танк

«Русскую танковую орду» может остановить только берег Атлантического океана.

Тема сравнения «кто ж сильнее — слон или кит?» пользуется популярностью традиционно. После падения Железного занавеса одно время считалось, что на нее дан окончательный ответ. США и НАТО добились абсолютного превосходства, и вопрос с повестки дня можно снимать.

Несколько позднее, особенно после войны 08/08/08, сравнение возможностей сторон возродилось, но, как правило, заканчивалось демонстрацией западного научно-технического превосходства. Из красочной продукции Голливуда и итогов Первой Иракской «все знали», что «американский танковый взвод» способен наголову разгромить любую танковую дивизию противника. А если случится заминка, всех лихо умными ракетами и сверхточными бомбами отутюжат американские, типа, невидимые самолеты.

Однако в последние три-четыре года положение в такого рода оценках стало явно меняться. Наглядным тому примером служит мнение известного финского военного аналитика Петри Мякеля, опубликованного в Daily Star: «Российская танковая армия станет настоящим кошмаром НАТО, и приведет РФ к быстрой победе в случае Третьей мировой войны». Мнение, понятное дело, отражает застарелые шаблоны еще времен Холодной войны, но, тем не менее, реальное положение дел отражает достаточно верно. Тем самым подпитывая у европейцев изрядную фобию. Особенно у лимитрофов.

Впрочем, вопрос на самом деле является куда более серьезным, чем выглядит на первый взгляд.

Американцы и сторонники безусловного западного превосходства из других стран, включая нашу, обычно козыряют сравнением сухих статистических цифр общего характера. Из них следует, что по численности населения США превосходят Россию вдвое, а с учетом Европы — в 6-7 раз. Отсюда возникает и 2,5-9 кратное их преимущество в размере мобилизационного ресурса. И даже по развернутой кадровой армии даже одни США (1,4 млн.) выглядят сильнее России (1,1 млн.).

С войсками прочих стран НАТО Запад имеет в строю до 2 млн солдат и офицеров. Ну, и далее по тексту. Аэродромов у них в 11 раз больше нашего, самолетов – в 4,5 раза, вертолетов – в 4,7 раза, по танкам и бронетранспортерам практически паритет. У США десять ударных атомных авианосцев, а у России сколько? А так как «все западное», типа, заведомо лучше «любого российского», говорить получается практически не о чем. Классическое «шах и мат вам, вата».

Следует отметить – на уровне теории все перечисленное верно. Однако изложенные цифры являются далеко не всей и очень неполной картиной, что с неприятным изумлением сейчас и открывают для себя ведущие западные аналитики. Например, по гроссбуху ВС США действительно составляют 1,4 млн человек. Вот только свыше 700 тыс. из них фактически являются обычными гражданскими лицами на контракте с Пентагоном. Ремонтники, уборщики, связисты, кухонные рабочие и многое другое давно отдано на аутсорс гражданским предприятиям.

Таким образом, даже с учетом всех генералов и их личных помощников, «людей в форме» американское минобороны имеет менее 600 тыс. человек, из которых боевых подразделений только 420 тыс. В том числе, боеспособных только 320 тыс.

В России стрелком в первой линии является тоже далеко не каждый человек в форме, однако считая по аналогичной методике, из-за принципиально иного подхода к вопросам военного строительства, численность боевых подразделений российской армии имеет свыше 700 тыс. человек, в том числе, не менее 550 тыс. боеспособных.

Дальше начинаются частности. Например, аналитики Пентагона весной 2017 года проанализировали структуру сухопутных российских бригад и пришли к малоутешительному выводу о том, что по своей огневой мощи они более чем вдвое превосходят возможности американских. В том числе, так называемых «тяжелых». Тогда как стандартные для Пентагона «бригады Страйкер» уступают по огневой мощи российским в 3,2-3,7 раза.

В структуре российских частей значительно больше ствольной артиллерии и почти на порядок больше реактивных систем залпового огня. И если брать бой один на один побригадно, то американцам из казарм лучше вообще не выходить, ибо на поле боя от них мало что останется.

Раньше западное доминирование обеспечивалось гарантированным превосходством в воздухе, но те времена тоже закончились давно. Во-первых, размер парка именно боевой авиации у США сильно сократился (даже если считать вместе с новейшими, но пока весьма ограниченно боеспособными F-35), тогда как Россия свой ВКС, наоборот, активно обновляет. Причем машинами противнику, мягко скажем, как минимум не уступающими. Во-вторых, что куда важнее, Москва сумела осуществить глубокую модернизацию систем ПВО, добившись сегодня в них если не абсолютного превосходства, то безусловного доминирования, полностью исключающего господство противника в воздухе.

Ну, и самое главное, опыт боевых действий в Сирии и Йемене показал, что круто навороченные танки, это, конечно, хорошо, однако в условиях насыщенности пехоты разными ПТРК в сочетании с резко возросшим уровнем разведки благодаря новой электронике и дронам, относительно «старые» машины на поле боя они превосходят не так чтобы сильно.

Более того, типичной задачей тяжелой бронетехники является не война танков против танков, а штурм городской застройки, то есть танк против дома. И вот тут ключевым аспектом оказывается, в первую очередь, имеющийся танковый запас, а он больше как раз у русских. Сильно больше. Даже с учетом доли очевидно невосстановимых машин на базах хранения, все равно, по крайней мере, раз в семь, если не в восемь.

Но свое главное преимущество русские войска убедительно продемонстрировали на учениях «Запад-2017″ и «Восток-2018″. Как оказалось, Российская Федерация на любом из выбранных направлений в течение 10 суток способна развернуть армейскую группировку численностью в 50 тыс. человек, полностью укомплектованную всем необходимым, включая тяжелое вооружение, тыловое обеспечение, а также силы поддержки и обеспечения.

По нормативам НАТО на развертывание 5 тыс. личного состава (фактически одной бригады) сверхбыстрых и, соответственно сверхлегких, то есть не имеющих в штате тяжелого вооружения вообще, частей «быстрого реагирования» требуется 45 суток. На дивизию необходимо больше шестидесяти.

Как посчитали аналитики исследовательского центра Rand Corporation, к моменту выхода американского соединения на готовность к ведению боя, российская группировка успеет свою боевую задачу успешно решить. Для взятия, например, Прибалтики, подчеркну, всей Прибалтики, ей достаточно 76 часов. Финляндии – примерно столько же. С учетом Швеции и Норвегии весь Скандинавский полуостров берется суток за 10.

Тоже для справки. В условиях куда меньшей подвижности войск и значительно более высокой способности противника к сопротивлению, Висло-Одерская операция у советской армии заняла с 12 января по 3 февраля, то есть 22 дня, в течение которых противник был ликвидирован на 500 километров по фронту и на 150 километров в глубину. С учетом современных реалий за тот же срок российские танки способны пройти до 320 километров. С небольшими допущениями, это расстояние близкое к дистанции между Варшавой и Берлином.

Вот именно потому финский военный аналитик и назвал нынешнее положение дел самым страшным кошмаром НАТО. Потому что, если русские действительно захотят, они возьмут всю Европу гораздо раньше, чем США сумеют развернуть там хоть сколько-нибудь боеспособные силы. Поэтому рывок российских танков способны остановить только воды Атлантического океана. Не думаю, что в Европе кто-то хочет проверить этот тезис опытным путем. Хотя, можем попробовать, с остановкой постолично.