томаг

Дональд Трамп, судя по всему, намерен перечеркнуть еще одно важнейшее соглашение между Россией и США – договоренность о неразмещении на боевых кораблях тактического ядерного оружия. Почему в 1980-х годах американские ракеты «Томагавк» морского базирования наводили страх на руководство СССР и какую опасность нашей стране и всему миру американские планы несут сегодня?

ТАСС со ссылкой на «пресс-службу Пентагона» сообщило, что США озвучили планы развернуть крылатые ракеты морского базирования с ядерными боевыми частями «для сдерживания России». С одной стороны, на официальном портале пресс-релизов минобороны США такого заявления нет. С другой – похожие слова есть в «Обзоре ядерной политики» администрации Трампа, только без конкретики по срокам развертывания. И что самое главное, создание такой ракеты американцами реально началось.

Программа называется SLCM – Sea Launched Cruise Missile (запускаемая с морского носителя крылатая ракета) и, судя по всему, будет являть собой некую реинкарнацию старенького TLAM-N – «ядерного «Томагавка», снятого с вооружения решением Обамы в 2010 году. Вот как эта ракета упоминается в официальном русскоязычном тексте «Обзора ядерной политики» минобороны США: «SLCM обеспечат необходимое присутствие в регионе нестратегических ядерных сил, гарантирующих способность нанести ответный удар. Они также станут не противоречащим целям контроля над вооружениями ответом на нарушение Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и средством противодействия нестратегическому ядерному арсеналу России и другим предпринимаемым этой страной дестабилизирующим действиям». Ракету, таким образом, действительно создают, и на кораблях и подлодках она реально появится (если, конечно, принятый администрацией Трампа курс сохранится). В прошлом году Пентагон отводил на развертывание этих, пока еще не существующих ракет, 7-10 лет.

Что в этом всем самое интересное и самое тревожащее? А то, что Россия и США давным-давно взяли на себя односторонние обязательства не развертывать нестратегическое ядерное оружие на кораблях и подлодках. И они, в общем, выполняются. Судя по всему, Трампа это не устраивает.

Президентские инициативы и их значение

Сразу после окончания холодной войны, в последние месяцы существования СССР, новый президент США Джордж Буш-старший объявил об односторонних обязательствах США в части ядерного разоружения – Америка серьезно сокращала свой ядерный арсенал, выводила его существенную часть из Европы и делала многое другое. Чуть позже М. Горбачёв, а следом, уже после распада СССР, Б. Ельцин соответственно взяли и подтвердили аналогичные обязательства. Списки их у обеих сторон были длинными, но у обеих же сторон в них был одинаковый пункт – никакого ядерного оружия на флотах, за исключением баллистических ракет на подлодках. Россия долго не могла обеспечить выполнение этих односторонних обязательств, но к 2000 году всё в основном было сделано. Сложился интересный «безъядерный» статус-кво, который не был гарантирован взаимными договорами, а поддерживался по доброй воле сторон.

Вместе с действовавшими договорами, такими как Договор о ПРО, «номерные» СНВ и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), «президентские инициативы» обеспечивали более-менее предсказуемый баланс сил в Европе. А с учетом глобальной досягаемости флотов США и России – и в мире.

Значением «инициатив» было то, что они регулировали сферы, которые не попадали под прочие договоры, а именно: массу вопросов, связанных с тактическим ядерным оружием, его хранением и, конечно, развертыванием в море. До выполнения обязательств, взятых на себя сторонами, любой американский корабль мог нести ракеты «Томагавк» с ядерным оружием, а любая российская подлодка проекта 971 – похожие и тоже ядерные крылатые ракеты «Гранат». Это по-настоящему заставляло нервничать, ведь любой эсминец США рядом с российскими берегами и пропущенная противолодочными силами НАТО российская подлодка могли нанести по противнику просто опустошающий удар, причем абсолютно внезапно. Такой удар мог бы частично «выключить» Систему предупреждения о ракетном нападении, например, и открыть путь для удара баллистическими ракетами. «Инициативы» закрыли подобные острые вопросы.

