сбер

Новость о том, что ЦБ России не намерен в скором времени переводить правительству деньги, полученные от продажи контрольного пакета в Сбербанке, не оказалась неожиданностью. Ряд экономистов и ранее указывали на то, что 1,25 трлн рублей, которые регулятор должен вернуть кабинету министров на реализацию социальных поручений Владимира Путина, ЦБ постарается подержать у себя как можно дольше.

Напомним, 11 февраля стало известно, что ЦБ России продаст контрольный пакет «банка номер один» правительству за впечатляющую сумму в 2,9 триллионов рублей или 45 миллиардов долларов. Официальная причина — конфликт интересов в Банке России, который оказался одновременно собственником Сбербанка, и регулятором.

Интересно и то, как должна быть оплачена эта сделка. Заявлялось, что правительство оплатит Банку России его долю в Сбербанке средствами Фонда национального благосостояния (ФНБ), точнее — из его ликвидной части, то есть тех средств, которые не инвестируются в инфраструктурные и другие мегапроекты. Сам же ФНБ — это своего рода копилка нашей страны «на чёрный день». Это деньги, которые страна заработала, но из-за пресловутого бюджетного правила правительство не передавало их ни гражданам, ни в экономику.

Говоря простым языком, теперь фонд можно распечатать, и ЦБ быстро придумал, как ему припасть к этой кормушке. Более того, по соглашению о продаже ЦБ передаст правительству обратно не все деньги, 700 миллиардов рублей регулятор оставит себе. Так зачем же нужна эта сделка и почему ЦБ поступает по принципу «утром стулья, вечером деньги»?

«Очень выгодная сделка»

Как заявил министр финансов Антон Силуанов, от сделки выиграют буквально все. Эта сделка позволит даже профинансировать социальные поручения Владимира Путина, полагает Силуанов, умалчивая о том, что из средств ФНБ такое финансирование и так прекрасно ведётся и без всяких сделок по продаже Сбербанка.

Это вложение средств Фонда национального благосостояния в надёжный актив, этот актив будет платить нам хорошую доходность в виде дивидендов. Мы считаем, что это хорошее вложение средств ФНБ. Теперь откуда берутся деньги. В результате этой операции возникает прибыль Центрального банка. Потому что акции Сбербанка учитывались по нерыночной стоимости, а мы покупаем этот актив по рыночной стоимости. Разница образует дополнительную прибыль ЦБ, которая и пойдёт, в том числе, на финансирование мероприятий, содержащихся в послании президента, — заявил Силуанов.

В этом обращении министра финансов примечательны два момента. Во-первых, ЦБ в своё время получил Сбербанк «не по рынку», то есть почти бесплатно, тогда как теперь «наваривает» на сделке. Во-вторых, в объяснении таких «выгод» снова фигурирует Владимир Путин, то есть идёт попытка прикрыться его поручениями, хотя мы знаем, что финансирование новой социальной повестки может вестись и напрямую из ФНБ.

«Вот Фонд национального благосостояния — один государственный карман. Вот Центральный банк — другой государственный карман. Отсюда могут запросто финансироваться любые социальные проекты в связи с посланием президента, пожалуйста. 450 миллиардов в год, 4,5 триллиона за 10 лет, прекрасные новые меры поддержки семьи, направленные на улучшение демографической ситуации, повышение уровня жизни граждан. Вот этого ничего (продажи Сбербанка) не нужно», — заметил в этой связи Малофеев.

Он пояснил логику Силуанова, согласно которой дальше деньги пойдут туда же — в правительство, чтобы финансировать новую социальную программу. По словам Малофеева, остаётся неясным, почему нельзя выделять деньги напрямую, а не через покупку Сбербанка.

А кому выгодно?

Малофеев обратил внимание и на то, что в результате сделки обратно в правительство вернётся вовсе не та же сумма, которая выделяется на покупку Сбербанка у ЦБ.

