f-22 f-35

Макетный образец радиофотонного радара испытан в концерне «Радиотехнические и информационные системы» (Группа РТИ), что базируется на улице 8 Марта в Москве. В конечной точке своего развития такой радар сможет значительно усовершенствовать систему радиолокации, отображая цели не в виде световых точек на экране, а в виде полноценного изображения.

При этом модные ныне технологии радионевидимости – стелс-технологии – практически утрачивают своё значение: при надлежащем подборе частоты облучения оператор такого радара сможет заглянуть хоть внутрь цели.

Значение такого прибора для военной сферы каждый может оценить сам.

«Уже строит траекторию»

«Макетный образец и программное обеспечение работают, есть конкретный результат. Мы провели эксперименты, и радиолокатор уже строит траекторию движения летательных аппаратов», – объявил генеральный директор РТИ Максим Кузюк, рассказывая о достижениях этой полностью частной оборонной компании России во время работы выставки «Армия-2019».

По его словам, радиофотонные локаторы имеют «существенные преимущества по помехоустойчивости и по устойчивости к воздействию электромагнитного излучения». Причём последнее обеспечивается физическим распространением радиосигнала в оптическом диапазоне. Как результат – «значительное возрастание точности, надёжности, снижение в разы энергопотребления и уменьшение габаритов и веса антенны в десятки раз».

Внешне, на первый взгляд, принцип работы радиофотонной РЛС несложен. Это, в общем, та же радиолокационная станция, в которой установлены аналогово-цифровые преобразователи, заменяющие аналоговую систему приёма и отображения сигнала на систему цифрового синтеза и анализа сигналов. Для этого используется радиочастотная модуляция оптических несущих сигналов. А оптические сигналы и переносят фотоны.

Дальнейшие технические подробности интересны достаточно узким специалистам, для широкой же публики важен результат. А он заключается в том, что подобные преобразования позволяют значительно повысить дальность действия радиофотонной РЛС, в разы увеличить разрешающую способность аппаратуры и создавать трёхмерные портреты целей. А технологи уже вполне уверенно предсказывают, что радиофотонные технологии лягут в фундамент систем связи 6G. После чего неизбежен переход уже на квантовые РЛС, где будет использовано явление, при котором квантовые состояния двух или более объектов оказываются взаимозависимыми, невзирая на расстояние и положение. На этом явлении основан принцип квантовой телепортации, об удачном испытании которой как-то сообщал Царьград, но существует также квантовая корреляция между радиоволновыми и оптическими лучами.

Словом, в военных технологиях человечество постепенно подходит к рубежу, за которым ведение военных действий становится то ли невозможным, то ли тотально разрушительным, на уровне схлопывания пространства…

Военное значение

На деле радиофотонные РЛС базируются на, в общем-то, ещё с 1960-х годов знакомых специалистам цифровых антенных решётках (ЦАР). Это такие устройства, где происходит поэлементное аналого-цифровое преобразование сигналов с последующей их обработкой. Эти антенны отличаются от суперсовременных сегодня устройств с активной фазированной антенной решёткой (АФАР) как раз именно более совершенными методами обработки информации. Хотя, понятно, для этого необходимо использование и очень совершенных и мощных устройств для осуществления этой самой обработки. То есть – суперкомпьютеров, хотя и в портативном исполнении.

В этом качестве ЦАР уже находят себе военное применение. Например, на РЛС SMART-L, использующейся на фрегате ВМС Германии F220 Hamburg, или на российской РЛС «Воронеж-М» разработки той же РТИ.

В военном смысле радиофотонный радар даст пользователю – скажем, лётчику истребителя-перехватчика – чёткое зрительное изображение противника на большом расстоянии, что позволит автоматически определять тип цели и её вооружение. При этом система будет потреблять значительно меньше энергии, обеспечит снижение размеров и массы антенны в разы, гарантирует также в разы более высокую помехоустойчивость от систем РЭБ. Ну и, конечно, основное преимущество – возможность не обращать внимания на существующие системы подавления отражения радиосигнала. То есть – на стелс-технологии.

Таким образом, до похорон западных стелс-невидимок – пока в технологическом смысле, конечно, – остаётся три этапа. Испытание макета означает, что лабораторный экземпляр показал требуемые в техническом задании параметры. Следующий шаг – создание опытного образца. Затем, после новых испытаний уже на этом уровне – создание рабочих образцов с соответствующей документацией. После войсковых испытаний эти изделия пойдут в серийное производство. А там и в войска.

Весьма интересен также вопрос «взаимоотношений» между радиофотонными радарами и новыми системами вооружений, которые ныне начинают властно отодвигать в сторону традиционные. Имеется в виду, прежде всего, гиперзвуковое и лазерное оружие.

С лазерным целеуказанием современные армии мира бороться уже научились. Если совсем упрощать, что называется, до принципа, то сильное загрязнение воздуха – да хоть простой дымовой завесой – уже практически обнуляет многие лазерные возможности. В конце концов, лазерные прицелы – не мощные излучатели импульсов. Но, скажем, боеголовку, в системе наведения которой совмещаются лазерные, радиолокационные и радиофотонные технологии, будет крайне трудно сбить с курса перехвата даже быстролетящей и маневрирующей при этом гиперзвуковой цели.

Аналогичным образом и лазерные «Пересветы», получающие дополнительный радиофотонный прицел, смогут дальше, быстрее и точнее наводиться на ракеты или спутники противника. А значит, точнее и с меньшими энергозатратами перекрещивать цели плазменными тире и многоточиями.