нефть

Компания, являющаяся хребтом саудовской экономики, — нефтяной гигант Saudi Aramco — опубликовала свежий финансовый отчет, из которого можно сделать определенные выводы о перипетиях нефтяной войны, инициированной Эр-Риядом, а также о перспективах отрасли в мире. Если отделить реальные цифры от воинственной риторики, то главная новость следующая: «прибыль (Saudi Aramco) упала на 21% в 2019 году на фоне снижения добычи и цен» — причем этот неутешительный результат был зафиксирован еще в последнем квартале прошлого года, когда цена на нефть была намного выше.

Еще более важным следует считать то, что руководство компании (на которой «висит» 80% доходов саудовского бюджета) объявило о снижении расходов на развитие (то есть на сохранение и наращивание добычи), причем это сокращение будет довольно серьезным. Агентство финансовой информации Bloomberg сообщает, что «Капитальные расходы (то есть на приобретение и модернизацию физических активов. — Прим. авт.) в 2020 году составят от 25 до 30 миллиардов долларов, а расходные планы на следующий год и далее пересматриваются, заявили в Saudi Aramco.

Нефтяной гигант снижает расходы с запланированных уровней 35-40 миллиардов, объявленных во время первичного размещения акций. Они даже менее 32,8 миллиарда долларов, израсходованных в 2019 году. «Мы уже предприняли шаги для рационализации запланированных на 2020 год капитальных затрат», — заявил исполнительный директор Амин Насер».

На первый взгляд, все логично, и главная (она же единственная) дойная корова саудовского бюджета просто сокращает расходы на фоне сокращения доходов. Но есть два нюанса.

Первый — если у компании обвалились доходы еще в прошлом году, то результаты 2020-го, скорее всего, будут просто катастрофическими, со всеми вытекающими последствиями для саудовской экономической и политической стабильности.

Второй и более важный нюанс — это проблема, на которую указывает главный экономист по Ближнему Востоку агентства Bloomberg Зиад Дауд, интересующийся в твиттере: «Как Aramco собирается увеличить свои производственные мощности на один миллион баррелей в сутки (как было объявлено на прошлой неделе) при сокращении инвестиционных расходов?!»

Вероятно, это же недоумение разделяют саудовские инвесторы (многих из них государство сподвигло на покупку акций Saudi Aramco в кредит при недавнем публичном размещении), которые во время воскресных торгов (на саудовской бирже Tadawul воскресенье — торговый день) опустили котировки акций Saudi Aramco на один процент (на момент написания статьи), и это несмотря на то, что в пятницу на международных рынках цена на нефть росла. Отчет, который должен был вдохновить инвесторов на веру в победу Эр-Рияда в нефтяной войне, не вызвал восторга, а скорее спровоцировал обратную реакцию.

Можно было бы предположить, что увеличение добытых и экспортируемых объемов будет сравнительно недорогим и Aramco сможет легко его себе позволить (хотя опять же непонятно, как это сделать при сокращении затрат по сравнению с нормальным уровнем). Но эта гипотеза ставится под сомнение из-за того, что само руководство Aramco в прошлом году, во время размещения своих акций, предупреждало инвесторов о крайне негативных финансовых последствиях подобных маневров. Цитата из так называемого проспекта (официального документа, описывающего параметры и риски размещаемой акции) Aramco: «Кроме того, решение правительства Королевства об увеличении максимальных объемов поставок может потребовать от компании значительных капитальных затрат на строительство новой инфраструктуры и объектов. Любое из этих действий может оказать существенное негативное влияние на бизнес, финансовое положение и результаты деятельности компании».

В этом контексте нельзя исключать, что вероятным источником значительной части «дополнительных поставок», которыми Эр-Рияд пытается залить мировой рынок нефти, станут запасы уже добытой нефти. По странному совпадению, одновременно с этим выбросом саудовских запасов на рынок Дональд Трамп объявил о закупке нефти с рынка для заполнения американского стратегического резерва — об этой мере мы упоминали еще до того, как она была принята Белым домом.
Цифра закупок, обсуждающаяся в американском инфополе, — примерно 78 миллионов баррелей, и, вероятно, на заполнение резервов уйдет несколько месяцев.

Если смотреть на вещи цинично, то может получиться эдакое «большое саудовское ограбление». В том смысле, что Вашингтон пополнит свои стратегические резервы (которые ему нужны на случай войны, природных катаклизмов или энергетического кризиса) по крайне низким ценам, в то время как Эр-Рияд будет распродавать свои резервы за гроши. Понятно, что это будут не одни и те же баррели нефти — но нефтяной рынок сейчас является глобальным, так что с финансовой (и стратегической) точки зрения там, где у Саудовской Аравии убыло, у Вашингтона — прибыло.

Несмотря на то что от правительства США резонно ожидать поддержки сланцевых добытчиков, хотя бы во имя минимизации социально-экономического ущерба, который возможен в случае массовых банкротств, официальные американские источники уже сейчас предсказывают падение добычи сланцевых компаний. По оценке статистического агентства Министерства энергетики США (Energy Information Administration), на которую обращают внимание американские СМИ, «добыча сланцевой нефти также пострадает, так как замедление бурения и ввода в эксплуатацию скважин сочетается с резким спадом (добычи. — Прим. авт.) на новых скважинах. Управление энергетической информации снизило прогноз добычи нефти в США в своем последнем краткосрочном прогнозе, опубликованном на прошлой неделе». Сейчас агентство считает, что добыча достигнет пика в 13,2 миллиона баррелей в день в апреле, и оценивает, что в декабре 2020 года «она упадет до уровня конца прошлого года, ускорив тем самым окончание второго сланцевого бума».

Среди западных биржевиков, специализирующихся на товарных рынках, есть циничная (но точная) поговорка: «Лекарство от низких цен — это низкие цены». Она вполне применима к нынешней ситуации на рынке нефти. Уже сейчас желающих вкладываться в долгосрочные нефтяные проекты, которые нужны для компенсации естественного сокращения добычи как на традиционных, так и на сланцевых месторождениях, найти очень сложно, и это неизбежно создаст чувствительный дефицит нефти в будущем. Аналогичные рассуждения фигурируют и в западных изданиях. Например, колумнист Bloomberg Джулиан Ли отмечает, что «именно отвращение к новым инвестициям, вызванным обвалом цен, окажет гораздо более долгосрочное воздействие, потенциально способное заставить цены взлететь в будущем».

Если реализуется именно этот сценарий, то решение Трампа нарастить стратегический нефтяной резерв именно сейчас и настойчивость российских нефтяных компаний в плане продолжения развития своих проектов, несмотря на негативную текущую конъюнктуру, будут восприниматься в будущем как очень правильные и выгодные шаги.