СУ-100 Y

На вооружении советских и российских сухопутных войск стояли сотни, если не тысячи образцов бронетехники различного назначения — танков, БМП, БТР, самоходных артиллерийских установок и многого другого. Однако далеко не все проекты воплотились в металле и пошли в серийное производство. Множество интересных разработок так и остались в виде чертежей или единичных прототипов.

Танк — летающая тарелка

В годы холодной войны и СССР, и США пытались создать тяжелый танк, способный воевать даже в эпицентре ядерного взрыва. Но дальше прототипа дело не двинулось. Советский «Объект 279», разработанный в Ленинграде под руководством легендарного конструктора бронетехники Жозефа Котина к 1959-му, даже сегодня поражает воображение необычным видом.

Во-первых, «вытянутый» до эллипсоида корпус, напоминающий то ли катер, то ли летающую тарелку. Такое конструктивное решение предотвращало переворачивание танка ударной волной ядерного взрыва. Во-вторых, в движение машину приводила ходовая часть с четырьмя гусеничными лентами, что в танкостроении не практиковалось. Это позволяло «Объекту 279» преодолевать труднопроходимые для обычных танков участки. Он с легкостью передвигался по снегу и заболоченной местности. Шасси исключало возможность посадки танка днищем при преодолении заграждений — «ежей», «пней», бетонных надолбов.

Объект 279

Недостатки — неповоротливость, сложность обслуживания и ремонта, слишком высокий профиль и трудоемкость производства. Единственный экземпляр танка представлен на экспозиции Центрального музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

С башней и крыльями

Не менее смелый проект — колесно-гусеничный летающий танк МАС-1, разработанный в 1937 году инженером Михаилом Смальковым. Машина на базе легкого танка БТ-7 отличалась большой оригинальностью конструкции — обтекаемой формой корпуса и наличием складных приспособлений для преодоления преград по воздуху.

К ним относились выдвижные крылья прямой формы и хвостовое оперение из стабилизатора, киля, рулей высоты и направления. В движение в воздухе МАС-1 должен был приводить двухлопастной винт в носовой части корпуса, на земле — колесно-гусеничная ходовая часть. Экипаж — два человека: механик-водитель и командир. Вооружение — 12,7-миллиметровый крупнокалиберный пулемет ДК в башне и 7,62-миллиметровый авиационный пулемет ШКАС, приспособленный для стрельбы через канал вала винта.

1557571745_0_0_718_475_1440x900_80_0_1_cd5cb0c9d09a05f6e1c68ba08c4704c9

Необычный танк предполагалось использовать для наземной и воздушной разведки, авиадесантных операций, поддержки глубоких рейдов конницы. Был даже изготовлен деревянный макет, однако проект закрыли как бесперспективный. Конструкция этого 4,5-тонного танка была слишком сложной для массового производства. Кроме того, так и не удалось обеспечить достаточную для стабильного полета аэродинамику.

«Болотный» танк

В том же 1937-м специалисты Московского авиационного завода № 84 представили проект танка на воздушной подушке, также известного по документам как «Земноводный подлетающий танк». Бронированную машину предполагалось использовать для боевых действий в заболоченной и песчаной местности. Ходом работ руководил инженер и конструктор Владимир Левков, еще в 1925-м обосновавший в работе «Вихревая теория ротора» возможность судов на воздушной подушке.

1557571570_0_0_819_453_1440x900_80_0_1_84a1cd1503f5884c93c218dcdb21a1c3

Основой конструкции послужил первый в мире катер на воздушной подушке Л-1, созданный в 1934-м с таким же П-образным сечением корпуса. Согласно проекту, в носовой и кормовой части танка размещались два воздушных винта, которые вращались двумя авиационными двигателями М-25 суммарной мощностью 1450 лошадиных сил.

Они должны были обеспечить машине массой 8,5 тонны скорость движения до 250 километров в час на высоте 20-25 сантиметров. Экипаж — механик-водитель и командир-стрелок. Вооружение — 7,62-миллиметровый пулемет ДТ. Изготовили только макет. Страна готовилась к большой войне, и оборонная промышленность занималась более традиционной бронетехникой.

Морской калибр

В 1940-м специалисты Ижорского и Кировского заводов провели успешный эксперимент по установке 130-миллиметрового корабельного орудия Б-13-IIс на сухопутное шасси. С началом Зимней войны Красной армии срочно потребовалась самоходка для борьбы с бронированными дотами и другими фортификационными сооружениями финских войск.

СУ-100 Y

Пушку, предназначенную для крейсеров и мощных береговых батарей, установили на шасси опытного тяжелого танка Т-100, смонтировав на нем вместо двух штатных башен бронированную рубку клиновидной формы. Самоходка получила обозначение СУ-100-Y. Ее орудие обеспечивало снаряду начальную скорость свыше 800 метров в секунду и позволяло вести огонь на дальность около 20 километров. Боекомплект самоходки состоял из 30 выстрелов раздельного заряжания.

Повоевать самоходка не успела. Ее привезли в Карелию уже после окончания войны. Однако пушку все же испытали на остатках оборонительной линии финнов, уничтожая ДОТы обстрелом с большой дистанции по настильной траектории. Самоходка так и осталась в единственном экземпляре. Крест на программе поставило принятие на вооружение танков КВ-1 и КВ-2. Последний был вооружен 152-миллиметровой гаубицей М-10, более подходящей для уничтожения полевых укреплений, чем корабельное орудие СУ-100-Y. Прототип самоходки хранится в музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.