золото

За один только февраль запасы монетарного золота в России увеличены на 2,4%. Это очень высокий темп. Надо оговориться, что «монетарное» не означает «хранимое в монетах» – наше золото высочайшей пробы отливается в стандартные слитки.

Потрогать запасы

При текущей стоимости золота 1293 доллара за тройскую унцию (31,1 г) это равняется 2204 тоннам жёлтого металла в наших запасниках.

Кстати, визуально такое количество смотрится не слишком впечатляюще: золото в 19,32 раза тяжелее воды, так что тонна золота – это всего лишь 51,75 литра, чуть больше двух с половиной офисных 19-литровых бутылок воды.

Текст этот написан сегодня, 8 марта, так что уместна ещё одна иллюстрация. Если всё наше казначейское золото высшей пробы отлить в изящные золотые колье 585-й пробы по 20 граммов каждое (в магазинах такие стоят от 80 тыс. рублей, без бриллиантов), мы получим 188 миллионов украшений – хватило бы на всех женщин бывшего СССР и немного осталось бы.

Ещё одна ценная особенность наших золотых запасов, выгодно отличающая их, например, от американских 8200 тонн золота, состоит в том, что наши запасы… существуют. Центробанк России иногда проводит экскурсии в золотые хранилища, пускает туда журналистов, а вот добраться до американских запасников, расположенных в городке Форт-Нокс, не может даже сам президент США. Аудит запасов не проводится, а одна из партий американского золота, вывезенная в Китай, оказалась крашеным вольфрамом (плотность вольфрама – 19,25 г/см3 – практически равна плотности золота).

Однако признать проблемы со своим золотом США не готовы – слишком серьёзными будут последствия. Золотой стандарт давно отменён, но психологическая роль жёлтого металла остаётся исключительно высокой. Американцам проще выбросить триллионы на какую-нибудь ковровую гуманитарную помощь, чем пустить инспекторов в подвалы Форт-Нокса.

Почему золото?

Кстати, вы не задумывались, почему именно золото являлось основой экономики человеческой цивилизации со времён шумеров до 1970-х годов? В чём его уникальность?

Во-первых, золото – так называемый благородный металл, то есть с трудом вступает в химические реакции, в том числе с таким сильным реагентом, как кислород. Видели, как зеленеют бронзовые статуи, как ржавеют железо и другие металлы? Это – окисление, взаимодействие с кислородом. Антиоксиданты, замедлители такого взаимодействия, – важнейшая часть нашей современной жизни. А золоту всё равно, оно не портится. И к тому же обладает антибактериальными свойствами.

Во-вторых, золото – исключительно тягучий, пластичный материал. Его можно вытянуть в невероятно тонкие нити, раскатать в прозрачные (!) пластины. Золото выдерживает там, где другие металлы разрушаются и рвутся.

В-третьих, золота на земле мало, его трудно добыть. Оно не подвержено инфляции, потому что темпы роста добычи золота (когда такой рост вообще есть) уступают темпам экономического развития. Сбить цену на золото, таким образом, можно, но это очень дорогое удовольствие.

Всё это (плюс высочайшая электропроводность и некоторые другие обнаруженные уже в современности свойства) делает золото незаменимым в промышленности, причём научно-технические перевороты лишь усиливают потребность в этом металле. Россия и Китай не зря активно наращивают свои запасы: золото ещё не раз выйдет на мировую авансцену.

Кстати, для поддержки российских производителей Минфин предлагает отменить НДС на золотые слитки – это даст стимул развитию отечественной электронной промышленности.

Военные траты

Экономической роли золота в современном мире посвящена замечательная серия статей Валентина Катасонова, а мы расскажем вам об истории русского золотого запаса. Это отнюдь не праздное чтиво – сила золота такова, что многие факты из прошлого прямо воздействуют на будущее. Это касается и некоторых «золотых требований» России, уходящих корнями в события вековой давности.