США последовательно размонтировали эту систему с начала 2000-х годов. Первым в историю ушел Договор о ПРО, за ним последовал ДРСМД, на подходе выход США из СНВ. И, увы, как только проект новой крылатой ракеты с ядерной боевой частью будет закончен, то же самое ждет «Инициативы». Ядерное оружие вернется на американские корабли, можно не сомневаться в этом.

У этого, пока не наступившего, но уже гарантированного события есть масса причин – от в целом идущей подготовке США к ведению наступательных ядерных войн до личных качеств Дональда Трампа, которые, увы, очень всем этим переменам способствуют.

Дональд Трамп и Рональд Рейган

У нас недооценивают психологию, а зря. Именно в психологических особенностях Трампа и в его личных симпатиях и антипатиях зачастую можно найти ответы на вопросы: что американцы делают и что американцы будут делать. Когда Трамп шел в президенты, у него было два лозунга. Один касался всего, и его сегодня хорошо помнят: «Сделаем Америку великой снова». Второй же касался только внешней политики и звучал так: «Мир через силу». И вот этот момент пропускать было нельзя.

«Мир через силу» – одно из американских крылатых выражений, окончательно сформировавшееся после Второй мировой войны. Оно восходит к высказыванию римского императора Адриана: «Мир через силу, а если не получится, мир через войну». Этот лозунг в США не раз использовали республиканцы, пока в 1980 году его не поднял на щит кандидат в президенты США Рональд Рейган.

Это стало главным принципом его политики – добиться выгодного для США мира, демонстрируя готовность к применению (или просто применяя) силу. То есть если совсем уж прямо – достигнуть нужных условий мира через запугивание или войну.

Как известно, так США и действовали. В 2016 году лозунг «Мир через силу» взял себе Дональд Трамп. И именно под этим лозунгом он строит свою внешнюю политику. Трамп, чье «золотое время» пришлось на эпоху Рейгана, и у которого интерес к внешней политике проснулся именно в эпоху Рейгана, по всей видимости, видит себя продолжателем его традиций. «Ястребы» в администрации, программа увеличения флота («600 кораблей» в эпоху Рейгана и 355 кораблей Трампа), удары по союзникам СССР (Никарагуа, Гренада) и России (Сирия) – всё это просто повторы. Трамп делает то же самое, что и Рейган, и цель у него та же самая: доминирование Америки над всеми соперниками – реальными или мнимыми.

Зачастую Трамп бездумно копирует Рейгана, например, грубой силой пытаясь посадить в Латинской Америке лояльные режимы – и это при том, что США добились бы куда большего контроля за той же Венесуэлой, действуй они мягче. Ракеты с ядерными боевыми частями это как раз такой «косплей» – копирование без понимания.

Фактор «Томагавка»

Появление этих ракет в начале 80-х заставило советское руководство пережить немало неприятных минут. Дело в том, что на тот момент просто не существовало способа их сбивать: у «ядерных» «Томагавков» при первой коррекции курса (на береговой черте государства-цели) включался режим «недотрога» – при поражении ракеты любым видом оружия ядерный заряд подрывался. Это делало отражение удара таких ракет просто невозможным технически – сбитый «Томагавк» порождал ядерный взрыв, и после этого в ПВО образовывалась огромная «дыра»: даже уцелевшие радиолокаторы не смогли бы применяться из-за электромагнитных возмущений после взрыва. А вот новые волны «Томагавков» вполне могли бы лететь.

Ответом стали МиГ-31, его способность обнаруживать малозаметные цели (а «Томагавк» – это очень малозаметная цель) на фоне воды и льда – и категорический приказ любой ценой сбивать ракеты до берега.

Второй важной задачей стало уничтожение носителей в море, что фактически стало бы стартом глобальной войны. В относительно мирное же время каждый подход американского корабля с этими ракетами к берегам СССР вынуждал советское военное командование предпринимать массу предупредительных мер. Которые, впрочем, в реальной войне не помогли бы, но психологически давили на советское руководство и требовали немалых денег.

Американцы прекрасно сознавали то, что «Томагавки» вызовут именно такой эффект.