Нет, узнаём мы. Некие 700 миллиардов, а это худо-бедно больше 10 миллиардов долларов, идут на покрытие убытков ЦБ от того, что они кучу мошенников, которых до этого покрывали годами, отпустили в различные заграницы. Забрали банки на санацию, где ещё успели «обилетить» несчастных граждан, бизнес, дольщиков. И вот эти 700 миллиардов пойдут на покрытие убытков ЦБ от того, что он так замечательно эти много лет управлял банковской системой, что организовались эти банки с дырками, — сказал Малофеев.

Однако выгода тут будет не только для ЦБ. Если вспомнить, что ЦБ предлагает отдать деньги правительству не 1 июня, как было согласовано ранее, а 1 декабря, то на сцене появятся и иные выгодоприобретатели — западные миноритарии Сбербанка.

«Напоминаю тот замечательный выкуп у миноритариев, о котором с высокой трибуны министр финансов нам не сказал. Плюс к этим 700 миллиардам есть ещё довесок. Этот довесок — это выкуп акций миноритариев в соответствии с законом об акционерных обществах, он производится при переходе контроля», — напомнил он.

Эта ситуация оказывается крайне интересной. Дело в том, что в последнее время из-за коронавируса серьёзно падают акции практически всех мировых компаний. Акции Сбербанка — не исключение. Оказывается, что именно сейчас выкуп акций у миноритарных акционеров был бы наиболее выгоден правительству России, так как акции Сбербанка пока упали в цене.

«Получается, единственный интересант высокой цены — эти самые миноритарии. И нам говорят: давайте отложим до декабря выплаты, потому что вдруг рынок восстановится. Этого практически никто не скрывает. Получается, что мы это делаем для кого? Для этих миноритариев, которые по наивысшей цене собираются продавать? Возвращаемся к тому, кто они. А они в своём абсолютном большинстве — иностранные инвесторы», — сказал Малофеев.

Белее того, сейчас речь идёт даже не о том, что правительство заплатит более высокую цену за акции миноритариям Сбербанка из числа российских олигархов. Сейчас, когда из-за санкций олигархи вынуждены были вернуть в Россию свои капиталы, речь идёт уже о настоящих иностранцах.

«Мы каких-то неведомых нам иностранцев так любим и обожаем, что собираемся им вот это заплатить и даже из-за этого откладываем дату сделки для того, чтобы средневзвешенная цена за шесть месяцев была получше. Вот это интересно», — добавил Малофеев.

Бенефициары этой сделки — ЦБ и его команда, которым необходимо закрывать «дыры», возникшие из-за массовой санации частных банков в России в прошлые годы. А убытки эти колоссальны. По данным самого ЦБ, к маю 2019 года на «спасение» банков с начала 2017 года Центробанком было направлено 2,8 трлн рублей. И нынешние 700 миллиардов — неплохая возможность эту дыру частично залатать или хотя бы закрыть чистый убыток ЦБ, который только в 2018 году составлял порядка 450 миллиардов рублей.

Когда нынешняя сделка будет оформлена документально, мы обязательно будем разбирать, кто же являлся этим миноритарием и кто обратится за соответствующими выплатами из наших с вами денег им за то, что они спекулировали акциями Сбербанка. Напоминаю, инвестиции в акции Сбербанка приносят ноль в экономику России. Ничего от этого не происходит. А мы расплачиваемся с ними деньгами, которые реально лежат на чёрный день экономики России, — подвёл итог Малофеев.

Таким образом, очевидны несколько вещей. Во-первых, крайне подозрительной является сама сделка по продаже контроля в Сбербанке от ЦБ правительству с последующим возвращением средств кабмину. Причём преподносится эта сделка как очень выгодная правительству и якобы направленная на финансирование новой социальной программы, тогда как из средств ФНБ это происходит и так.

Во-вторых, передача денег произойдёт не одномоментно. Количество траншей, как заявляет господин Силуанов, будет определено в течение года. Это значит, что окно возможностей для выкупа акций миноритариев существовало ещё до откровенного предложения подождать до 1 декабря.

Наконец, вызывает большие вопросы и состав этих миноритариев, которыми в случае со Сбербанком традиционно являются граждане других стран.