сб оон Сафронков

Кремль и МИД не просто заступились за Владимира Сафронкова. Его резкое выступление было прямо и недвусмысленно поддержано. А значит, возможно, подобная реплика была не спонтанной реакцией российского заместителя постпреда в ООН, а спланированной атакой, санкционированной его руководством. Это заставляет задаваться вопросом: зачем Москве это понадобилось?

История со скандальным выступлением заместителя постоянного представителя России в ООН Владимира Сафронкова получила несколько неожиданное продолжение. После неоднозначной общественной реакции – и неодобрительной, по преимуществу, профессиональной – свое веское слово сказала официальная Москва.

Сначала, 13 апреля, пресс-секретарь российского президента (озвучив таким образом официальную позицию Кремля) развернуто высказался в защиту Сафронкова. В частности, Дмитрий Песков заявил, что ничего оскорбительного в сказанных словах не было, а затем добавил: «И проявление мягкотелости чревато потом в будущем очень плачевными последствиями. Поэтому лучше отстаивать интересы нашей Родины именно сегодня, и, если приходится, достаточно жестко».

Затем, 14 апреля, не менее обстоятельно в поддержку коллеги выступил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков: «В конечном итоге настает момент, когда нужно послать серьезный эмоциональный сигнал, иначе из состояния такого политического зомбирования тех, кто сидит за одним с нами столом в зале Совбеза или Исполнительного Совета ОЗХО, вывести просто не получается». Кроме того, Рябков подчеркнул, что представители Запада в этой связи должны вначале подумать над своим поведением. «Выступавший по этому предмету заместитель постоянного представителя Сафронков сказал ровно, что требовалось в этой ситуации», – добавил дипломат. Показательно, что Рябков также подчеркнул, что его коллега «может изъясняться на любых языках, на иностранных, и дозировать степень дипломатической учтивости в зависимости от обстановки».

Развернутость данных комментариев и расставленные в них акценты дают повод взглянуть на произошедшее под новым углом зрения. И Кремль, и российский МИД не просто оправдывают Сафронкова за несдержанность. Они прямо заявляют о его правоте и активно поддерживают. Это дает серьезные основания предполагать, что выступление российского заместителя постпреда в ООН было не просто спонтанной личной инициативой, а было санкционировано на достаточно высоком уровне.

Игра дипломатов «на грани фола» традиционно вызывает интерес публики.

Современная российская дипломатия подарила многочисленные легенды о кулуарных скандалах и «обмене любезностями» с иностранными дипломатами – от «Не будет завтра твоего Катара» Виталия Чуркина до «Who are you to f*** lecture me?» Сергея Лаврова.

Российский министр иностранных дел известен своим талантом публично сказать остроумную едкость. Достаточно вспомнить недавний комментарий в интервью, что в штатовской предвыборной кампании слишком много «кисок».

Однако едва ли не впервые российский представитель позволил себе публичные высказывания, которые оппоненты называют не скользкими или двусмысленными, а хамскими и оскорбительными. Да и немалую часть российского общества они покоробили явным нарушением вековых дипломатических правил игры.

Это в свою очередь заставляет задаваться вопросом, с чем может быть связано такое серьезное нарушение дипломатических традиций и ритуалов, тем более санкционированное Москвой.

Разгадка видится в текущей международной ситуации.

С одной стороны, имеет место крайне резкое обострение до стадии военного противостояния сразу нескольких конфликтов. Всерьез обсуждаются шансы начала третьей мировой войны из-за КНДР и США. Москва сдерживает очередную жесткую антироссийскую волну в связи со своей позицией по Сирии.
С другой стороны, трудно не заметить общей вульгаризации международно-дипломатического языка в ситуации, когда общение между странами и их лидерами в буквальном смысле слова переходит на уровень: «Животное! – Сам животное!»

Фактически дипломатия в данный момент все больше превращается в живую иллюстрацию старого анекдота.

«– Какая у вас странная шпага, сударь.

– Это арматура, сэр».

Возможно, в ситуации, когда оппоненты и партнеры активно используют в дипломатической риторике «арматуры», Кремль решил продемонстрировать, что данное «оружие» также есть в арсенале российских дипломатов. Правда, хочется надеяться, что все ограничится разовой демонстрацией.

В конце концов дипломатия за века своей истории заслужила особую репутацию именно потому, что доказала, что «шпаги» могут быть эффективнее «арматур».

comments powered by HyperComments