китай россия

В конце сентября 2018 года российским властям хватило наконец смелости сформулировать вслух очевидное: банки дружественного Китая саботируют работу с российскими компаниями, ссылаясь на режим американских санкций.

Информационные письма

Сведения о санкциях китайские банки получают из «информационных писем» Народного банка (Центробанка) Китая, которые при принятой в этой стране системе отношений являются законом: китайцы как никто другой умеют читать и писать между строк. Собственно, Народный банк и не отрицает, что рассылает информацию о «характере действующих санкционных ограничений».

А это, в свою очередь, приводит к постоянным задержкам российских транзакций и периодической их блокировке. Нас не то чтобы прогоняют – просто дают понять, что нам не рады. Обслуживают (за наши же деньги!) так, чтобы в следующий раз не пришли. Независимо от того, есть санкции против данной конкретной компании или нет.

Китайских банкиров понять можно: западные санкции против российских предприятий носят характер цепочки: нарушил – сам попал под санкции, а твои контрагенты – в зону риска. Понятно, что китайской экономике это не слишком интересно: Россия с ее несколькими десятками миллиардеров и 140 миллионами «среднего и ниже» класса является куда менее привлекательным рынком, чем Евросоюз и США, какие бы препоны они ни ставили на пути китайских товаров. Если вопрос встанет ребром, китайцы без тени сомнений пожертвуют малозначительным для них российским рынком. Нефть и оружие Россия все равно будет им продавать – другого такого крупного покупателя на нашей маленькой планете просто не существует.

Святее Трампа

Неудивительно, что проблема, которую обозначили еще в 2014 году, была озвучена на официальном уровне лишь четыре года спустя, в китайском Шэньчжэне, на заседании подкомиссии по сотрудничеству в финансовой сфере между Россией и Китаем. Ей предшествовало донельзя деликатное заявление представителя нашего Центробанка в Пекине Владимира Данилова: «Есть проблемы, связанные с расширенной интерпретацией рядом китайских банков ограничительных мер третьих стран в отношении России.»

Действительно, те же американцы, например, не отказывают в обслуживании российским организациям, которые не попали ни под какие ограничения. А китайцы отказывают. На всякий случай.

«КоммерсантЪ» приводит характерный пример. Китайцы избегают приема платежей от Сбербанка, которые не просто не запрещены – они проходят через американские банки-корреспонденты! Чтобы совершить такую транзакцию, необходимо добраться как минимум до уровня руководителя филиала, рядовые клерки молча отклоняют операции.

Встреча в Шэньчжене никаких результатов не дала. Улыбчивые китайские товарищи (кто там клеймит американцев за их фальшивые улыбки?) сказали, что понимают нашу проблему. Но рассылать предупреждения будут и дальше, а за перегибы на местах не отвечают.

На чужом языке

Энтузиасты «поворота на Восток назло проклятому Западу» забывают одну очень важную вещь. Китай – государство, пусть и вписавшееся в рыночную экономику, все равно идейно коммунистическое, атеистическое, к тому же сплоченное тысячелетним презрением к чужакам (которого никогда не было в России). Об этом не модно писать, но и у нас, и у Запада примерно одни и те же базовые ценности, зафиксированные в Евангелии: ценность человеческой жизни, моральная недопустимость обмана, базовое равноправие людей, «ни эллина, ни иудея». Да, это все испохаблено, испоганено поколениями политиков, но где-то в подкорке все равно сидит одинаковое понимание того, что такое хорошо и что такое плохо, одинаковые списки грехов и заповедей.

С Китаем у нас этой общей основы нет, не было и никогда не будет. Мы даже социализм строили совершенно по-разному, толкаясь и стреляя друг в друга. Территория Китая в последние десятилетия прирастала в основном за счет России. Мы пытаемся использовать Китай, но у него гораздо больше возможностей использовать нас.

Даже конфликт России и Запада пошел на пользу китайским товарищам: теперь они точно могут быть уверены, что в случае какого-то территориального конфликта (а он исторически неизбежен из-за экспансионистских настроений Пекина) никто не придет на помощь России. Запад смотрит на нас как на врага, Китай – как на колонию: то ли сырьевую, то ли исправительную.

* * *

Все это не значит, что торговать с Китаем не надо. Надо – и вести переговоры, и торговать, и разъяснять китайским банкам суть санкций, чтобы не было лишних препятствий для нашего обычного, не «санкционного» бизнеса. Все это мы будем делать. Но ситуация с финансовыми расчетами лишний раз показала, что никаких друзей за границей у России нет – есть только неверные конъюнктурные союзники.

Выживать и побеждать будем сами.