иранский "Karrar"

Заголовки прессы относительно ситуации вокруг Ирана после того, как США восстановили санкции против этой страны, говорят сами за себя.

«Иран предупредил покупателей нефти о «тяжёлых» месяцах»… «Лавров счел санкции США в отношении Ирана нелегитимными»… «Глава МИД Турции подверг критике США за восстановление санкций против Ирана»… «Помпео обсудил с главой МИД Дании меры против Ирана за террористические действия в Европе»… «Министр нефти Ирана предупредил о дестабилизации рынка из-за санкций США»…

В общем, Вашингтон в очередной раз добился своего – обострения политической ситуации где-либо в мире. Под фальшивым предлогом, но с вполне реальными угрозами. Вон уже и в Европе, оказывается, Иран террористическую деятельность повёл. Особенно в Дании. А если припомнить при этом недавнюю угрозу со стороны Тегерана закрыть Ормузский пролив для транспортировки нефти, если США усилят санкции против него, то ситуация для всего мира действительно может стать «тяжёлой». А уж нестабильной – точно.

Если вслед за санкциями заговорят пушки…

Про Ормузский пролив и угрозу закрыть его не писал только ленивый. Надо признать, посулы подобного рода со стороны Ирана всё же малореалистичны. Слишком чувствительное это место для всей мировой экономики. И по этой простой причине Америку в ожидаемых от неё жёстких антииранских действиях поддержит половина планеты. Не все, конечно, воевать пойдут, но и простое дипломатическое давление половины мира – сила довольно могучая.

И всё же, если вслед за санкциями заговорят пушки — что сможет противопоставить Тегеран всем остальным в военном смысле?

Напомним первым делом, что главные силы, которые, случись крайнее развитие событий в Ормузском проливе, непосредственно будут в них участвовать — это, прежде всего, иранские ВМС и ВВС.

По свежим, этого года, данным авторитетного портала Global Firepower, в ВМС Ирана состоят всего 398 единиц кораблей и судов различного назначения. Из них значение имеют 5 фрегатов, 3 корвета и 33 подлодки. Кроме того, исходя из особенностей театра военных действий, важную роль смогут сыграть слабые, но многочисленные — 233 штуки — патрульные катера.

В иранских ВВС значатся 505 машин. В ракетных войсках разных военных ведомств – 1533 ракетные установки. В войсках ПВО — свыше 3050 различных единиц вооружения, включая С-300. В танковых соединениях – 1616 машин разных классов.

Численный состав вооружённых сил Ирана составляет около миллиона человек, включая Корпус стражей исламской революции, в чьём распоряжении собственные военно-морские и военно-воздушные силы, а также морская пехота.

В целом в списке того же рейтинга Global Firepower Иран занимает стабильное 20-21 место, опережая такие страны, как, например, наследственный враг Саудовская Аравия, а также Австралия, Северная Корея, Алжир. Это несмотря на то, что оборонный его бюджет – самый маленький в сравнении со всеми этими странами: 6,3 млрд долларов США.

Слабая техника – сильный личный состав

Ещё в одном авторитетном источнике сведений об армиях мира — The Military Balance – можно прочесть, что Иран обладает весьма специфической армией, для которой характерно укомплектование очень хорошо подготовленным личным составом при наличии множества слабых и устаревших единиц техники.

Это действительно так. В целом в составе вооружённых сил Ирана нет ничего «современнее» МиГ-29, Су-24, F-4, лёгких фрегатов старого английского типа Vosper Mk5, танков Т-72 и М60. И так далее. Правда, подводные лодки проекта 877 «Палтус» русского производства хороши, но на плаву из них только одна. Зато 523 тысячи бойцов, входящих в состав вооружённых сил, а также 350 тысяч резервистов и 130 тысяч воинов Корпуса стражей иранской революции (КСИР) представляют собою весьма хорошо обученную и мотивированную боевую силу, в значительной части получившую (офицерский состав – так почти поголовно) реальный боевой опыт в условиях современной войны малых подразделений в Сирии.

