Ростислав Ищенко:

В Донбассе идет «странная война». Вооруженные силы Украины (ВСУ) подвергают всё более жестоким обстрелам позиции армий ДНР/ЛНР, а также мирные городские кварталы. При этом особой наступательной активности украинских войск не отмечается. Не принимать же всерьез сообщения о «попытках прорыва силами до взвода». 30–40 и даже сотня человек, даже при условии первоначального успеха, — что проблематично — всё равно никуда не прорвутся.

Тем не менее интенсивные боевые действия, приносящие ВСУ только потери, ведутся уже не первый день. Единственное, чего удалось добиться этой активностью, — артиллерия ДНР/ЛНР начала отвечать, причем, по сообщениям с фронта, с обеих сторон уже используются самые крупные калибры, находящиеся на вооружении, вплоть до РСЗО разных типов.

Самая распространенная версия, пытающаяся объяснить эту странную активность ВСУ, — прощупывание обороны ДНР/ЛНР. Но что там прощупывать? За два года действия второго Минского соглашения линия фронта не двигалась. Стороны изучили позиции друг друга до последнего сантиметра, знают расположение каждого блокпоста, численность гарнизонов в населенных пунктах, места дислокации резервов и скорость их выдвижения на передовую. Такое «прощупывание» приносит ВСУ только потери. Причем украинская армия, наступающая силами, явно недостаточными для прорыва, несет потери по определению большие, чем обороняющиеся войска защитников Донбасса.

Второе популярное объяснение — Киев хочет экспериментально установить, о чем договорились Путин и Трамп, — тоже не выдерживает критики. Во-первых, президенты явно не беседовали о том, сколько раз и кому можно выстрелить в Донбассе. Во-вторых, если так уж хочется, можно позвонить в посольство США и спросить. Стоит ли активничать?

Но Киев начал бессмысленную стрельбу еще до телефонных переговоров президентов России и США. Получил адекватный ответ от ДНР/ЛНР тоже до переговоров и продолжает активничать после переговоров.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что российско-американское урегулирование, если оно состоится, произойдет не за один день и не за один сеанс связи. Более того, оно будет касаться всего комплекса сложных глобальных проблем, среди которых Украина занимает далеко не самое приоритетное место. Следовательно, подобного рода «эксперименты», даже если они являются всего лишь попыткой Киева «обратить на себя внимание западных партнеров» (а это третье популярное объяснение) — абсурд.

Любая попытка поставить мировых игроков перед фактом не вызовет ничего, кроме раздражения, то есть ухудшит переговорные позиции киевской власти. Тем более перед каким фактом они могут поставить Москву, Вашингтон и Брюссель? «Мы немножко постреляли, нам ответили, и мы угомонились»? Ведь, как уже было сказано, попытки «украинского наступления» носят явно гротескный характер и не могут принести ничего, кроме потерь.

С моей точки зрения, не стоит множить сущности без необходимости. Если действия Киева ведут только к потерям его же войск и к нагнетанию информационного фона, причем в основном только на Украине, то в этом и заключается цель текущего обострения в Донбассе. А значит, его причины надо искать во внутренней политике Киева.

Если же мы посмотрим на внутриполитическую ситуацию на Украине, то увидим, что оппоненты Петра Порошенко резко усилили давление на него, требуя досрочных парламентских выборов, за которыми неизбежно должны последовать досрочные президентские. Фактически, от Порошенко требуют добровольно и легитимно отдать власть внутримайданной оппозиции. Другой оппозиции в стране нет.

Оппоненты Порошенко практически обеспечили условия для роспуска парламента. После недавнего заявления депутата Юрия Бублика о том, что он и еще ряд неназванных депутатов написали заявления о выходе из коалиции, но спикер Андрей Парубий не желает их озвучивать с трибуны парламента, коалиция провисла. Украинские эксперты быстро подсчитали, что в ней осталось не более 222 депутатов — при необходимых 226. Если же подтвердятся слова Бублика еще о десятке депутатских заявлений, то развал коалиции станет фактом настолько несомненным, что можно ожидать начала массового исхода из нее оставшихся депутатов, а также переориентации ключевых фигур исполнительной власти с Порошенко на его потенциального сменщика. Петру Алексеевичу необходимо предотвратить такой сценарий любой ценой.

«Странная война» в Донбассе и является такой «любой ценой». Задействование всей мощи артиллерии обеих сторон создает у обывателя впечатление готовящегося, а то и начавшегося крупного сражения. Это впечатление поддерживается сообщениями о боях пехоты и о растущих потерях сторон. Порошенко получает возможность использовать не раз выручавший его аргумент: «Выступление против власти во время войны — предательство».

При этом интенсификация боевых действий проводится таким образом, чтобы линия фронта оставалась неизменной. То есть Киев не рискует потерпеть серьезное поражение, влекущее за собой территориальные потери. Для СМИ, для внутреннего употребления война идет вовсю, а на деле — в виде материальных последствий — ее вроде как бы и нет. Почти как в фильме «Хвост виляет собакой».

Разница лишь в том, что «собака» из фильма была глобальным гегемоном и могла позволить себе фейковую войну, а мы имеем дело с фейковым (несостоявшимся) государством, ведущим вполне конкретные боевые действия, пусть и контролируемые (пока).

Можно довиляться. Ведь оппонентам Порошенко в Киеве тоже всё равно, сколько людей надо убить, чтобы поменять президента Украины, и перехватить инициативу они вполне способны.

Автор — президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

comments powered by HyperComments