c513775a358a075010d643a05d537038472353af

По итогам очередной встречи российского и китайского руководителей западные СМИ испытывают (или изображают) легкую панику: грандиозный газовый контракт, масса других договоренностей.

Что будет, если наши страны сблизятся?

Ну, что будет… понятно, что будет. Китай – это крупнейшая экономика мира (уже больше США, если не играть со статистикой), Россия – тоже не маленькая, как источник сырья – первая.

В военном отношении – мы вполне сравнимы с США. Китай – третья космическая держава, Россия – м-м-м… будем считать, что вторая после США. Треть человечества. И так далее.

Непонятно другое – почему этот вполне естественный союз (Россия-Китай) не сложился и не окреп гораздо раньше? А он именно естественный. Причем и объективно, и субъективно.

Объективно – нам выгодно мирное взаимодействие. Причем выгодно давно, с самого начала контактов. «У вас товар – у нас купец». Россия сильно «приподнялась» в 17-18 веках на чайном и шелковом транзите из Китая в Европу.

Зайдите в любой магазин – большая часть промтоваров – китайского производства, кое-где больше 90% (обувь, электроника, бытовая электротехника). И даже на продовольственном рынке Китай представлен. Мы продаем китайцам сырье. Это не совсем здорово… но выгодно.

Сказки про то, что китайцы мечтают отобрать у нас Сибирь – сказки и есть. Китайцы народ южный, если бы Сибирь им была нужна позарез – заселили бы ее если не 2000 лет назад, то хотя бы 500. Не заселили.

Если уж кому бояться экспансии китайцев – то Южной Азии и Калифорнии, туда китайцы едут с удовольствием. Но надо учитывать, что демографического давления в Китае уже нет – рост населения остановлен благодаря разумной государственной политике (не первый ли раз такое в истории человечества?).

А вот и субъективная сторона: нет у России другого соседа, отношения с которым были бы такими мирными. Попробуйте перечислить других и вспомнить историю – немцы, поляки, турки, персы… с каждым из этих соседних народов, если только крупные войны считать – пальцев одной руки не хватит точно. Постоянная история, все последние сотни лет — уже, казалось бы, с кем-то и задружили, и союзниками стали – и, глядишь, опять скандал с поножовщиной, как в неблагополучной семье.

С китайцами даже и близко этого нет. Пара пограничных конфликтов и участие России в международной интервенции восьми держав в 1900-м году для подавления «восстания боксеров» (правильнее бы — «ушуистов»). Россия от участия в этой акции, кстати, ничего не получила, как обычно, поработала «на дядю», хотя и имела некоторые веские основания (защита китайских христиан).

Хотя эта операция не была формально войной, осуществлялась по просьбе китайского правительства, она, конечно, нас не красит. Тем более что внутри страны то же китайское правительство распространяло иную версию событий, говоря о «вторжении носатых заморских чертей».

Плохо в той истории с «боксерским восстанием» было то, что тем самым мы объединились с державами, которые реально по отношению к Китаю проводили империалистическую политику, в первую очередь — с Англией.

Норма же отношений России и Китая испокон веков была одна – равноправие и взаимная выгода, и даже, можно сказать, благожелательство. Например, все помнят, что был у нас на территории Китая город Порт-Артур – так вот мы его не аннексировали, а арендовали, причем на определенный срок и с четким указанием в договоре – что суверенитет Китая в любом случае не ставится под вопрос. Причем не просто «пришли и арендовали».

Россия вытеснила японцев, которые захватили Порт-Артур в ходе японо-китайской войны, так что наша база там была и в интересах Китая также. Были и другие договора, о границах, например – и некоторые из них сейчас критикуются как не совсем равноправные.

Не вдаваясь в суть договоров (тема отдельная), надо всё-таки понимать, что заключались они не под воздействием силы или даже угрозы силой. Русские цари уважали китайских императоров, и совсем не хотели дестабилизации..

А вот все другие страны вели себя по отношению к Китаю совсем по-другому.

