нефть

По мнению международного рейтингового агентства S&P Global Ratings, новые американские санкции могут привести к увеличению стоимости газа, что в свою очередь нарушит сложившееся равновесие на европейском газовом рынке. S&P Global Ratings полагает, что в данной ситуации «Газпром» сможет нейтрализовать риски посредством инвестиций в строительство новых газопроводов.

Мы попросили прокомментировать эту ситуацию известного экономиста, ведущего аналитика УК «Горизонт» Владимира Рожанковского.

— S&P раскритиковало новые санкции США против РФ. Как объяснить, почему экономисты решились противостоять политической повестке? Что изменилось? Стали объективнее?

— Профессионалам понятно, что снижение возможностей России экспортировать нефть — а мы на сегодняшний день вместе с Саудовской Аравией крупнейшие производители нефти в мире —фактически ведет к тому, что нефтяные рынки могут попросту взорваться. Цены просто взлетят. То, что происходит, свидетельствует о близоруком подходе к решению политических проблем.

Уже одно то, что Америка собралась наводнить Европу сжиженным газом, а процедура эта очень энергоемкая, дорогая и совершенно не конкурентоспособная, говорит о многом.

Дональд Трамп прежде чем подписывать такие законы должен был бросить клич на создание технологий, которые бы позволяли перебрасывать природный газ через Атлантику. Этого всего нет. Обаме про это витание в облаках еще в 2012 году все экономисты разъяснили, теперь ту же самую историю выдает Трамп. Хотя, казалось бы, он бизнесмен; но такое ощущение, что видит только одну сторону медали.

Санкции помимо негодования Европы и образовавшихся проблем во взаимоотношениях между Вашингтоном и Брюсселем имеют и второй аспект, который санкционеры явно просмотрели. Россия не Венесуэла и не Иран. Если убрать одного из крупнейших игроков, наложив санкции на строительство трубопроводов, это приведет к пропорциональному повышению цен на нефть. То же самое касается и газа. Та же Норвегия, поставляющая примерно пятую часть объема газа, не сможет увеличить его, у нее нет таких мощностей.

— Открыли ящик Пандоры?

— Ну да. Мы — естественные монополисты и по нефти, и по газу. А это означает, что нет возможности заменить Россию какими-то другими поставщиками. Из-за санкций в отношении Ирана цены выросли, но это было умеренное, небольшое, непродолжительное по времени повышение, которое впоследствии нивелировали с помощью новых игроков — Алжира, Анголы, Нигерии. Это возможно было компенсировать. Но кто компенсирует объемы производства России по нефти и природному газу? Ответ: никто.

По законам экономики, спрос рождает предложение. Если предложение резко снизится по причине санкций, это приведет к резкому взлету цен, что крайне невыгодно экономике Европы. Европа — крупнейший в мире потребитель нефти и нефтепродуктов. При той ситуации, которая сейчас сложилась в ЕС, это губительно.

Мы видим, что рост ВВП очень низкий, по-прежнему ЕЦБ вынужден поддерживать экономические стимулы, поскольку сама по себе экономика, к сожалению, не растет. Потребительского спроса недостаточно, и это все происходит на уровне низких цен на бензин по сравнению с теми, которые были до 2014 года. Если теперь вернуть эти цены обратно к уровню 100 долларов за баррель, Европа просто вся уйдет в минус. Начнутся повсеместный спад производства, стагнация и прочие прелести. Поэтому Европа заинтересована в том, чтобы энергетические потоки из России шли без всяких заслонов и преград.

— Получается, S&P высказало объективное мнение? Мы привыкли к мысли, что все эти агентства и эксперты подконтрольны и выражают мнение своих хозяев…

— Конечно, объективное. Политики свои действия оценивают из соображений политического паритета, им выгодно поставить конкурента на свое место, заставить сделать то, что надо им. Они никогда не будут думать об экономических последствиях. S&P на этот раз поступила как правильная контора, посмотрев на ситуацию с позиции экономики. Экономика говорит о том, что подобные грубые вмешательства в экосистему, в международный энергетический баланс, сформированный десятилетиями, приведут к резкому дисбалансу на рынке. А дисбаланс ударит по наиболее незащищенным экономикам, зависящим от внешних энергоносителей.

Стагнация в Европе чревата тем, что США не смогут торговать с ней как с основным партнером. Европа начнет заваливаться, и тогда все стремления Трампа увеличить объем экспорта американской продукции в мире закончатся ничем. Продукции будет много, но реализовать ее не удастся.

Понятно желание Запада как-то поставить Россию на место, но, по-моему, Европа сейчас уже стала понимать, что такое безудержное махание шашкой приведет к тому, что она случайно отрубит собственную голову.

Очень хорошо, что стали появляться публикации такого рода от агентства S&P. Скоро выйдет и полугодовой обзор у МВФ. Думаю, они тоже несколько поменяют риторику. Раньше Кристин Лагард часто выступала слишком по-проамерикански, но в последнее время у нее появилась более симпатичная для меня как для российского экономиста точка зрения. Она стала указывать на хрупкость процессов восстановления мировой экономики после кризиса 2008 года. Ей, стоящей у штурвала этих процессов, все стало очевидно. Конечно, МВФ не хотел бы такого будущего для Европы.

— Повлияют ли объективные прогнозы экономистов?

— Конечно. Во всяком случае, кто-то должен прочитать эти исследования. Понятное дело, что сами конгрессмены и сенаторы обычно таких книжек не читают, потому что большинство из них в некотором роде политические ковбои; но очень надеюсь, что до них эту информацию донесут. А процесс популяризации этому поспособствует. Тогда, может быть, политики будут действовать более аккуратно. Пока же кажется, что у них нет представления о границах распространения своей власти и желаний. Они чувствуют беспредельную свободу, но не знают, что экономика — это хрупкий инструмент, требующий тонкой настройки и просчета последствий. Политикам нужно больше читать книжек по экономике, иначе все эти претензии и действия «назло» из соображений политического возмездия приведут к тому, что мировая экономическая система просто рухнет.

comments powered by HyperComments