су-57

Данная статья в формате «краткий ликбез» будет посвящена некоторым экономическим аспектам реализации программы ПАК ФА.

Несмотря на очевидность нижесказанного для людей разбирающихся (ну или хотя бы для счастливых обладателей такого устройства, как калькулятор), в обсуждениях программы ПАК ФА всё чаще можно встретить гневные комментарии особо горячо «радеющих» за российский ВПК людей о невозможности запуска серийного производства Су-57 по причине отсутствия в оборонном бюджете страны денег на такие закупки. Говоря проще, «денег нет, но вы держитесь».

В связи с тем, что среди комментирующих данное мнение является доминирующим, придётся нам устроить небольшой сеанс разоблачения, срывания покровов и тому подобного. Хотя, честно говоря, не вполне понятно, почему именно эта версия завоевала такую популярность, ведь её опровержение достаточно очевидно и лежит на поверхности.

Адепты данной версии приводят в качестве неопровержимых доводов «катастрофическое положение российской экономики» и «убийственный гнёт санкций международного сообщества». Правда, без каких либо статистических данных и конкретных чисел. Это странно, ведь столь грамотные экономические эксперты наверняка должны владеть всей необходимой детализацией по так хорошо изученному ими вопросу.

Разумеется, у нас нет задачи анализировать состояние российской экономики в целом, это заняло бы километры текста, таблиц, графиков и диаграмм, но нам, к счастью, достаточно будет обратить внимание лишь на военный бюджет государства, на предполагаемую стоимость выпуска истребителей Су-57 и на несколько других нюансов денежного характера.

Первое, что нам нужно — это примерно понимать, сколько будет стоить выпуск одного серийного истребителя Су-57. На самом деле, вопрос очень непростой, так как в открытой печати подобные сведения пока что не раскрываются. Да и зависит себестоимость самолёта от многих факторов, таких как объём контракта, темп выпуска, освоенность производства самолёта и комплектующих к нему, уровень импортозамещения и ряда других. Чтобы приблизиться к пониманию цены на Су-57, попробуем оттолкнуться от цены Су-35С, хронологически ближайшего его «родственника» среди российских тяжёлых истребителей. Приобрести Су-35 для иностранного заказчика — удовольствие дорогое, поставочный комплект стоит около 100 млн. долларов. Однако в такой комплект входит помимо самолёта ещё и некоторое вооружение к нему, ЗИП, а иногда и запасные двигатели и другие агрегаты. Поэтому экспортную стоимость собственно Су-35 обычно указывают как 80 млн. долларов.

Но Россия — щедрая душа, по крайней мере для собственного Министерства Обороны, так как средняя цена поставки этого самолёта в родные ВКС составила (в среднем по двум контрактам 2009 и 2015 года) около 1,4 млрд. рублей (в долларах — 43 миллиона по первому контракту и всего 20 — по второму, что убедительно доказывает абсурдность анализа внутренних закупок в долларовом выражении, такие данные не будут являться сколько-нибудь репрезентативными). Да, такой вот в российском ВПК повальный уровень «коррупции» и «распила бюджета», когда для собственных нужд вооружение производится по ценам в 4-5 раз дешевле, чем на экспорт, то есть почти по себестоимости. Разумеется, приобрести собственно самолёт — это ещё не всё, необходимо закупить для него дополнительное оборудование и вооружение, запасные части и принадлежности, подготовить места базирования под новый тип техники, переучить лётный и технический состав. Всё это накладывает дополнительные расходы и увеличивает итоговую стоимость условного «полного комплекта» для истребителя. Примем эти расходы за 50% от цены самолёта, и получим в итоге по 2 млрд. рублей за каждый строевой Су-35С.

Сколько же будет стоить серийный Су-57? Очевидно, что первый контракт на небольшую установочную партию предполагает достаточно высокую цену за единицу, с последующим удешевлением по мере роста темпов выпуска (например, для истребителя F-35A цена в партии LRIP-3 по сравнению с FRP 2019 финансового года была больше почти в 2 раза). Поскольку речь мы ведём о более-менее масштабном производстве, по крайней мере не меньшем, чем объём и темпы выпуска Су-35С, то будем исходить из предполагаемой цены на единицу в соответствии с такими же условиями. Чтобы избежать критики со стороны яростных скептиков, а также учитывая значительный рост технического уровня Су-57 в сравнении с Су-35С, мы предположим цену строевого самолёта аж в 2 раза бо́льшую, то есть 4 миллиарда рублей (хотя, конечно, это весьма смелое и даже избыточное допущение вверх, но пусть пока что будет так).

Ну а теперь переходим к самому интересному. Путём нехитрых вычислений мы получаем, что стоимость производства и поставки в строй даже 100 истребителей Су-57 — это всего лишь 400 млрд руб., т.е. менее 15% военного бюджета страны за один только 2018 год! Но никто не станет, разумеется, выплачивать эту сумму единомоментно, поэтому любопытнее будет посчитать годовые расходы на выпуск Су-57. Если предположить, что максимальный годовой объём выпуска Су-57 для ВКС РФ на мощностях КнААЗ составит 12 самолётов (то есть примерно равный таковому для Су-35С), то это составит лишь 1,76% годовых военных расходов относительно того же 2018 года.

Таким образом, распространённое мнение о якобы отсутствии денег в бюджете на массовые закупки Су-57 на проверку оказывается не более, чем мифом, рассчитанным на неосведомлённую и доверчивую публику. Чаще всего адепты этого мифа оперируют тем фактом, что российский оборонный бюджет в долларовом выражении упал с 2014 до 2019 года аж на 35%, что является, конечно, ужасающей величиной. Вот только закупки по ГОЗ осуществляются главным образом за рубли (что поделать, импортозамещение в ВПК действительно достигло значительных успехов), а в рублёвом выражении военный бюджет РФ за тот же период не уменьшился, а напротив, вырос на 9%: 2,5 трлн в 2014 г и 2,73 трлн в 2018 г.

Увы, придётся добавить и небольшую ложечку дёгтя. Некоторые сомнения вызывает потенциальная мощность производства самолётов данного типа на КнААЗ. Если принять во внимание существующий контракт на 2 серийных самолёта к 2021 году и планируемое подписание в 2020 году следующего контракта на 13 самолётов, то с учётом передачи в ВКС двух предсерийных Т-50, к 2024 году в ВКС будет 17 Су-57. Если эксплуатация Су-57 покажет хорошие результаты, то подпишут более крупный контракт и каждый следующий год будут строить, как мы предположили выше, по 12 бортов. В этом случае к началу 2031 года ожидается всего сотня этих истребителей в строю. Решением данной проблемы может стать увеличение производственных мощностей на КнААЗ либо (что менее вероятно) организация дополнительной линии сборки Су-57 на втором предприятии. При таком раскладе к 2031 году можно будет иметь уже не менее 14 боевых эскадрилий данного истребителя, что будет являться вполне достаточным для задач национальной обороны. Но в любом случае, препятствием для быстрого насыщения ВКС новым истребителем будут вовсе не финансовые, а скорее производственные вопросы.

Многие читатели спросят: если не экономические, то какие же тогда причины лежат в задержке начала крупносерийного производства Су-57?

Ответ на этот вопрос заключается в сложности и неизбежной затянутости проведения всего цикла различных испытаний боевого авиационного комплекса такого уровня. К сожалению, никакие бюджетные ассигнования не способны радикально сократить время проведения этих испытаний. Для более полного понимания сроков создания таких авиационных комплексов в разных странах мира, читайте материал нашей следующей статьи, которая выйдет в самое ближайшее время.