лукашенко

Состоявшиеся 7 февраля сочинские переговоры завершились для Александра Лукашенко полным фиаско: ни дешёвой нефти, ни газа «как для Смоленской области», ни прочего желаемого он в Минск не привезёт. Вместо льгот и преференций в нефтегазовой сфере чётко заявлен переход на рыночное ценообразование с уходом от льгот. Бессменный белорусский лидер снова вернётся из России без триумфа.

Целью переговоров Александра Лукашенко с Владимиром Путиным была победа в «нефтяной войне», которую советники белорусского лидера считали победоносной. Накануне сочинских переговоров 2019 года они убедили «Бацьку» поднять ставки, и в начале 2020 года продолжили гнуть ту же линию.

Нагнетание антироссийских настроений в белорусском обществе шло с необычайной интенсивностью, и Лукашенко активно в этом участвовал. Обвинения в адрес Кремля сыпались как из рога изобилия. Доходило до прямых обвинений в покушении на «суверенитет и независимость» постсоветской республики, стремлении «нагнуть», «наклонить» и так далее.

«Извините, нас раком поставили по углеводородам, и никто на это не посмотрел, плевать на все союзы и прочее», — не так давно заявил белорусский президент.

До этого, 17 ноября, в Минске он же оценил союзнические отношения с Россией так: «Извините, нахрена нужен кому такой союз».

До и после было немало весьма резких заявлений белорусского лидера на тему перспектив объединения с Россией в формате Союзного государства, а также отдельных тем двустороннего сотрудничества. Лукашенко совершенно ясно дал понять, что от России ему нужны дешёвые нефть, газ, кредиты, оружие и рынки сбыта, а Белоруссия будет в ответ демонстрировать чистоту минских улиц (с уничтоженной русскоязычной топонимикой) для гостей из России и других стран, проводить независимую внешнюю и внутреннюю политику. Кое-кому показалось, что такая ситуация не очень похожа на взаимовыгодное сотрудничество.

На внеочередные сочинские переговоры Лукашенко имело смысл ехать с предложением для Путина. У вас есть товар, у нас есть купец — и далее по алгоритму. Однако белорусский лидер приехал не с предложениями, а с очередным «железобетонным требованием». Естественно, сделка не состоялась.

По итогам переговоров, прошедших без телекамер и разъяснений пресс-служб, вице-премьер РФ Дмитрий Козак сообщил прессе: «Сегодня встала запросная позиция на скидки на поставку нефтепродуктов. На это мы пойти не могли. Если предоставлять скидки, нам необходимо было бы вводить госрегулирование нефтяного рынка, что мы делать не сможем. Мы поставим в непонятное положение наши нефтяные компании. Поэтому мы будем способствовать достижению коммерческих договоренностей между потребителями Белоруссии и российскими нефтяными компаниями».

«Мы не можем сегодня резко поменять регулирование, условия регулирования нашей нефтяной отрасли. Вы знаете, цены на нефть регулируются рынком, а не административно регулируются, поэтому это всё останется, и мы будем оказывать всяческое содействие достижению этих соглашений для того, чтобы обеспечить Белоруссию необходимыми объемами нефти», — рассказал Козак.

Из сказанного российским чиновником следует, что Минск никак не может понять роль правительства страны в рыночной экономике. То есть в Союзном государстве не работают механизмы сопряжения двух типов систем — российской рыночной и белорусской командно-административной.

Видимо, Лукашенко уверен, что Путин продаёт нефть, газ, уран, оружие, выдаёт кредиты и так далее. На самом деле ни в России, ни в США политическое руководство стран такой коммерцией не занимается. Как говорится, для этого есть «специально обученные люди», и называются они менеджментом субъектов хозяйствования.

Жаль, что госсекретарь США Майкл Помпео, обещавший удовлетворить потребности Белоруссии в нефти на 100%, не посчитал нужным пояснить такие детали. Кстати, США импортируют российскую нефть. Поэтому не исключено, что заокеанские продавцы смогут насытить белорусские НПЗ сырьём из российских недр — в госконцерне «Белнефтехим» знают, как это делается.

Правительство РФ долго выстраивало относительно комфортную для себя систему госрегулирования, определения условий и коррекции механизмов, но не прямого участия в хозяйственной деятельности. Таковая находится в компетенции субъектов хозяйствования — преимущественно частных. Они платят налоги с прибыли, что вполне вписывается в нормы рыночной экономики.

Белоруссия живёт по другим правилам. Лукашенко лично инспектирует колхозы и принимает кадровые решения по факту «обосранных коров». Он даёт ценные указания аграриям — что и когда сеять, убирать и так далее. Он даёт советы и отдаёт приказы промышленникам, бизнесменам сферы услуг, военным, врачам, учителям — вообще всем. Он инициирует новые налоги — «на тунеядцев», «на автовладельцев», «на выезжающих за границу». Ему есть дело абсолютно до всего, он абсолютно уверен в своей абсолютной компетентности.

Как показывает практика сочинских переговоров, есть сферы, в которых компетенций у Лукашенко недостаточно. К переговорам надо готовиться, видя системные явления, причины конфликтов. Разумно не создавать конфликтные ситуации. Ни во внешней политике, как в случае демонстративного сближения с режимом Саакашвили в 2008 году или киевской хунтой после госпереворота 2014 года. Ни во внутренней политике, как в случае с насильственной «белорусизацией», сопровождающейся политическими репрессиями в отношении сторонников единения с Россией и нападками на российского посла — спецпредставителя президента России Михаила Бабича.

Многих проблем можно было попросту избежать, проводя разумную политику. Россия разумную политику всегда поддерживала, и не только на словах — миллиардами долларов ежегодной непрямой помощи через самые разные схемы — вплоть до хитроумной «перетаможки». Российский углеводородный грант за прошлый год составил около $5,5 млрд (примерно десятая часть ВВП Белоруссии), а в прошлой пятилетке объёмы такой помощи были ещё существеннее.

Белорусская делегация прекрасно знала причины, по которым идиллия прекратилась. В прошлом году был уникальный шанс принять пакетное соглашение по 31 «дорожной карте» углубления экономической интеграции — и Москва готова была рассматривать вопрос о ещё большей лояльности к Минску. Однако произошло то, что произошло.

Путин предлагал кашку на завтрак — весьма символично. Вернувшись без договорённостей, Лукашенко будет потчевать «народец» на завтрак суверенитетом, на обед — независимостью, а на ужин — тысячелетней государственностью. Не всем может понравиться такая диета.

Лукашенко уехал на сочинские переговоры в феврале 2020 года, а вернулся в декабрь 2019 года. Сюжет для ремейка польской комедии или песни российского шоумена могилёвского происхождения.