a1ddbbe462582524fda1963a76d9a0f2

Высокоскоростная железнодорожная магистраль (ВСМ) Москва – Казань, о строительстве которой так долго говорили все, может служить идеальным примером того, что представляет собой сегодня народное хозяйство России. Народное хозяйство, управляемое в основном твёрдыми профессионалами, но финансируемое твёрдыми либералами. Если этот пример описать в одном предложении, то формула будет звучать так: профессионалы говорят, что для хозяйства необходимо, а либералы говорят, что дорого и не дают денег. Всё.

Эта формула верна и для оборонки, где сегодня страх среди врагов наводят системы, сохранённые профессионалами едва ли не на чердаках, и для энергетической инфраструктуры, которую профессионалы собирают из кусочков, на которые её разбили чубайсы, и промышленности, где стоит стон по убитому отечественному станкостроению.

И лишь когда проект настолько значим, что за контроль над ним берётся президент – вроде Керченского моста, — тогда у либералов просто отбирают деньги и поручают делать дело профессионалам.

И теперь появилась надежда, что нечто подобное произойдёт и с ВСМ Москва – Казань. С той только поправкой, что всё находится в самом начале… лет пять уже.

Решение решительно решено! В четвёртый раз…

На днях было объявлено: строительство высокоскоростной магистрали Москва – Казань, наконец, начнётся. В 4-м квартале нынешнего года. Железная дорога, которая станет первым участком транспортного коридора «Евразия» — от немецкого Берлина до китайского Урумчи, — должна быть построена к 2024 году. Об этом сообщило РИА «Новости» со ссылкой на газету РДЖ «Гудок».

Длина пути составит 770 километров, время в пути при скорости поездов до 400 км/ч займёт 3,5 часа вместо нынешних 14. Стоимость проекта в настоящее время оценивается в 1,7 трлн рублей. Из них всего 700 млрд должны будут выделить из госбюджета. Ещё 400 млрд предоставляют китайские финансовые компании на срок в 20 лет, а оставшийся триллион рублей, как рассчитывается, придет из внебюджетных источников.

Дорого? Безусловно! Окупятся ли средства? Не факт! Так, знающие действительное положение вещей специалисты говорят, что и в Китае высокоскоростные магистрали себя не окупают. В плюсе разве что одна: Пекин – Шанхай, которая связывает два могучих полюса страны – столицу политическую и столицу экономическую.

Правы, значит, либералы, которые всеми силами тормозят начало реализации проекта, оттягивают начало финансирования, предлагают эксперименты, заранее провальные – вроде попробовать, как будет окупаться ВСМ Москва – Владимир?

ВСМ как мерило всего

Нет, не правы, считают профессионалы. Почему?

Потому, что дорога – это жизнь, как говорили ещё древние. Китайцы деньги считать умеют не хуже г-на Силуанова, но скоростные магистрали строят. Потому что они делают страну компактнее. А значит, мобильнее. А время есть деньги, и значит, вторичный эффект для экономики будет положительным. Кроме того, вокруг дороги вырастают новые производства и новые услуги. Достаточно сказать, что для ВСМ прокладывают новые пути. А это новые литейные, прокатные, обрабатывающие производства. Это новые вагоностроительные и локомотивостроительные заводы. Это новая связь и новые системы управления. Наконец, это новая наука, как показала на днях научная конференция, проведённая совместно Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и Российскими железными дорогами (РЖД).

Совместно – потому, что подводила итоги годичных исследований на общие гранты: РФФИ и РЖД проводят совместные конкурсы на темы, интересные РЖД, а победителям выдают гранты, в которые вместе вкладываются. А научная – потому что, как оказывается, в старом добром железнодорожном хозяйстве постоянно возникает множество фундаментальных проблем и вызовов. Тем более когда в этом хозяйстве появляются новые проекты.

И вот на этой конференции несколько отчётов были посвящены тематике, связанной с движением поездов на скоростях в 400 км/ч. А это означает, что когда либералы предлагают: «денег нет, но вы держитесь», профессионалы всё равно решают фундаментальные вопросы.

Ибо у высокоскоростной магистрали через всю Евразию есть куда более важное, нежели экономическое, измерение. Геополитическое. И именно оно является основным мерилом всего.

Геополитика стоит денег

Итак, Берлин – Урумчи.

С Берлином ясно: дальше идёт густейшая сеть железных дорог Европы, где высокоскоростные тоже присутствуют, но они не очень и нужны. Берлин в данном случае станет просто хабом, где грузы, приехавшие из Китая, будут распределяться по европейским странам.

А Урумчи – один из центров западного Китая. От которого уже, собственно, китайская магистраль свяжет Берлин с экономическими центрами Китая на тихоокеанском побережье.

А всё вместе – это одна из веток «Нового Шёлкового пути» или мирового китайского проекта «Один пояс – один путь». Который Китай будет претворять в жизнь, не сообразуясь с желаниями или нежеланиями российских правительственных либералов. К этим проектам можно присоединяться – в качестве потребителя инвестиций, соинвестора, экономического партнёра, арендодателя, наконец, — или оставаться в стороне. Но они всё равно будут реализованы. Но тот, кто останется в стороне – что ж, значит, останется.

map-put-china-turkey

Показательный пример привёл один из лучших в России экспертов по китайской и российско-китайской тематике, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский:

«Идея экономического пояса Шёлкового пути и проект «Один пояс – один путь» продвигаются достаточно активно, — подтвердил он. — Она уже воплотилась в конкретные проекты, вообще-то говоря. Насколько знаю, если что у китайцев в планах сегодня, то завтра это появляется уже реально».

А далее учёный напомнил: казахстанский коридор для Китая и сегодня уже существует. Из Урумчи можно добраться до Хоргоса по железной дороге или до станции Дружба. И потом дальше до Алма-Аты. Вопрос лишь в том, какой маршрут выбрать дальше. И Китай его выбрал.

«Казахстану Китай выделил порядка 25 миллиардов долларов на развитие инфраструктуры», — рассказал профессор Островский. — «В результате, что сделал Казахстан? Он значительно улучшил свои железные и автомобильные дороги. И построил железную дорогу вплоть до порта Актау. Дальше переправа через Каспийское море из порта Актау в порт Баку – и далее через Тбилиси в Карс, в Турцию, и оттуда — куда угодно. Так что этот так называемый средний ход экономического пояса Шёлкового пути формально начал действовать. Хотя там есть проблема — переправа через Каспий существенно удорожает перевозки, но, собственно говоря, дорога от Синьцзяна до Стамбула есть».

Остаётся добавить только одно: в обход России. То есть в инфраструктурном смысле будущих транспортных путей Евразии Россия сдвигается в тундру. То есть становится чем-то вроде Северного широтного хода. На достройку которого Хрущёв также пожалел денег, который в результате тихо умер, и который сегодня Россия вынуждена всё равно возрождать. Только уже за большие деньги и ценою шестидесятилетней отсталости Заполярья.

Обочина мира – вот куда Россию отпихивают либералы в свой якобы праведной заботе об экономии. Остаётся надеяться, что профессионалы их всё-таки переломят.