В концептуальном документе 1982 года с анализом возможностей, которые дает модернизация и возвращение в строй линкоров типа «Айова», каждый из которых получил 32 крылатых ракеты (на тот момент это было беспрецедентно много, до появления установок вертикального пуска ракет было еще четыре года), было сказано следующее:

«… Советы больше не смогут сосредоточиться на авианосцах как единственных надводных кораблях Запада, представляющих существенную угрозу их земле. Советы хорошо информированы о планах США оснастить линкоры, крейсера и эсминцы версией ракеты «Томагавк», предназначенной для атаки наземных целей. Они понимают, что это будет означать существенное увеличение числа надводных боевых кораблей Запада, способных атаковать СССР ядерным оружием. Это должно существенно усложнить им задачу стратегической обороны, поскольку любой надводный корабль придется рассматривать как потенциальную ядерную угрозу».

Так в итоге и вышло, и тот моральный слом, которому подверглась воля советского политического руководства в 80-х (что во многом способствовало капитуляции Горбачёва), был напрямую связан с подобными инновациями. И именно этот эффект на самом деле хочет воспроизвести Дональд Трамп.

Ошибка Трампа

Трамп пытается применить ранее успешно работавший метод к совсем другим условиям. В те годы советское руководство по-настоящему опасалось войны, а советское население верило в ее реальность.

Трудно сказать, чего сегодня реально опасается руководство России, но то, что наш народ не верит ни в какую ядерную войну – это точно. Сегодня нет того гнетущего ощущения военной угрозы, которое давило на психику в 80-х, нет войны в Афганистане, вызывавшей серьезный подрыв духа населения, да и американцы не те сейчас. Это тогда они реально могли вести войну в Европе, а сейчас нет. Это тогда у них после просмотра боевика «Топ Ган» молодежь вербовалась на флот прямо в кинотеатре в мобильном призывном пункте, сейчас ничего подобного нет. Бросить в одну атаку несколько сотен бомбардировщиков с ядерными бомбами они тоже не могут – нет у них столько.

Да, США активно готовятся к ядерной войне, но на этот раз люди их не боятся, потому что не верят в эту угрозу (хотя она на самом деле вполне реальна, увы). Да, они развивают возможности для внезапного ядерного нападения, но в России среди населения это никого не волнует. Кроме того, мы все уже один раз видели, что капитуляция перед США к миру не приводит. Сегодня у тех людей в России, которые осознанно подходят к вопросам внешней политики, совсем другой настрой, нежели имел место в 80-х.

В итоге может получиться очень нехороший эффект. Трамп, отказавшийся от выполнения «президентских инициатив», действительно вызовет ядерное перевооружение флотов. И на каждой российской подлодке опять появятся в боекомплекте «красноголовики» – различные системы оружия с ядерной боевой частью, от ракет до торпед. На американских кораблях появятся ядерные крылатые ракеты, а на авианосцах ядерные бомбы.

И в определенный момент выяснится, что высокие договаривающиеся стороны не только не боятся ядерной войны, но еще и технически готовы ее вести. В итоге эффект от этих действий может оказаться обратным: загнанный в угол противник (Россия), который еще и вооружен «до зубов» ядерным оружием, это не то, что желающий добра своему народу лидер должен добиваться, но Трамп может добиться именно этого.

Американские игры с возвращением на корабли ядерного оружия могут закончиться совсем не так, как им этого хотелось бы. России здесь радоваться нечему.

Подобное обострение ситуации создает массу рисков, ничего не давая взамен. Нам просто придется смириться с тем, что американцы весело и беспечно играют с огнем.

Есть и еще один опасный момент. Назначенные сроки хранения старых ядерных боевых частей (ЯБЧ), которые устанавливались на «Томагавках», уже давно вышли, продление их весьма проблематично и сомнительно. А это значит, что для новой крылатой ракеты будет делаться новая БЧ. С учетом технологических реалий и ограничений, она, видимо, будет делаться на базе какой-то уже существующей боевой части. А значит, у американцев появится целое семейство унифицированных ядерных боезарядов с относительно малыми габаритами и массой, видимо, с унифицированными интерфейсами (в рамках имеющихся подходов к конструированию оружия в США стоит ждать именно этого). Встает вопрос: а куда еще они смогут (без лишней огласки, кстати) такие заряды установить? Вопрос этот очень серьезный, и адресовать его следует соответствующим специалистам.

Будем надеяться, что сбор нужной информации будет произведен успешно и вовремя, тем более что нас заранее предупредили.