91695

Который день читаю в Сети негодующие посты френдов и не-френдов по поводу комедии «Я – Шарли» в исполнении нашего Петра Первого. И вот что я обо всем этом скажу. Оно, конечно, все правильно. Я имею в виду слова про лицемерие, двойные стандарты и т.д. и т.п.

Но со стороны негодующей публики существует недопонимание. Она (публика) воспринимает происходящее через морально-этическую призму и справедливо усматривает в этом мерзкий цирк. Особенно когда благословленные «воинами Христа» из УПЦ КП патриотические снаряды продолжают в это же время отрывать руки-ноги у детей в Донецке.

А теперь попробуйте взглянуть на это с пропагандистско-технологической точки зрения.

То, что произошло во Франции, – настоящий подарок для киевского режима. Он (режим) много месяцев подряд вбивает в головы своих адептов, что идет Священная война с «русскими оккупантами» и их пособниками – донбасскими «террористами и боевиками».

Прорежимные СМИ ежедневно пестрят заголовками о том, что «террористы» что-то там взорвали, кого-то похитили, что-то «отжали» и т.д. и т.п. Не говоря уже о том, что, как известно, оторванные ноги и руки – это тоже «террористов» дело. Они сами по себе стреляют, и иногда рикошетом в детей попадает.

Причем сила пропагандистской машины такова, что в это верят не только стада зомби в тылу, но и многие непосредственные свидетели бомбежек и обстрелов, просидевшие в Луганске и Донецке все летние месяцы, прячась в погребах. Выехав же осенью в Харьков, эти люди начинают меня (!) убеждать в том, что все эти месяцы их обстреливали… правильно, «террористы»!

А еще, как известно любому читателю «Цензора» и УП, эти сволочи «террористы» летом сбили мирный малайзийский «Боинг» с тремя сотнями трупов на борту. И, если помните, тогда нынешние «Я – Шарли» тоже скорбели, клали цветочки к посольству Нидерландов.

Сегодня, когда Порошенко кладет цветочки и скорбит, он делает ровно то же самое, что и в июле прошлого года. И с той же целью. Это называется пропагандистская проекция.

Проливая слезы и выражая солидарность с французским народом, ставя у себя в «Фейсбуке» аватарки «Я – Шарли», наши «инициированные пропагандой» обыватели на самом деле абсолютно искренни. В той пропагандистской матрице, внутри которой они живут, мирная Франция стала точно такой же жертвой террористов, что и «мирная Украина».

Когда миллионы адептов режима выражают солидарность с жертвами террористов во Франции, они мысленно видят на их месте тех «донецких террористов», о которых им вещает пропаганда. В этой проекционной логике не сожженные в одесском Доме профсоюзов, а солдаты ВСУ и карательных батальонов ставятся на место жертв братьев Куаши.

Так почему бы президенту этой страны, ответственному за разжигание войны у себя дома, не постоять пару минут с цветами под прицелом западных фотокамер? Ведь это, к тому же, пусть и непрямое, но все же свидетельство правоты официальной пропаганды, вещающей о том, что «мы вместе со всем цивилизованным миром, а весь цивилизованный мир – за нас». И поднявшаяся в Европе волна антиисламской риторики служит для нынешнего киевского режима не только оправданием уже совершенных преступлений в Донбассе против собственных граждан, но и призвана стать индульгенцией для преступлений будущих, отформатировав заранее реакцию общества на такие факты.

Ведь он (режим) уже делает со своими «террористами» и им сочувствующими то, что озлобленные антиисламские шовинисты в Европе только грозятся начать делать в отношении мигрантов. Так что в известном смысле режим Порошенко сегодня впереди нарастающего общеевропейского ультраправого тренда. Такой вот авангард.

Так что, когда я смотрю на Порошенко, проливающего скупую мужскую слезу по французским карикатуристам, я в уме уже подсчитываю будущие тысячи жертв в Донбассе.

Ведь, возлагая цветочки и объявляя, что «он тоже Шарли», Порошенко всего лишь готовит себе будущее алиби.

Ничего личного. Только бизнес.

Алексей Блюминов, журналист (Украина)