сармат

Конгрессмен Лиз Чейни и сенатор Том Коттон, представляющие Республиканскую партию, внесли законопроект, ставящий под вопрос продление Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), сообщил накануне ТАСС.

В соответствии с законопроектом, Штаты не должны продлевать СНВ-3, срок которого истекает в 2021 году, до тех пор, пока Москва в одностороннем порядке не откажется от новых систем вооружений. Американские парламентарии, судя по всему, имеют в виду те системы, появление которых Владимир Путин анонсировал 1 марта в послании к парламенту.

«Когда все эти проблемы рассматриваются через призму продолжительных нарушений Россией Договора о РСМД, становится ясно, что продление ДСНВ в настоящее время не отвечает интересам национальной безопасности Соединенных Штатов», – заявила Чейни.

Выступая в четверг в Принстонском университете, посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов признал, что ДРСМД стоит «на грани развала». «Сегодня слышатся голоса о том, что ничего не произойдет, если США выйдут из ДРСМД, и при этом приводится пример, что более 15 лет тому назад Вашингтон вышел из Договора по ПРО и катастрофы, мол, не случилось. Не думаю, что правильно подавать картину в столь радужных тонах», – сказал Антонов, опять же напомнив, что 1 марта Путин представил новую систему вооружений, которую Москва была вынуждена разработать для сохранения стратегического баланса.

О том, в какой степени американские законодатели впечатлены развитием российских ядерных вооружений, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН академик Алексей Арбатов.

– Алексей Георгиевич, какой логикой руководствовались конгрессмены, увязывая между собой судьбу двух совсем разных договоров – РСМД и СНВ-3?

– В своем законопроекте они пояснили, что имеют в виду те системы, о которых 1 марта перед Федеральным собранием говорил президент России, которые, по большей части, не подпадают под СНВ. Авторы законопроекта поставили вопрос: если эти системы предполагаются к развертыванию, то теряет смысл договор СНВ, потому что они будут развертываться вне договора СНВ.

Например, выступая 1 марта, Владимир Путин упомянул о межконтинентальной крылатой ракете с ядерной боеголовкой. Она не подпадает под ДРСМД, потому что это межконтинентальная ракета, а не средней дальности. Или суперторпеда огромной мощностью, дальностью, глубиной погружения, с мультимегатонной головной частью. Она не подпадает ни подо что. Или гиперзвуковая система «Авангард»: если она будет поставлена на тяжелую ракету «Сармат» или на ракету, не считающуюся тяжелой, тоже можно сказать, что она ни подо что не подпадает.

Эта ракетно-планирующая система не является ни самолетом-бомбардировщиком, ни баллистической ракетой. Большая часть ее полета проходит не по баллистической траектории, и она не является бомбардировщиком.

Конгрессмены об этом не говорят, может быть, даже об этом не знают. Но те, кто им помогал это писать, наверное, имели в виду, что решения о развитии новых систем, не подпадающих под СНВ-3, должны были Россией отменены. В противном случае США не будут продлевать договор, который охватывает эти системы.

– Пройдет ли этот законопроект через Конгресс? Известно, что даже внутри Республиканской партии нет единства вокруг продления СНВ.

– Законопроект должен быть согласован с сенатом, где преобладают республиканцы, и поэтому многое зависит от позиции администрации Трампа. Поэтому пока перспектива не ясна. Но нельзя исключать, что это решение будет в конечном итоге принято.

Правда, Трамп не очень предсказуем. Не ясно, что он будет делать с договором о ракетах средней и меньшей дальности, с договором об СНВ-3, но оба этих договора он критиковал. Трамп, конечно, ничего об этих договорах в деталях не знает. Но он знает, что СНВ-3 был заключен при Обаме. А всё, что сделал Обама, Трамп стремится разрушить. Поэтому, даже если США не выйдут раньше срока истечения, то перспективы продления этого договора после 2021 года очень и очень невелики. Они близки к нулю.

– Что надо делать России, если вдруг подобный законопроект пройдет?

– Россия будет исходить из того, что в 2021 году договор прекратит свое существование и начнется неограниченная гонка вооружений. США могут в силу специфики их стратегических сил очень быстро – в два и даже в три раза – нарастить количество боеголовок, потому что могут со складов и хранилищ вернуть на ракеты те боеголовки, которые частично были сняты в ходе сокращений по СНВ-3. Это за год можно сделать просто.

Москва не имеет такой возможности. Москва будет продолжать те программы, которые сейчас наметила, но уже, конечно, не соблюдая никаких ограничений и не уведомляя США о своих силах и планах.

Надо напомнить: американцы не были очень заинтересованы в СНВ-3 с точки зрения сокращения российских стратегических сил, потому что российские стратегические силы и так были ниже потолков СНВ-3. Даже сейчас по носителям Россия ниже установленного потолка в 700 единиц: у России их около пятисот.

Но американцы заинтересованы в этом договоре, потому что он предусматривает достаточно обширную систему верификации, контроля и проверки. То есть США имеют информацию о российских стратегических силах и планах их развития, что называется, из первых рук и более надежную, чем могли бы получить со спутников разведки и от разведывательной агентуры. Вот в этом был их главный интерес.

Но, наверное, в Конгрессе собрались такие люди, которые ничего этого не понимают. Им важно сделать жест, отвергнуть договор, развязать США руки для достижения ядерного превосходства, о чем президент Трамп неоднократно говорил в свойственной ему безграмотной и весьма произвольной манере.

– Логика законопроекта означает, что Москва должна в одностороннем порядке дополнительно разоружиться, а в обмен на эту одностороннюю уступку Вашингтон – так и быть – сделает одолжение и согласится просто продлить СНВ?

– Если вы внимательно прочтете законопроект, там сказано, что новые системы ядерного оружия, которые Россия обнародовала в президентском послании Федеральному собранию 1 марта текущего года, предусматривают целый ряд новых программ вооружений, которые не подпадают под СНВ-3. Потому что этот договор ограничивает определенные системы оружия.

Но большая часть из того, что рассказал президент Путин в марте, не подпадает под этот договор, то есть это находится за пределами его ограничений.

Если обнародование этих планов имело целью оказать впечатление на США и на Запад в целом, то эта цель достигнута. И мы сейчас видим результат. Они условием ставят согласие России или отказаться от этих проектов, или сделать так, чтобы они были ограничены текущим договором СНВ. Но еще при этом конгрессмены прихватили и тактические ядерные вооружения, которые находятся вне рамок ограничений, и сказали, что и тактические вооружения должны быть ограничены. Это, опять-таки, свидетельствует о том, что конгрессмены плохо представляют себе всю эту тематику, но политический запал у них сильный.

– То есть, с точки зрения американцев, мы больше не равноправные партнеры в сфере ядерного оружия? Раз они требуют односторонних уступок в обмен на «спасибо»?

– Американцы вообще не считают Россию равноправным партнером нигде, кроме одной сферы. И сфера как раз эта – стратегическое ядерное оружие. Здесь они считают Россию равным партнером. Россия здесь ни в чем не уступает США.