Северный морской путь

Новость проскочила почти незамеченной: фактическим хозяином Северного морского пути будет государственная корпорация «Росатом». «Росатом» наделен, еще раз повторимся, фактически статусом оператора Северного морского пути и будет отвечать за его развитие. Он станет также главным распорядителем бюджетных средств.

Такое решение приняла на днях Госдума в третьем окончательном чтении.

Госдума передала «Росатому» полномочия оператора Севморпути

Теоретически это означает, что Северный морской путь (СМП) будет работать по принципу «двух ключей».

С одной стороны, министерство транспорта, которое ранее безраздельно командовало Севморпутем, сохраняет за собой функции государственного контроля и регулирования деятельности СМП. В частности, утверждение обязательных постановлений, назначение портовых сборов, установление правил ледокольной проводки, гидрометеорологическое обеспечение и так далее. Надхозяйственные функции, так это сформулируем.

С другой стороны, «Росатом» становится полновластным оператором СМП. По сути, управляющим, да и по факту — хозяином, который будет иметь право планировать развитие инфраструктуры Севморпути и затем осуществлять соответствующие действия. А значит, заключать концессии, принимать инвестиционные проекты, контролировать и участвовать в их осуществлении и так далее.

Вот тут «ключи» и появляются. План развития инфраструктуры СМП будет утверждать Минтранс. Он же будет выдавать разрешения на плавание по трассе, в соответствии с порядком, утвержденным правительством и по согласованию с «Росатомом». Навигационно-гидрографическое обеспечение Севморпути также будет в совместном ведении.

На фоне долгой и ожесточенной «дискуссии» между фигурантами такое решение представляется добрым компромиссом. По принципу «кесарю — кесарево, а слесарю, сиречь «Росатому» — бизнесменское». Кошки сыты и «Вискас» цел.

А деньги чьи?

Но главный вопрос бизнеса — деньги. Кто будет зарабатывать на Северном морском пути?

Государство? Само собой. Но не напрямую. Потому что полномочия главного распорядителя бюджетных средств, а также главного администратора доходов получает «Росатом». Он же будет и получателем бюджетных средств, и главным государственным заказчиком программ развития и устойчивого функционирования СМП, то есть главным финансовым посредником. Чем-то вроде государственного инвестиционного фонда, надо понимать.

Недаром заместитель генерального директора «Росатома», руководитель дирекции Севморпути Вячеслав Рукша с удовлетворением отметил, что такое положение вещей «позволит нам приступить к окончательному формированию управленческой структуры для реализации полномочий госкорпорации по организации плавания судов в акватории СМП, а также по развитию его инфраструктуры, конечно, в сотрудничестве со всеми заинтересованными сторонами».

То есть «Росатом» оказывается, конечно, только управляющим Северным морским путем, но таким, у которого самого трасса будет как бы в концессии. А государство в лице Минтранса будет своего управляющего не контролировать, а, так сказать, инструктировать.

Недаром в Минтрансе, по слухам, осталось много недовольных законопроектом об СМП. Ибо, хоть очень наружу это и не выносилось, информированные люди знали о борьбе, которую вело министерство, чтобы оставить Севморпуть полностью в своих руках. Те же информированные люди, однако, еще тогда предсказывали, что победителем в этом спарринге выйдет «Росатом». За идеей назначить госкорпорацию единым оператором Севморпути стоял, в частности, тогдашний вице-премьер Дмитрий Рогозин, ее поддержал премьер-министр Дмитрий Медведев, а уже его предложение в конечном итоге одобрил президент Владимир Путин. И совсем уж информированные люди не исключали, скажем так, участия в обсуждениях заместителя главы президентской администрации Сергея Кириенко. Бывшего руководителя «Росатома», да.

Что получается и чего ждать?

Итак, схема вырисовывается следующая.

Сначала действующее в качестве агента Минтранса через Росморречфлот Федеральное государственное бюджетное учреждение (ФГБУ) «Администрация СМП» выдает по согласованию с действующим в качестве агента «Росатома» ФГУП «Атомфлот» разрешение на проход судов по СМП и удостоверение на ледовую лоцманскую проводку. Далее «Атомфлот» проводит сам или дает проводить под своим контролем суда, отвечая за порядок и безопасность на трассе. Для этого «Росатом» вкладывает средства, в том числе бюджетные, в развитие инфраструктуры СМП, в порты, для чего будет проводить конкурсы, определять победителя, назначать его концессионером, контролировать ход работ и отвечать за результаты.

Какова же примерная цена вопроса?

Об этом в одном из основополагающих интервью прессе рассуждал сам руководитель дирекции Севморпути Вячеслав Рукша. В нем он в особенности упирал на то, что мировой рынок очень заинтересован в поставках сжиженного природного газа (СПГ), а потому можно ожидать 200 млн тонн поставок только на растущий тихоокеанский рынок.

«Сегодня этот сектор — самый динамично растущий, и мы просто обязаны в нем занять свою нишу», — подчеркнул он.

В прошлом году по Северному морскому пути перевезено 10,691 миллионов тонн грузов. Из них около семи миллионов тонн — с помощью «Атомфлота». К 2020 году планируется достичь рубежа в 40-43 млн тонн, а к 2024 году сам президент России предписал выйти на показатель 80 млн тонн. И получается, что Вячеслав Рукша прав даже не на сто, а на двести процентов: обычные транзитные перевозки грузов, скажем, из Роттердама в Пусан такого объема не дадут никогда. А вот поставки СПГ от завода на Ямале на запад и на восток — вполне.

А может, и даже больше. Ибо сегодня Россия заходит своей экономикой на север мощно и уверенно: здесь реализуется или вот-вот будет реализоваться 15 проектов, прежде всего связанных с освоением природных сырьевых ресурсов.

Но это одна сторона вопроса.

Вторая же заключается в том, что «Росатом» — корпорация более чем успешная. Это первое место в мире по величине портфеля зарубежных проектов — 36 энергоблоков в 12 странах, — второе место в мире по запасам урана, четвертое место в мире по производству атомной энергии. Это 41% мирового рынка атомного проектирования, 40% мирового рынка услуг по обогащению урана и 17% рынка ядерного топлива.

Но так было не всегда. Конечно, специалисты признают, что именно атомная отрасль удержала Россию от окончательной деградации под благословенным правлением либералов в 1990-е годы: слишком сложна, слишком комплексна, не приватизируешь и не развалишь без смертельного риска. Но, как видим, удалось не только вытащить, но и поставить на одно из ведущих мест в мире.

Таким образом, «Росатом» — это успех, и не будем бояться этого слова. Если он справился с развитием такой сферы, как атомная, то есть все основания ожидать, что справится и с развитием Северного морского пути. Во всяком случае, не хуже, чем тоже вышедшая из-под министерского управления ОАО «РЖД». И при всей любви к Минтрансу, которую, впрочем, вряд ли многие испытывают при всех его достоинствах, путь не бюрократического, а экономического управления Севморпутем вполне может привести к тому же успеху, что отмечается сегодня в атомной сфере.