1413209912_mistral

Отомстить «брату мусью» за неджентльменское поведение и неуважение к договоренностям. Такая мысль наверняка не раз и не два посещала головы руководства российского Минобороны, в прямом смысле слова «кинутого» французскими коллегами, заигравшимися в санкции.

Уйма потерянного времени, смехотворная компенсация за разрыв контракта по «Мистралям» (чуть менее миллиарда евро), утрата части наступательного потенциала военно-морского флота – вот лишь немногие проблемы, с которыми столкнулась российская армия, связавшись с судоверфями Пятой республики. Но, как известно, на каждую хитрую филейную часть найдется свой солдатский ремень с большой пряжкой. Кажется, Россия уже взяла его в руки и приготовилась к воспитанию своих непостоянных партнеров.

Не секрет, что Франция с весны этого года занимается поисками покупателей для десантных кораблей, не адаптированных к требованиям доморощенных адмиралов. Сделать это крайне непросто. По замечанию военного аналитика Игоря Коротченко, особым спросом на рынке такая продукция не пользуется. Ибо непонятно, кому, кроме Парижа, может понадобиться высаживать батальоны на плохо защищенные побережья, прикрывая их вертолетами (что предполагает архаичную или отсутствующую систему ПВО). Речь идет, в первую очередь, об африканских странах. Ну или, на худой конец, о Прибалтике с Курильской грядой, что соответствовало потенциальным военным интересам России.

Но у Москвы, принимавшей участие в сборке вертолетоносцев, согласно договору, судя по всему, есть право вето на перепродажу непоставленных ей судов. Если верить источнику газеты «Коммерсант», Кремль согласится пойти на уступки Парижу, если тот «уломает» своих будущих партнеров купить недешевые российские вертолеты Ка-52К. Одна такая «птичка» обойдется заказчику в 20 миллионов долларов, не считая сервисного обслуживания. Найти дураков, готовых отдать более полутора миллиардов долларов в не самые простые времена за продукцию, которую навязывают извне – задача амбициозная, но выполнимая.

Наиболее вероятным покупателем выступает Индия – страна с огромной океанской акваторией, не имеющая экономических проблем и легко расстающаяся с рупиями на всякие дорогие штуковины военного назначения. Пара «Мистралей» стала бы гармоничным пополнением мощного и разнообразного флота, в составе которого есть авианосец, полтора десятка подлодок и более 20 кораблей дальней морской и океанской зоны. В пользу индийского контракта говорит и большой опыт сотрудничества с Россией.

Но есть один нюанс – Дели постепенно отказывается от приобретения готовой продукции, стараясь собирать ее на собственных верфях. Да и «подмочил» свою репутацию Париж в ходе тендера с истребителями «Рафаль», сбив на них цену изрядно.

С другим покупателем – Саудовской Аравией – сотрудничать выгоднее. Эр-Рияд никогда не гнался за дешевизной и не жадничал, выторговывая каждую копейку. Да и геополитических противников в регионе хоть отбавляй. Правда, ситуация на нефтяном рынке не та, чтобы так просто «развести» даже самого щедрого покупателя. Тем более, с апреля этого года король «откупорил» золотовалютные резервы и начал их тратить на поддержку национальной валюты – риала. Дело это, как показала практика ЦБ РФ, накладное. Монархии обходится в 18-20 миллиардов ежемесячно.

По той же причине корабли, скорее всего, не достанутся Египту. Президент Ас-Сиси хоть и имеет неплохие отношения с Парижем и Москвой, но не обладает и тридцатой долей «золотого запаса» Эр-Рияда, который ранее выражал готовность профинансировать оружейные контракты республики (разумеется, в долг). Для страны с ограниченными геополитическими амбициями, ВМС Египта имеют роскошную номенклатуру. Несколько подводных лодок, 8 кораблей дальней морской зоны, но сегодня «Мистрали» для Каира были бы слишком дорогим удовольствием, даже в контексте войны с боевиками «Исламского государства».

В новостных сводках также фигурировали Малайзия, Бразилия, ОАЭ и даже Украина. Первые две страны не имеют ни одного гипотетической задачи для этих кораблей, третья может отказаться от покупки, дождавшись лучших времен на сырьевом рынке, ну а четвертая выглядит не более чем эпатажем новостников, пытающихся добавить в повестку дня щепотку стеба.

Вывод напрашивается один. Время унижений и нижайших просьб российского руководства перед французами прошло. Перед нами открылась новая страница эпопеи парижских экивоков и расшаркиваний перед Москвой, за которой мы с интересом понаблюдаем.