Всего в сухопутных силах служат 350 тысяч человек, собранных в 14 механизированных, 12 лёгких, 8 бронетанковых и одну воздушно-десантную бригаду. Важно отметить, что на этом фоне число бригад специального назначения выражается солидной цифрой в 10 соединений. То есть иранская армия, будем говорить честно, на треть состоит из спецназа!

Что касается боевых бронированных машин (включим сюда и самоходные артиллерийские установки), то их около трех тысяч. Правда, парк не новый: основную часть занимают танки Т-55, в том числе собственного производства, затем 480 Т-72. Кроме них, есть устаревшие американские модели M47, M48 и M60. Более 600 боевых машин пехоты, почти 650 – БТР (в основном советского происхождения), до 300 САУ калибром до 203 мм.

Что касается буксируемой артиллерии, то на вооружении стоят более 2 тысяч таких систем тоже калибром до 203 мм. Реактивной артиллерии — около 1500 единиц. До 3 тысяч миномётов.

В общем, сложный, зубастый, опасный противник для любого, кто захочет попробовать свои силы вторжением на его территорию. Поэтому основная часть военных наблюдателей полагает, что основной упор противники Ирана будут делать на авиацию и ракеты. Что здесь?

Здесь у Ирана довольно развитая система ПВО. В ней собраны 500 ракетных комплексов разных типов, включая «Буки», «Кубы», «Тор-М1», С-200, С-300ПМУ2. Имеется много — правда, неизвестно точно, сколько – переносимых зенитно-ракетных комплексов типа «Игла» и «Стрела». Более 1100 зенитных орудий различных типов.

Что касается иранской авиации, то её аналитики склонны «ссадить» с неба в первые же дни возможного конфликта. Просто те же самолёты F-4D/E Phantom II (самая массовая группа в иранских ВВС) реально устарели, и в условиях современного воздушного боя им будет просто нечем ответить на вызовы со стороны F-22, F-35, а то и F-16. Правда, у Ирана есть собственные беспилотные летательные аппараты различного назначения, в значительной мере копирующие американские. Во всяком случае, в феврале этого года израильтяне сбили в своём небе иранский БПЛА, отчаянно похожий на американский Lockheed Martin RQ-170 Sentinel, который иранцы сняли с неба и хорошо изучили в 2011 году.

Корпус стражей

Что же касается Корпуса стражей исламской революции, то он представляет собой армию в миниатюре. Точнее, ещё одну армию, параллельную вооружённым силам страны. В его составе своя авиация, свой флот, свой спецназ и так далее. А главное, что в корпус входят ракетные войска. Они состоят из нескольких соединений, вооружённых ракетами средней и малой дальности, что в условиях ближневосточного ТВД являет собою силы стратегического назначения.

Как всё это будет действовать в условиях столкновения с таким противником, как США, Израиль или Саудовская Аравия – неизвестно, и сказать заранее невозможно. Понятно, с точки зрения военных экспертов, что наиболее мотивированными среди них войсками будут именно иранские. А саудовские, соответственно, меньше всех. Но с другой стороны, все три эти страны известны своей сильной авиацией. И как поведёт себя иранская армия в условиях, когда небо над ней будет полностью контролировать враг, — вопрос, что называется, тоже открытый. История, по крайней мере, говорит нам, что в таких условиях сильно мотивированных армий вообще не бывает.

Кроме того, у Ирана нет общих границ ни с одним из этих вероятных противников. Так что преимущества высокой обученности и мотивированности личного состава он в сухопутных сражениях проявить не сможет. Следовательно, опять на главенствующее место выходит авиация и связанные с этим возможности и риски. Здесь, по мнению экспертов, и будет разыгрываться основная драма будущего конфликта, если он всё же дойдёт до вооружённой стадии.