газ поток

Не успела Дания разрешить строительство «Северного потока — 2» на своем континентальном шельфе, как на пути газопровода возникло очередное препятствие. Немецкий парламент не принял закон, ограничивающий действие газовой директивы ЕС.

Что в пакете

Третий энергопакет газовой директивы ЕС предполагает, что оператор любого международного газопровода в Европе должен зарезервировать половину мощности для сторонних поставщиков топлива. Речь шла о трубах, проложенных по суше, но в мае этого года требование расширили и на те, что идут по морскому дну, — с прицелом на «Северный поток — 2».

Чиновники ЕС твердят о диверсификации и энергобезопасности. Это понятно. Но дело в том, что российский газопровод напрямую соединяет Усть-Лугу Ленинградской области с немецким Грайфсвальдом.

Никаких дополнительных подключений не предусмотрено. Да и сколько-нибудь серьезной газодобычи, позволившей бы наладить экспорт в Западную Европу, ни одна из стран балтийского региона не ведет.

Выходит, что в соответствии с буквой европейского закона одна из двух нитей российского газопровода — а это 27,5 миллиарда кубометров в год — будет простаивать. Для «Газпрома» и западных инвесторов проекта это означает напрасно потраченные на строительство пять миллиардов евро, для европейских потребителей — нехватку топлива.

Немцы это прекрасно понимают, поэтому депутаты бундестага внесли законопроект об исключении из требований Третьего энергопакета иностранных газопроводов, если они были профинансированы до 23 мая 2019-го, их первая точка соединения с общей сетью Европы находится в Германии и нет угрозы конкуренции и безопасности в ЕС.

«Северный поток — 2» этим условиям полностью соответствует: европейские инвесторы — OMV, Wintershall, Shell, Uniper и Engie — выделили деньги на проект задолго до мая этого года.

Но голосов не хватило: всего 133, а надо было 355. Повторное обсуждение отложено на неопределенный срок.

Кто против

Берлин отложил этот законопроект, не желая конфликтовать с Еврокомиссией. А та всячески отстаивает интересы Украины и Польши, которые больше всего потеряют от запуска СП-2.

Накануне голосования в бундестаге замминистра экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тарас Качка назвал немецкий законопроект в защиту СП-2 «попыткой Москвы сохранить устаревшую модель газовых отношений» и заявил о намерении обжаловать его в суде Евросоюза.

Разразившаяся в Киеве истерика вполне объяснима: «Северный поток — 2» вместе со второй нитью «Турецкого потока» через Болгарию, Сербию и Венгрию избавит «Газпром» от необходимости прокачивать газ в Европу через украинскую ГТС. Максимум что останется Киеву при таком раскладе — 15 миллиардов кубометров в год, а значит, бюджет не досчитается двух с половиной миллиардов долларов.

Но самая большая проблема для Берлина отнюдь не Киев. Польша тоже лишается части транзита: по оценкам экспертов, в течение десяти лет — 17 миллиардов кубометров. Это не так много, как у Украины, но в отличие от Киева Варшава — полноправный член Евросоюза и пользуется большим влиянием в Брюсселе.

Причем поляки не стесняются предъявлять претензии к остальной Европе, и сразу после голосования по ограничению газовой директивы в бундестаге польский антимонопольный регулятор UOKiK оштрафовал французскую Engie почти на 40 миллионов евро.

«Мы наложили на Engie Energy штраф в размере 172 миллионов злотых за постоянный и необоснованный отказ в отправке запрошенных нами документов. Дело касается разбирательств в отношении предприятий, ответственных за строительство газопровода «Северный поток — 2», — сообщает регулятор в твиттере.

Москва понимает, что Берлин не хочет идти на открытую конфронтацию с Брюсселем, поэтому в «Газпроме» придумали запасной вариант, позволяющий всем сохранить лицо, но добиться цели.

По данным издания Handelsblatt, российский газовый холдинг создал компанию, которая станет оператором участка «Северного потока — 2» длиной 12 морских миль, проходящего по территориальным водам Германии, то есть подпадающим под газовую директиву ЕС (остальная трасса проложена в международных водах, где требования ЕС не действуют).

В результате директива об обязательном разделении функций поставщика газа и оператора трубопровода будет выполнена и «Северный поток — 2» заработает на полную мощность.