порошенко

Киевскую хунту можно поздравить с отработкой образцовой схемы по отжиму украинских «дочек» ведущих российских банков. Господа российские банкиры, свято уверенные, что бандеровское государство Украина оценит их лояльность и отказ признавать «Крымнаш», позволив и дальше безмятежно стричь купоны на её территории, были в кратчайший срок и крепкой бандитской рукой взяты за фаберже.

7 марта представитель Нацбанка Украины (НБУ) заявил, что будет ставить на заседании СНБО вопрос о вводе санкций в отношении украинского филиала Сбербанка России. И поставил.

А чтобы намерения «решальщиков» стали предельно понятны, в атаку на отделения Сбербанка были подняты банды отморозков-рагулей, когда входы-выходы в помещения банка закладывались шлакоблоками, а слоты банкоматов заделывались монтажной пеной. Работа Сбербанка на Украине была полностью парализована. Шах и мат.

О причинах столь радикальных мер догадаться несложно: первая реакция порошенковского руководства поступила сразу после указа президента Путина о признании пакета документов ЛДНР в России. Но наиболее мощное бурление произошло вслед за введением внешнего управления на бывших предприятиях украинских олигархов и замыканием на Донецк и Луганск денежных потоков.

По некоторым данным, за всё время «незалежности» российские банкиры и частный капитал закачали в украинскую экономику не менее $30 миллиардов. И вот теперь появился риск помахать им платочком. Может, и не всем $30 млрд, но уж точно жирному куску.

После государственного переворота 22 февраля 2014 года, когда победившей майданократией было объявлено о зачистке Украины от всего русского и российского, российские банкиры отнеслись к этим заявлениям крайне легкомысленно. Единственной организацией, которая для них была в авторитете – это НБУ. Когда в мае 2014 года НБУ потребовал все украинские банки покинуть российский Крым, откуда их никто не гнал, украинские банки его покинули, а вместе с ними – Сбер, ВТБ и другие-прочие. Когда в 2015 году НБУ потребовал от руководства российских банков дофинансировать свои «дочки» на Украине – господа банкиры изогнулись в позе «чего изволите» и влили $2 миллиарда.

На минуточку: руководство ведущих российских банков влило в финансовую систему враждебной страны два миллиарда долларов уже после государственного переворота, часть из которых пошла на оплату карательной операции «АТО», на зарплаты карателям и в украинский военпром. Думаете, это всё? Ошибаетесь. По данным украинского Госстата, в 2016 году российский бизнес инвестировал в финансовую систему и экономику Украины $1.67 миллиарда, что составило 38% всех иностранных инвестиций.

Пусть у России и нет де-юре военного конфликта с Украиной, но Украина-то делает всё, чтобы военный конфликт состоялся, и не скупится на провокации и проявления враждебности. В подобных случаях США принимают «Trading with Enemy Act», согласно которому любые сделки с врагом замораживаются до лучших времён, и по шапке получают все те деляги, что пытаются Акт обойти.

Что произошло фактически? Порошенко и Ко, которым не откажешь в умении считать деньги и мутить «схемы», очень ловко воспользовались колебаниями российских банкиров и выдоили российские банки до капли. Игра явно стоила свеч: в 2016 году вклады украинцев в российских банках составляли около 38 млрд. гривен ($1.366 млрд.), а кредитный портфель «дочек» оценивался в 134 млрд гривен ($4.82 млрд.). Даже если в качестве ответных мер у болградского шоколатье арестовать конфетные заводики в России, он всё равно окупил эти потери многократно.

27 марта стало известно, что украинскую «дочку» Сбера продают белорусско-латвийскому консорциуму: двум гражданам Великобритании – древним кельтам Григорию Гусельникову и Саиду Гуцериеву. Гусельников является бывшим членом совета директоров Бинбанка, а Саид Гуцериев – сыном главы совета директоров РусcНефти Михаила Гуцериева, одного из совладельцев российского Бинбанка, нефтяной компании «Славнефть» и множества объектов элитной недвижимости. Юридически обязывающее соглашение уже подписано.

Интересно, что в Киеве, как по мановению волшебной палочки, уже началось разблокирование боевиками центрального офиса Сбера на Владимирской улице. Не менее интересно и совсем не случайно, что именно Саид Гуцериев стал инвестором в рискованный украинский актив Сбербанка. Герман Греф имеет давние деловые связи с семейством Гуцериевых и, как пишет пресса, именно Греф в 2014 посоветовал Михаилу Гуцериеву продать нефтяные фьючерсы накануне обвального падения котировок. Этот своевременный совет принес Гуцериеву около $1 млрд долларов чистой прибыли. Пришло время, и один уважаемый человек проявил ответную любезность в отношении другого уважаемого человека, да ещё и заработав при этом.

По данным «Коммерсанта», англичанин Гусельников уже давно положил свой глаз на украинский Сбер, однако раньше его останавливала высокая стоимость актива. Потенциальные покупатели ранее оценивали украинскую «дочку» Сбера в $450–680 миллионов. Однако в текущих условиях сделка прошла явно с большим дисконтом (в прессе фигурирует цифра в 130 млн).

Какие потери понесло российское государство, и стоили ли они трех лет продолжения работы в Киеве после государственного переворота – вопрос остается открытым.

Проданный Гусельникову и Гуцериеву Сбербанк на Украине пройдёт ребрендинг и начнёт работать под вывеской латвийского Norvik Banka. Гусельников уже пояснил в телефонном разговоре «Эху Москвы», что 45% украинского Сбера принадлежат латвийскому банку, владельцем которого является Гусельников, Латвия – член Евросоюза, управление банком будет также осуществляться из Евросоюза, владельцы – граждане Великобритании, и, стало быть, приобретение нельзя отныне считать российским банком. Таким образом, чтобы не дразнить свиней, Сбер будет переименован.

Говорят, что личные интересы при оформлении сделки настойчиво требовал учесть и Порошенко, пытаясь договориться о судьбе своих активов на территории России. У Петра Алексеевича есть инструмент для шантажа – смену собственников украинской «дочки» Сбербанка, при наличии повода, имеет право заблокировать Нацбанк Украины. Кроме того, Киев в любой момент может натравить радикалов на новые учреждения под предлогом их связи со «страной агрессором».

Короче говоря, теперь, главное, не проворонить другие российские активы на Украине. Это всевозможная недвижимость, торговые центры, предприятия машиностроения, судоремонта и химической промышленности. Наверняка порошенковцы уже намечают – кому что достанется, и как будут отжимать.

comments powered by HyperComments