105 лет назад, перед началом Первой мировой войны, наш золотой запас был крупнейшим в мире – 1311 тонн. Подобное благополучие, кстати, стало одним из факторов, побудивших нас ввязаться в этот злополучный европейский междусобойчик: в правительстве решили, что страна более чем обеспечена ресурсами для небольшой победоносной войны. Несколько сотен тонн золота ушли в Великобританию как гарантия возврата кредитов, которые нам были выданы на закупку военного снаряжения.

Да-да, для британцев вовлечение России в войну было в числе прочего и открытием отличного рынка сбыта залежалого оружия. Продать за полновесное золото избыточные запасы, которые будут использованы против твоего же главного конкурента, – отличный ход, недооценённый, к сожалению, русским командованием.

После революции золотой запас империи стал объектом охоты самых разных сил. Большевики, завладев казной, отправили её из Петрограда в Поволжье – существовала реальная опасность взятия столицы верными присяге войсками. Но белые нашли золото и в Казани – в августе 1918 года почти весь запас был захвачен войсками полковника Владимира Каппеля.

Под напором красных золото поехало дальше на восток – Уфа, потом Омск. Понятно, что в обстановке той неразберихи казна «усыхала» на глазах: проведённая правительством Александра Колчака проверка показала, что от примерно 850 тонн, которыми располагало царское правительство на момент своего падения, осталось лишь 505 тонн. Колчак также изрядно потратился, да и обеспечивавшие сохранность «золотого эшелона» чешские войска не преминули поживиться: в общем, на момент возврата золота советским властям (это было одним из условий компромисса с чехами, которым уж очень хотелось покинуть негостеприимную Россию) казна усохла до 323 тонн.

Дно и восстановление

Таким образом, на то, чтобы потратить почти тысячу тонн золота, ушло менее шести лет. Выгодоприобретателями этого стахановского движения стали Великобритания, Чехословакия, а также Япония, в которой белогвардейцы укрыли от большевиков несколько десятков тонн золота. Причём если потери от военной торговли и грабежей давно списаны, то японцам никто золота не дарил – оно, по идее, так и должно лежать в банковских подвалах в ожидании наследников своих владельцев. А наследником этим, как мы видим из истории, является, безусловно, Российская Федерация.

Но на 323 тоннах «усыхание» не остановилось. Первые годы своей власти большевики были кем угодно, но не рачительными хозяевами, к тому же страну необходимо было восстанавливать после кровавой каши Гражданской войны. Как результат – 150 тонн золота к 1928 году. Это и стало низшей точкой во всей современной истории русского золота.

После этого ценой неимоверных усилий народа золотой запас рос невероятными темпами – до 2800 тонн уже к 1940 году, рекорд, не побитый и поныне. Тут Россия снова потребовалась «цивилизованному миру» для перенаправления гитлеровских армий с западного фронта на восточный – и золото вновь потекло из страны, которая нуждалась тогда буквально во всём.

Как видим, Николай II и Иосиф Сталин активно накапливали золото, чтобы использовать его в трудный момент. Тем же путём попытался идти Юрий Андропов, пришедший к власти после великих транжир Никиты Хрущёва и Леонида Брежнева (за 19 лет спустили более 2000 тонн).

Однако после смерти Андропова золотой запас начал таять с повышенной скоростью: с 720 до 290 тонн всего за шесть лет (1985-1991), когда мы вроде бы ни с кем не воевали. В 1990-х, при Борисе Ельцине, запас несколько подрос: страна выживала за счёт нефти, а не золота. А Владимир Путин пошёл по пути Николая II и Иосифа Сталина: с 1999 года объёмы золота в хранилищах Центробанка выросли почти в пять раз. И, судя по всему, достижение советских рекордов не за горами.

* * *

Напрашивается аналогия – рост запасов ведёт к войне. Это действительно так, причём война уже началась, война экономическая, долгая, лицемерная, с дружескими визитами и пожиманием рук, война на истощение. И полагаться в этой войне можно только на собственные ресурсы, причём одним из самых надёжных является как раз золото, без которого немыслима успешная промышленность.

Ценность рубля изменится, доллара – изменится, ценность золота – нет.