пасе

Соскучившаяся по нашим деньгам Европа зовёт нас обратно в свои ряды. Ежегодный взнос России в Парламентскую ассамблею Совета Европы равнялся почти 30 миллионам евро. Дыра в бюджете этой организации становится всё более ощутима.

Это хорошая иллюстрация к вопросу о санкциях Запада и контрсанкциях России. На кого они больше действуют. Европа менее всех готова расставаться с деньгами и прочими преференциями, получаемыми ею от взаимоотношений с Россией. Они привыкли к комфорту и финансовому прагматизму. Если есть альтернатива между ежегодными 30 миллионами евро и единовременным переходом Крыма из одного неевропейского загибающегося государства в другое неевропейское государство, набирающееся державной мощи, то деньги со временем становятся всё более ближе к телу.

Руксит – русский выход из Европы

Нужно ли нам состоять в Парламентской ассамблее Совета Европы? Давайте поставим вопрос даже более широко: нужно ли нам состоять в Европе, в каких-либо европейских организациях?

ПАСЕ предлагает вернуть нам часть прав в этой организации. В частности, право участия в выборе генсека. При этом в случае отказа платить нам вновь грозят приостановлением представительских прав в ПАСЕ и в Комитете министров Совета Европы и отзывом членства.

Подобные заявления звучали и в прошлом году. На них отвечал наш министр иностранных дел. Лавров, в частности, заявил:

«Не думаю, что участие в Совете Европы для России важнее, чем участие России в Совете Европы для европейских стран. Это моя твёрдая позиция… Если они хотят исключить Россию из Совета Европы, мы им такой радости не доставим – уйдём оттуда сами.»

Далее, 17 января 2019 года, депутаты Госдумы решили и в этом году не формировать парламентскую делегацию от России в ПАСЕ и не платить денежный взнос.

«Мы не требуем, – было сказано в заявлении депутатов Госдумы, – для себя каких-либо преференций, а действуем в интересах обеспечения равных прав парламентариев всех стран представлять интересы своих избирателей. Считаем необходимым приведение Регламента ПАСЕ в соответствие с Уставом Совета Европы, в котором гарантированы равные права всех 47 стран-участниц организации.»

ПАСЕ ничего нам не гарантирует. После выплаты денег нас в любой момент снова смогут лишить слова и попросить выйти вон.

Россия – не Европа, Россия – срединный мир между Западом и Востоком

Лет триста мы совершенно искренне хотели стать либо частью Европы, либо хотя бы участвовать в европейской политической системе.

Это желание было связано с той системой ученичества, которую ввёл ещё Петр I. Желая модернизироваться, перенять различные технические европейские знания, мы нанялись в ученики Европе. К сожалению, этот процесс затянулся, и учёба превратилась в «вечное студенчество» России, вечное европейничание.

Модернизация постепенно превратилась в вестернизацию, которая к началу XX столетия привела к полному отказу от своего пути. Революция стала актом полного порабощения Западом, западными политическими учениями, вплоть до политического самоубийства своего государства Российской Империи, попытки отказаться от веры и крови своих отцов. Революция была реальной попыткой русского человека бежать впереди европейского паровоза, грозя переделать саму Европу по тем марксистским радикальным рецептам, на которые она и сама не решалась.

Перефразируя русскую поговорку, процесс проходил под лозунгом: «Заставь русского западника стать европейцем, он и Европе лоб расшибёт». Все эти практические попытки стать европейцами и даже квазиевропейцами, европейцами будущего – коммунистами – не привели к желаемому результату. Европа осталась к нам так же холодна, как и была сто, двести и пятьсот лет назад, когда узнала о нашем существовании.

Для трезвого разумения совершенно ясно, что невозможно вступить в то сообщество, которое не желает видеть тебя своим членом. Нельзя навязать себя тем, кто не хочет быть твоим братом, родителем. Нельзя заставить себя против воли усыновить.

Понятия «свой» – «не свой» отображаются государственными границами как исторические факты размежевания разных миров. Цивилизационные границы могут казаться невидимыми, но это не так. Государства формируются по жёсткому принципу размежевания между теми, кто хочет и, главное, может жить вместе с тобой под одной крышей, и теми, кто не хочет. Государственные границы отображают психологические, религиозные, этнические и цивилизационные различия, бытовые привычки одних сообществ, желающих жить отдельно от других.

Пренебрежение этими цивилизационными границами есть насилие, вторжение в чужой мир, приводящее только к противостояниям, вражде и взаимному неудовлетворению. Демократические глобалисты отрицают эти естественные человеческие разделения и создают лишь цивилизационные конфликты.

Проблема нахождения России в Европе – проблема надуманная. Идея единой Европы в виде Европейского союза, даже без России, трещит по швам. Даже Англия чувствует себя неуютно в «общеевропейском доме», где французам тяжело ужиться с немцами, чехам – со словаками, хорватам – с черногорцами, итальянцам северным – с итальянцами южными, испанцам – с каталонцами и басками и т. д.

Где в Европе место России? Место, для нахождения которого мы чуть не угробили и себя, и саму Европу в XX столетии? Его нет, потому что единая Европа – это выдумка европейских глобалистов.

Европа как политическая сумма национальных государств ещё представима в отдельные моменты истории. Единство Европы существует только в отдельных случаях, когда она объединяется против какого-то неевропейского врага типа России или Турции, например.

Нужно перестать принимать призраки за действительность. И перестать льнуть то к Европе, то к США, то к Китаю. Любые страны могут быть союзниками в тех или иных геополитических ситуациях, но никто не станет нас усыновлять или удочерять. Надо стоять на своих ногах и жить своим умом.

Россия как государственный организм, как культурно-цивилизационный организм не слилась за свою более чем тысячелетнюю историю ни с Западом, ни с Востоком. Это должно о чём-то говорить.

В России есть несколько вещей, абсолютно не устранимых из её облика. Это огромная страна, крупнейшая славянская и крупнейшая православная страна мира. Войдя в Европу политически, она раздавит её своим территориальным и иносоставным разнообразием. Европа не может переварить в своём составе венгров, поляков, прибалтов, даже итальянцев. Она просто сдохнет, решившись на переваривание русских и сотни других народов России. Скорее её саму переварит Россия. И европейцы хорошо понимают это, в отличие от нас.

Нужно перестать себя обманывать. Россия – это Россия. Европа – это Европа. Нужно самим выходить из Совета Европы и тем самым заканчивать трехсотлетнюю школу ученичества. Учиться уже нечему, сам учитель в значительной степени обезумел и близок к кончине.

Никакой Евророссии никогда не было и не будет. Да свершится Руксит, освободив нас от морока западнического европейничания.