гтс газ

То, чего так долго опасалась Украина, начало наконец сбываться. Газпром приступил к демонтажу газопроводов, ведущих к российско-украинской границе. Как происходящее связано с подписанным зимой контрактом о транзите газа через Украину и какой объем газовых труб в целом будет убран Россией?

«Вот то, что Газпром начал демонтировать трубы на своей территории, по которым газ поставляется к границе с Украиной – это проблема, но на нее мы повлиять особо не можем. Фактически они хотят уничтожить даже теоретическую возможность транзита газа через Украину в будущем», – заявил глава украинской газотранспортной системы Сергей Макогон. Это заявление было вынесено в самый конец большого интервью главы оператора украинской ГТС и незамедлительно попало в поле зрения прессы по принципу «лучше всего запоминается последнее».

Между тем, если внимательно прочесть все интервью Макогона, можно сделать вывод, что каких-то принципиальных претензий в части газового транзита украинская сторона к Газпрому на данный момент не имеет. Более того, складывается ощущение, что после того, как в самом конце прошлого года был заключен новый транзитный контракт, между российскими и украинскими газовиками поддерживаются совершенно нормальные профессиональные отношения.

«У нас есть сотрудники, которые постоянно находятся на территории РФ на приграничных газоизмерительных станциях. Они смотрят за показателями счетчиков и ежедневно подписывают акты. Это стандартная практика. Поэтому никаких вопросов, проблем и сомнений в точности измерений у нас нет. Каждые 15 минут мы получаем информацию о входе газа в систему. Также каждый день мы отчитываемся перед Газпромом и подписываем акты. Каждый кубометр учтен», – сообщил Сергей Макогон. Так он ответил на вопрос о том, имеет ли Газпром основания обвинять Украину в воровстве газа, предназначенного для Европы.

Вряд ли у оператора украинской ГТС найдутся и финансовые причины для недовольства текущей ситуацией. Как сообщил Сергей Макогон, за пять месяцев оператор получил 25 млрд гривен (чуть меньше миллиарда долларов по текущему курсу) от «Нафтогаза Украины», на счет которого поступают деньги за газовый транзит. Задержек в платежах на данный момент нет.

Очевидно, что последняя реплика в интервью Сергея Макогона была призвана напомнить украинским читателям, что Россия, несмотря на новый долгосрочный контракт по украинскому транзиту, по-прежнему вынашивает планы отказаться от этого маршрута и делает все возможное для его прекращения в будущем. Но с российской стороны ситуация выглядит совершенно иначе.

В советское время, поясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, на украинском направлении было построено очень много газопроводов. Изначально на входе в украинскую ГТС суммарная мощность трубопроводов превышала 200 млрд кубометров газа, а на выходе – около 180 миллиардов.

«Естественно, такой объем Газпром никогда качать не будет. На этот год контракт на транзит составляет 65 млрд кубометров и далее еще четыре года по 40 млрд кубометров в год – вот Газпром и разбирает ненужные трубы. Естественно, что все газопроводы разбирать не будут, так как контракт необходимо исполнять еще больше четырех лет, и потом украинское направление еще может пригодиться. Но и поддерживать в работе подходные газопроводы больше чем на 60-70 млрд кубометров газа никто не будет, так как это дорого», – говорит Юшков.

Аналогичной позиции придерживаются и в Газпроме. Как сообщил российскому изданию «ПолитЭксперт» директор Института национальной энергетики и главный редактор корпоративного журнала Газпрома Сергей Правосудов, демонтаж труб объясняется сильным сокращением поставок через Украину, на которую ранее приходилось около 90% всей транспортировки газа в Европу.

«Да, старые трубы демонтируют. Но не то что все трубы, а просто те, которые сейчас не востребованы для транзита, наиболее старые участки. Вот о чем идет речь», – отметил Правосудов.

Более того, об этих планах Газпрома публично говорится как минимум четыре года. В июне 2016 года в ходе Петербургского экономического форума глава российской компании Алексей Миллер сообщил, что в связи с развитием альтернативных газовых коридоров Газпром в ближайшие пять лет намерен ликвидировать около 4,3 тыс. километров газопроводов в Центральном коридоре ГТС, а также закрыть 62 компрессорных цеха. Далее, до 2030 года, планировалось демонтировать 10,7 тыс. километров труб.

Как следовало из презентации Миллера, речь шла в первую очередь о сокращении мощностей газопровода, связывающего российское Ямбургское месторождение с населенным пунктом Суджа в Курской области, через который в украинском направлении прокачивается порядка 70% российского газа. После сокращения мощностей объем прокачки должен был снизиться до 10-15 млрд кубометров газа в год.

Да и сама новость о том, что Газпром начал соответствующие работы, так сказать, не нова. Еще в декабре 2019 года, когда Россия и Украина согласовывали параметры нового контракта, о том, что демонтаж труб начался, писал в статье для журнала Forbes известный российский нефтегазовый аналитик, партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин. Однако пока транзитный контракт действует, ни о каком полном демонтаже подходных газопроводов к Украине, естественно, не может быть и речи. Предсказывать же развитие ситуации на десять лет вперед по нынешним временам крайне сложно.

Наконец, на этот сюжет можно посмотреть с украинской стороны – с точки зрения остаточного потенциала ГТС, создававшейся почти полвека назад. В начале 2010-х годов руководство Украины предпринимало многочисленные попытки привлечь стратегических инвесторов для модернизации ГТС, чтобы повысить ее пропускную способность, однако никаких серьезных успехов в этом направлении достигнуто не было.

В результате объем прокачки российского газа снизился до 70 млрд кубометров. Это менее половины актуальной мощности украинской ГТС на конец 2013 года, когда президент Украины Виктор Янукович заявил, что эта ситуация содержит угрозу содержанию ГТС в надежном состоянии. В будущем, добавил он, ГТС способна прокачивать до 180 млрд кубометров.

После свержения Януковича в феврале 2014 года эти планы по понятным причинам канули в Лету, а желающих серьезно вкладываться в модернизацию украинской ГТС так и не нашлось. О том, что без необходимых инвестиций газопроводы приходят в негодность, не раз предупреждали эксперты, в том числе украинские.

В частности, в апреле 2018 года на пресс-конференции в Киеве директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений АН Украины Валентин Землянский сообщал, что ГТС находится «в аховом состоянии». Порядка 18 тысяч километров газопроводов самортизированы на 100% и требуют замены, а еще порядка четырех тысяч километров в аварийном состоянии.

В марте Национальная комиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг Украины утвердила план развития ГТС, предусматривающий инвестиции в ее инфраструктуру в объеме 38,7 млрд гривен (порядка 1,4 млрд долларов) в течение десяти лет. При этом утверждалось, что возможность вкладывать в модернизацию ГТС появилась после подписания нового транзитного договора с Россией. Однако заявленная сумма гораздо меньше тех, что звучали прежде – от 5 до 10 млрд долларов, причем с каждым годом оценки требуемых инвестиций становились все выше.

С этой точки зрения, демонтаж Газпромом лишних газопроводов на российской территории – абсолютно логичное и даже неизбежное решение. Пропускная способность российской «трубы» приводится в соответствие с мощностями, сопоставимыми с теми, которые реально сможет обеспечить Украина через несколько лет.