путин трамп

Последние дни лента новостей пестрит привычными заголовками из области российско-американских отношений.

Скажем, американский министр энергетики Рик Перри в очередной раз заявил, что Соединенные Штаты рассматривают возможность введения дополнительных санкций против «Северного потока-2».

«Америка, — по словам Перри, — рассматривает «Северный поток» как чисто политический проект, и готова наказать всех его участников».

Одновременно тот же Перри, будучи на киевской инаугурации патетически восклицал: «США стоит вместе с народом Украины!»

В тот же день Госдеп выставил Турции ультиматум и дал ей две недели, чтоб она отказалась от С-400. И сразу же обвинил Россию в дезинформации по поводу химоружия в Сирии.

Наконец, американские сценаристы сочинили новые санкции. На сей раз «пострадали» Тульское конструкторское бюро приборостроения, московский завод «Авангард» и Учебный центр зенитных ракетных войск в Гатчине.

Особенно болезненно заморские прещения коснутся, вероятно, Учебного центра зенитных войск. Никак не обойдутся наши ракетчики без сотрудничества с коллегами из Техаса…

…Всё это больше похоже уже на печальные шутки, и производит впечатление постоянного déjà vu. Где-то оно было, было…

Но есть один нюанс.

Эти события происходят немногим более недели после завершения переговоров Владимира Путина и Сергея Лаврова с главой американского Госдепа Майком Помпео.

Неплохой предметный разговор

Тогда, в Сочи, по итогам переговоров, Майк Помпео заявлял: «Мы хотим улучшить отношения между нашими странами, это будет в интересах обоих наших народов. Мы делаем все для того, чтобы предпринять шаги в этом направлении».

Чуть менее оптимистичен был помощник Владимира Путина Юрий Ушаков, который сказал, что состоялся «неплохой предметный разговор, и стороны делают всё для выправления отношений».

Достаточно забавно атмосферу переговоров г-на Помпео в Сочи охарактеризовала официальный представитель МИДа Мария Захарова. Отвечая на вопрос о риторике Помпео, не позволял ли американский дипломат каких-то выпадов против России, она заметила:

«Ну что вы, конечно нет. Все чудесные милые люди, которые умеют разговаривать и владеют материалом».

И тут же подчеркнула, что ни о каком потеплении российско-американских отношений речи пока не идёт.

В принципе, Помпео приезжал в Россию, чтоб обсудить с нашим руководством базовые американские внешнеполитические интересы, от которых во многом зависит имидж администрации Трампа. Он говорил о Венесуэле, возможных новых соглашениях об ограничении вооружений, затрагивал корейскую и иранскую проблему. Почти по всем этим вопросам взгляды наших стран кардинальным образом расходятся. И тут есть один очень важный момент. Конечно, разговаривать с американцами можно и нужно. Насколько они договороспособны в нынешней ситуации, — это уже совершенно иная тема. Но самое главное, что разговаривая с ними, ни в коем случае нельзя поступаться интересами и, главное, суверенитетом наших естественных (пусть иногда и чисто тактических) союзников – той же Венесуэлы, Ирана, КНДР.

Разговор о сферах влияния

Любопытно, что практически накануне переговоров Помпео в Сочи, в США, в республиканском геополитическом журнале National Interest, была опубликована статья достаточно известного исследователя-международника из консервативного лагеря, сотрудника Института Катона Теда Карпентера под красноречивым заголовком «Заключая сделку с Россией о сферах влияния». Карпентер напоминает об относительном равновесии в мире в годы Холодной войны, особенно в период «разрядки» (1970-е), когда США и СССР более или менее уважали «сферы влияния» друг друга. Нынешний кризис, — по его мнению, — спровоцирован тем, что Америка посягнула на «сферу влияния» России в Восточной Европе, в результате чего Россия стала проявлять активность в Латинской Америке и, в частности, в Венесуэле.

Фактически автор предлагает «разменять» Венесуэлу на Украину.

Но в том-то и дело, что американские политики последних поколений проявили полную неспособность договариваться на геополитическом уровне. Они открыто заявляют, что готовы и надеются продавливать свои позиции и интересы по всему земному шару. Ярчайшим и вопиющим доказательством этого простого факта стало многолетнее продвижение НАТО на Восток, закончившееся дислокацией американских частей в Польше и Прибалтике, — вопреки всем договоренностям и обязательствам, принятым в 1991 году. Так что любимый некоторыми либеральными пропагандистами разговор о том, кто нарушил «мировой порядок», установленный после Второй мировой войны и основанный прежде всего на уважении интересов держав-победителей, можно считать закрытым. Его нарушили США и их союзники почти тридцать лет тому назад.

Стоять на своём

Вести успешные переговоры с Соединенными Штатами можно только с атакующей позиции. Американская политика устроена таким образом, что Вашингтон готов идти на компромиссы и учитывать интересы других мировых игроков только в том случае, если задеты его собственные экономические или политические амбиции, а цена грубого, в том числе силового давления, может оказаться чересчур высокой.

Именно поэтому России, чтоб отстоять свой суверенитет и свои исторические задачи, необходимо оказывать давление на американские интересы и ставить под сомнение американское присутствие везде, где это возможно.

Не в одной лишь Сирии и в Персидском заливе, не только в Венесуэле и на Карибах, но и повсюду в Африке, в Европе, в Азии, в Латинской Америке. Если это делать последовательно и успешно, американцы будут вынуждены вести переговоры. Они не смогут более диктовать свои условия, выдвигать ультиматумы и пугать санкциями.

Иран как лакмусовая бумажка

Насколько действительно мы готовы системно действовать в данном направлении, — покажет самое ближайшее время. Конфликт между США и Ираном в Персидском заливе может оказаться лакмусовой бумажкой, которая способна проявить, насколько Россия научилась здесь и сейчас отстаивать не какие-то абстрактные принципы, которыми обычно любит прикрываться Запад, а именно свой национальный интерес. В данном случае все козыри, и силовые (присутствие в регионе), и дипломатические (позиции в арабском – шире – мусульманском мире) в наших руках. В том случае, если Москве удастся жёстко и результативно провести свою линию, добиться мирного решения проблемы без ущерба для Тегерана и сохранить свои собственные позиции в регионе, — любые переговоры с господами Трампом, Помпео и прочими их коллегами и единомышленниками пойдут веселей и свободней. Тогда и заголовки в новостях о русско-американских отношениях станут совсем другими.

Сомневаться в этом не приходится.

Если же мы уже «сдали» Иран и Венесуэлу, и именно за этим приезжал Помпео в Сочи, то это гораздо больше, чем ошибка. Хочется надеяться, что в современной ситуации такой разворот невозможен. Однако, зная новейшую историю и политические нравы XXI века, окончательной уверенности быть ни в чём не может.