлое, а потом оценивают как разговор и о настоящем.

Тем не менее — чем гордимся и чего стыдимся? Гордость понятна и предсказуема – победа в Отечественной войне (87 процентов), освоение космоса (50), литература (40) и наука (37). Есть правда и вопрос про «стабилизацию положения страны при Владимире Путине, рост экономики» — который стали задавать респондентам с 2008 года – но его явно нужно относить к изменению ситуации в период первых двух сроков президентства Путина. Поэтому на результаты ответа никак не повлияла и пенсионная реформа — и в 2017 году, и в прошлом году по 18 процентов опрошенных отметили этот пункт как заслуживающий гордости.

Но если события нулевых годов для многих уже история, даже забытая – ведь в 2008-м, когда «лихие девяностые» были еще свежи в памяти, гордились стабилизацией, а говоря по-русски, предотвращением развала страны, 32 процента – то и в десятых годах появились поводы для гордости. Это возвращение Крыма, которое с 45 процентами занимает третье место, уступая только Войне и Космосу. Кстати, никакого влияния «спекулятивного культа Победы», который выдумывают противники Путина, нет и в помине – 20 лет назад практически ровно столько же людей ставило победу в великой войне на первое место (86 процентов).

Гордятся, естественно, и славой русского оружия в целом – 36 процентов – и «превращением страны в советские времена в одну из ведущих промышленных держав в мире» (почти треть опрошенных).

32 процента отмечают и «моральные качества русского человека – простота, терпение, стойкость».

Это нельзя назвать самолюбованием или гордыней – потому что свойственная русским самокритичность видна в ответах на вопросы о том, чего стыдимся.

Как и в вопросах про гордость, тут предлагалось выбирать из списка – и на третьем месте оказалась «грубость нравов, хамство, неуважение людей друг к другу». 37 процентов – при том, что два года назад за это было стыдно всего 24-м процентам. Но из роста в полтора раза не стоит спешить делать далеко идущие выводы об одичании общества и росте озлобленности, потому что если мы посмотрим на динамику ответов на этот вопрос за последние 20 лет, то увидим, как она менялась от 45 процентов в 1999-м к максимальным 52-м в 2003-м, оставалась очень высокой и в 2008-м (49 процентов), и последовательно снижалась в этом десятилетии (с 35 процентов в 2013-м).

Да и то, что людям стыдно за грубость других, вовсе не означает, что они готовы сами становится хамами. Кстати, 18 процентов стыдятся еще и «нашей косности, инертности, лени». То есть с самоуничижением у нас все нормально.

Хотя важно напомнить: вопрос социологов на самом деле звучит так «чего вы стыдитесь, что вызывает у вас чувство стыда и огорчения, когда вы обращаетесь к российской истории 20-го столетия?». То есть вопрос как бы о прошлом, но с таким набором предлагаемых ответов, что они касаются вечных тем нашей жизни. И трактовать их, при желании, можно и как оценку прошлого, и как оценку настоящего.

В итоге получается, что больше всего огорчает нас то, что мы «великий народ, богатая страна, а живем в вечной бедности и неустроенности» — такую формулировку предложил Левада-центр и с ней согласился 61 процент опрошенных. Тут тоже важна не только формулировка (она откровенно пропагандистки-установочная), но и динамика: если двадцать лет назад с ней были согласны 79 процентов, то последние годы ее выбирает 54-56 процентов. За два года произошел рост в 7 процентов – заметный, но вовсе не чрезвычайный.

Куда обидней, что на пять процентов выросло число тех, кто согласен с абсолютно русофобской формулировкой – стыдно за «наследие крепостничества, дух рабства, привычку людей к подневольному труду». Таких стало 13 процентов – а было всего 8, и казалось, что это мантра перестроечного времени и 90-х, под которую ушлые «свободные люди» разворовали страну, уже никогда не будет засорять мозги людям.

Но все же 13 процентов это далеко не 45 – а именно столько опрошенных огорчены разрушением СССР. Это событие занимает вторую строчку в рейтинге, а на пятом месте стоит чувство стыда за «то, во что в конце концов вылилась перестройка», то есть по сути за тот же развал Союза и смену социально-экономического строя. Обе цифры сильно выросли за два последних года – с 33 до 45, и с 18 до 24 процентов. При этом понятно, что стыд за результаты закончившейся почти тридцать лет назад перестройки выражают люди более старшего поколения (хотя бы потому, что только они и застали ее), а вот среди огорченных разрушением СССР уже много и молодых.

Стыдно, конечно, еще и за многие другие вещи – благо список у Левады-центра большой. Тут и «хроническое отставание от Запада», набравшее 24 процента (хотя это тоже формулирующий миф – отставание в чем? В уровне жизни? Опять либерально-большевистская «отсталая, дикая Россия»?), и «репрессии с террором 20-50-х годов» (тут 21 против 39 процентов 15 лет назад). И даже «ограниченная, некомпетентная, своекорыстная власть» — за которую стыдно 16 процентам. Тут тоже есть заметный рост за два последних года — но в 2008-м за это было стыдно 20 процентам, а в 1999-м и вовсе 28. Выросло число и тех, кому стыдно за приход Владимира Путина к власти – теперь таких не 3, как два года назад, а 9 процентов. Но в 2012 году таких «огорченных» было 5 процентов – так что колебания антирейтинга президента, конечно, есть, но вовсе не уникальные.

О чем говорит автопортрет, получившийся в ходе опроса Левады-центра? О том, что русским стыдно за развал нашего государства, за неуважение к людям, за неустроенность и бедность – но вот только почему же многие так охотно соглашаются с тем, что это вечная бедность и неустроенность? Ведь в жизни России были разные периоды, разные времена – и несмотря на множество испытаний, как внешних, так и внутренних, на трудные годы, русские вовсе не всегда жили бедно. Тем более, если этот вопрос касается 20 века с его страшными разорениями, но и последовательным ростом с середины 40-х до конца 80-х годов не только мощи страны, но и уровня жизни? Все забывается?

Или ответы специально предлагаются такие, чтобы сознательно разбередить национальную склонность к самоуничижению, самобичеванию, подсказывая ей удобное направление мысли – «эх, растяпы-недотепы, вечно мы плохо живем, ничего не можем наладить сами, кто-бы за нас все управил». Русские так не думают и прекрасно помнят, как под мантру о «рабской сущности русского народа» в 90-е разворовывали и растаскивали по офшорам их страну. Поэтому теперь и стыдно – за прошлое, но не за настоящее, в котором никто уже не сможет одурачить великий народ чтобы развалить его великую страну.

В этом же опросе с тем, что Россия должна сохранить за собой роль великой державы согласились 88 процентов. И это не потому, что мы претендуем на богоизбранность или исключительность, а потому что Россия может быть только великой — или не быть вообще. И главные наши проблемы начинаются как раз тогда, когда мы сами об этом забываем.

Сейчас с тем, что «русские – великий народ, имеющий особое значение в мировой истории» согласны две трети опрошенных (хотя формулировки Левады-центра коварны – вместо того, чтобы написать «свой путь в мировой истории», написали про особое значение), а в 1992 году так считали всего 13 процентов.

А 80 процентов тогда соглашались с утверждением, что «русские — такой же народ как и другие». Только при таком зомбировании и стал возможен распад СССР – за который сейчас и обидно, и стыдно.