китай

Владимир Путин назвал политику сдерживания Китая и России, которую проводят США, серьезнейшей ошибкой, которая опасна для самих Штатов. Парадоксально, но президент России лучше понимает американские национальные интересы и больше заботится о будущем Америки, чем многие заокеанские политики.

На инвестфоруме «Россия зовет!» президент России несколько раз возвращался к теме китайско-американского противостояния. Сначала, говоря о перспективах роста мировой экономики, он выразил уверенность в том, что он будет, несмотря на американо-китайскую торговую войну:

«Никто в США не заинтересован в обострении торгово-экономических отношений с Китаем в следующем году. Выборы впереди – надо стабилизировать ситуацию».

Потом, похвалив китайцев за тот «уникальный симбиоз, который удалось создать китайскому руководству, между централизованным планированием и рыночной экономикой», Путин снова вернулся к теме торговой войны США и Китая. Он связал ее как раз с успехами китайской экономики:

«Я с большой степенью уверенности могу утверждать, что это уникальное явление дает очень хороший результат, совокупно китайская экономика работает гораздо более эффективно, чем многие другие крупные экономики мира, в том числе и американская.

Я думаю, что вот это в значительной степени вызывает озабоченность наших американских друзей и объясняет вводимые против Китая ограничения. Именно это обстоятельство, а не диспаритет в торговом балансе».

Президент отметил, что в конечном итоге баланс между интересами все-таки будет найден, и объяснил свой оптимизм:

«Введение ограничительных мер в отношении одной страны так или иначе отражается на собственных интересах того государства, которое прибегло к ним. Это не сразу просматривается. Но когда люди, те, кто инициирует эти процессы, сталкиваются с негативными последствиями для себя, начинают анализировать, почему это получилось, как это получилось. При своих следующих шагах стараются этого избегать».

На самом деле Путин говорит не об экономике, точнее далеко не только об экономике. Сдерживание Китая и России – стратегическая цель США, которую в последние годы они не просто не скрывают, а всячески подчеркивают. Штаты объявили Китай и Россию «ревизионистскими державами», то есть странами, которые хотят пересмотреть существующий мировой порядок, в целом выгодный США. Москва и Пекин не отрицают, что они хотят пересмотреть правила игры в мире, но считают этот процесс объективным и отвечающим интересам абсолютного большинства мировых игроков. А политику США по сдерживанию Китая и России в Пекине и Москве считают проявлением американского гегемонизма. То есть нежелания расстаться с претензиями на исключительную, господствующую роль в мировых делах. Но почему Путин говорит о том, что это невыгодно самим Штатам?

Потому что в конечном счете попытка сдержать Китай и Россию ударит по самим США. И речь идет не только об экономике. Понятно, что торговые войны бьют и по их инициаторам. Причем учитывая состояние американской экономики, для нее это может стать куда заметнее, чем для Китая. Речь идет обо всех составляющих политики сдерживания – и экономических, и политических, и геополитических.

Например, Штаты давят на Китай через поддержку любых попыток раскачать внутреннюю китайскую ситуацию, будь то Гонконг, Синьцзян или Тибет. Вашингтон давит на Китай через его соседей, которых он всячески поддерживает в их территориальных и иных спорах с Пекином. США давят на Китай через попытки противостоять его экономической экспансии в других частях света – от Европы до Латинской Америки. Причем делают это с помощью политического давления и экономических санкций. Точно так же они ведут себя и с Россией – с поправкой на то, что наша страна сейчас воспринимается как меньшая проблема, чем Китай.

Естественно, что Китай и Россия не просто сопротивляются, но и считают американскую политику откровенно враждебной. Это приводит к еще большему укреплению российско-китайских отношений, которые в последнее время Путин стал уже открыто называть союзническими. Это само по себе очень плохо для США, так как любой вменяемый американский стратег считает российско-китайский альянс чрезвычайно опасным и невыгодным для Вашингтона. Тем более, что Москва и Пекин не ограничиваются усилением координации между собой. Через ШОС и БРИКС они пытаются привлечь к своему альянсу ту же Индию, не говоря уже о том, что китайский «Один пояс, один путь» самим фактом своего продвижения делает Китай глобальным геополитическим игроком, которому Штаты не могут ничего противопоставить в экономическом, инвестиционном и торговом плане.

Но у США нет альтернативы. Их экономика давно уже уступает китайской, если считать по паритету покупательной способности. А китайские амбициозные мировые планы американцы могут сдерживать только до тех пор, пока у них есть доллар как мировая резервная валюта (и нынешняя международная финансовая система в целом) и система военных союзников, военных баз и группировки авианосцев. Но и то и другое преимущество они потеряют в течение ближайших 15-20 лет, это миг на часах истории. Так может быть Штатам и не остается ничего другого, кроме как всеми силами пытаться сдерживать Китай и Россию, стремясь как можно дальше оттянуть неизбежную потерю своего преимущества. И рассчитывать на то, что это затягивание времени сыграет свою роль. Например, что в какой-то момент внутренние проблемы остановят, а то и повалят Китай, как в свое время произошло с СССР.

Подобный расчет ошибочен. Даже не потому, что второй раз подряд Америке так не повезет. Не говоря уже о том, что не только русские, но и китайцы выучили уроки краха СССР.

Возвышение Китая и возвращение России так же закономерно, как и завершение цикла западного мирового господства, перенос центра тяжести мировой политики с Атлантики на Тихий океан. Китай и Россия возвращают себе то место на мировой арене, которого они достойны, а надорвавшийся гегемон стоит на распутье.

Ему предстоит сделать самый важный выбор в своей истории. Продолжать политику сдерживания, которая постепенно будет все больше накалять обстановку и рано или поздно ударит по нему бумерангом, или попытаться организованно отойти на укрепленные позиции. То есть начать выстраивать систему баланса сил и интересов великих держав вместе с Китаем, Россией, Европой, Индией и другими, с тем, чтобы сохранить себя как самое сильное в мире национальное государство на ближайшие пару десятилетий, а потом стать одним из нескольких мировых центров силы.

Понятно, что добровольно выбрать второй путь большая часть нынешней американской элиты, глобалистской по своему мышлению, не хочет. Ну так потом и не надо расстраиваться, когда политика сдерживания Китая и России обернется развалом не Поднебесной и Российской Федерации, а Соединенных Штатов.