С самого начала отношений англичане вели в Китае обычную свою политику: войны, территориальные захваты, экономическое подавление. Англичане в 19-м веке взяли под свой контроль китайские таможни и соляные источники, а держали военные корабли на Янзцы и в 20-м веке. Всё это – в результате «опиумных войн», проигранных Китаем, хотя со стророны Китая они были абсолютно справедливы.

То же самое, и почище, проделывали японцы, вообще оторвав Северный Китай, не говоря о войнах. И ввоз опиума, который осуществляли в основном те же англичане и японцы (тоже под угрозой военного вмешательства) вплоть до Второй мировой войны. Китайцы никогда не забудут это время, эпоху «неравноправных договоров».

20-й век – то же самое. СССР последовательно поддерживал здоровые силы Китая, занимавшиеся в 29-х годах объединением страны (Китай был раздроблен – прямое следствие империалистической политики). И даже несмотря на антикоммунистическую политику правящего Гоминьдана – забыл обиды и снова помогал Чан Кайши в антияпонской войне – оружием, деньгами, материалами. И добровольцами – летчиками, артиллеристами, танкистами.

Бомбардировщики с китайскими опознавательными знаками и русскоязычными экипажами долетали даже до территории Японской империи (разбомбили, например, 23 февраля 1938 года главную военно-воздушную базу на Тайване, тогда – японском).

А с началом «холодной войны» помог китайским коммунистам, которые и взяли власть и построили новый, реально независимый Китай, который мы и знаем сейчас. Наверное, они и без нас бы справились – но наша помощь – это исторический факт.

И экономику строили – с нашей помощью. И бомбу… они сами сделали, но не без подготовленных у нас специалистов.

Помнят это китайцы? Еще бы. Я однажды попал в неловкую ситуацию – в ходе деловых переговоров китайский партнер спел песню об их национальном герое – советском летчике. А я и песню не знал, и летчика. А это был Григорий Кулишенко (погиб в 1939 году).

Всегда, даже в периоды охлаждений (причины их – отдельная тема) Россия/СССР были на стороне Китая в основных, болезненных для китайцев, конфликтах. Россия последовательно поддерживала и поддерживает Китай по темам Гонконга, Тайваня, Тибета. А вот США, мягко говоря, нет. Как бы ни уважали Америку и ни восхищались ею (это тоже есть – как и у всех).

При этом надо хорошо понимать, что российско-китайское сближение рассматривается как главная геополитическая опасность многими державами, а тем более державами-гегемонами, раньше – Англией, теперь – США. И вряд ли эти державы жалеют средства на все и всяческие способы такое сближение предотвратить.

По этой причине, или по какой другой – и в России и в Китае есть влиятельные антикитайские/антироссийские политические силы, проявляются они и в СМИ. Мы ругаем, и справедливо, прозападную часть нашей интеллигенции – и обратите внимание, она к тому же обязательно антикитайская. То же самое, увы, наличествует и в Китае.

В общем, всё это надо помнить, и рассматривать нынешнее «потепление» не как какую-то геополитическую экзотику, а как естественное и правильное поведение. И, наверное, как образец для взаимодействия между странами.

Есть ведь и обратные образцы. К примеру: попробуйте вспомнить неудовольствие китайского МИДа по поводу, скажем, проведения выборов в другой стране. Просто сравните с поведением американцев. Нет уж, китайская манера – точно лучше.

И небольшое замечание.

Некоторое время назад была модна такая теория «30-ти лет»: Китай, дескать, повторяет путь СССР, но только с примерно 30-летним отставанием. У нас революция в 17-м – у них в 49-м. У нас «репрессии» в 37-м – у них «культурная революция» в конце 60-х.

Теория эта притянута за уши – не повторяют разные цивилизации путь друг друга, все независимы. И императора китайцы скинули раньше русских.

Но – эх, если бы теория «30-ти лет» была верна! Глядишь на нынешний Китай, какой-нибудь Шанхай – и думаешь сначала «мы отстали навсегда!». А потом: «а ведь у нас могло бы быть что-то подобное уже в 80-е годы!».

Но увы – где-то мы серьезно разошлись, проскочили какую-то важную развилку, а сейчас, как ушедший с трассы гоночный болид, только выбираемся через газон на бетонную дорогу.

Догоним ли мы когда-нибудь?

КМ