бжрк баргузин

Российская промышленность готова к созданию 100-тонной баллистической ракеты, заявил вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Правда, задание на этот счет должно быть включено в государственную программу вооружений на 2018-2025 годы.

По словам Рогозина, то же самое можно сказать и о боевом железнодорожном ракетном комплексе (БЖРК) «Баргузин». «На уровне абсолютной готовности промышленности к созданию — в случае, если решение будет принято и включено в государственную программу вооружений», — сказал Рогозин в интервью РИА «Новости», отвечая на вопрос, на какой стадии создания находятся БЖРК «Баргузин» и 100-тонная тяжелая баллистическая ракета.

Во времена Советского Союза в составе ракетных войск стратегического назначения находились три дивизии БЖРК «Молодец» (по классификации НАТО — СС-24 «Скальпель»). Они дислоцировались в Костромской области, Пермском и Красноярском краях. Всего было 12 «ядерных поездов», в каждом из них — по три ракеты, которые несли по десять боевых блоков.

Комплексы были приняты на вооружение буквально за несколько лет до развала СССР, в 1987 году. И стали настоящим сюрпризом: на Западе новые комплексы назвали «поездами-призраками». Каждая из них несла десять боевых блоков.

БЖРК были утилизированы в период с 2003 по 2005 годы без продления их ресурса. Одна из причин подобного решения — разрабатывало МБР РТ-23УТТХ «Молодец» КБ «Южное» из Днепропетровска. Нынешняя разработка — исключительно российская.

В ноябре прошлого года прошли успешные бросковые испытания ракет для «Баргузина». Бросковые испытания — первый этап проверки любых ракет. В ходе этих испытаний проверяется, в частности, правильно ли разработаны алгоритмы подготовки ракеты к пуску, как ракета покидает пусковую установку и как срабатывает пусковое оборудование.

К слову сказать, сегодня стало известно, что в Министерстве обороны приняли решение перенести бросковые испытания другой баллистической ракеты: РС-28 «Сармат». Нынешний перенос в ведомстве объяснили необходимостью провести дополнительные работы по отладке оборудования. Изначально предполагалось, что испытания пройдут в 2016 году, однако затем их перенесли на март 2017-го.

В марте текущего года испытания ракеты также были отложены в связи с работами по наладке пусковой установки на космодроме Плесецк. Испытания были назначены на апрель, но потребовала доработки сама ракета. В июне проверка систем ракеты еще не была закончена, поэтому от испытаний снова отказались. Разработчики планируют сначала провести цикл испытаний на стендах.

Напомним, в перспективе «Сармат» должен сменить ракетный комплекс РС-18 «Воевода» (по классификации НАТО — SS-18 «Сатана»). Изначально планировалось, что жидкостная ракета РС-28 «Сармат» будет принята на вооружение в 2019–2020 году. Она станет носителем гиперзвуковых блоков, которые позволят прорывать любые существующие системы ПРО.

Впрочем, ничего удивительного в нынешней ситуации нет: разработка новых видов вооружений очень часто не укладывается в заранее составленные графики, поскольку невозможно предугадать, какие проблемы будут выявлены на этапе создания той же баллистической ракеты. И происходящее с «Сарматом» едва ли является чем-то уникальным.

Дмитрий Рогозин в интервью также рассказал о перспективах российского ВМФ. По словам вице-премьера, на сегодняшний день ставка сделана на, как он выразился, «мускулистые» корабли. «Конечно, главный акцент, который мы делаем сегодня по Военно-морскому флоту, — это «мускулистые» корабли, обладающие возможностью носить огромное количество вооружений. То есть наш условный корвет меньшего водоизмещения должен быть по мощи равен условному крейсеру, который находится на вооружении в западных ВМС», — сказал Рогозин.

Кроме того, отметил он, флот обеспечен всей необходимой номенклатурой ядерных силовых установок. Здесь, по словам вице-премьера, «полный порядок». «Вопрос только в одном: в позиции Министерства обороны. Они — главный заказчик и, исходя из анализа военных угроз, формируют задачи, которые должна решить военная наука и должен решить оборонно-промышленный комплекс. Но каких-то проблем, связанных с решениями конструкторско-производственно-технологического характера, я не вижу», — сказал вице-премьер.

Напомним, на прошлой неделе заместитель главкома ВМФ России Виктор Бурсук сообщил, что будет построен еще один авианесущий крейсер. Сейчас есть только один — «Адмирал Кузнецов», который не дает покоя британскому министру обороны.

Хотя в российском оборонном ведомстве и проявляют интерес к идее создания авианосца, однако до практического воплощения еще очень далеко.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский рассказал, почему, по его мнению, строительство авианосца в ближайшей перспективе на является необходимым: «Надо понимать: уровень затрат будет гигантским. Авианосец ведь не существует сам по себе, строительством только самого корабля дело не обойдется. Я напомню, что необходимо формировать авианосную ударную группу. А это означает создание авиационных подразделений, которые на таком авианосце будут базироваться. Здесь у нас некоторых типов самолетов даже еще в проекте нет. Например, самолетов дальнего радиационного обнаружения или самолетов радиоэлектронной борьбы именно палубного базирования».

«Кроме того, необходимо создавать группировку кораблей для совместных действий с авианосцем, которая, по американскому опыту, должна включать два-три крейсера и шесть-семь кораблей меньшего водоизмещения. Плюс пару подводных лодок. Плюс необходимо будет создавать наземную специальную инфраструктуру базирования этого авианосца и этих кораблей, их экипажей и авиационных экипажей. Так что стоимость постройки самого авианосца можно смело умножать на цифру семь-восемь», — подчеркивал эксперт.

comments powered by HyperComments