w720h405fill

Управление по Восточной Европе и экс-СССР американской исследовательской компании Gallup опубликовало результаты опроса, согласно которому 20% жителей России хотели бы уехать жить за границу, «если будет такая возможность». Что подразумевается под возможностью, не поясняется, но, по идее, это должна быть возможность купить жильё или оплачивать аренду, а также наличие работы.

Заголовок исследования громкий – Record 20% of Russians Say They Would Like to Leave Russia, то есть «Рекордные 20% россиян говорят, что хотели бы покинуть Россию». Добавим, что среди опрошенных от 15 до 29 лет таковых уже 44%. Стремятся наши соотечественники в Германию (15%), США (12%), Японию, Канаду, Испанию и Францию (по 4-5%).

При этом основная причина желания уехать совершенно понятна авторам исследования – в весьма лапидарном отчёте слово Putin повторяется 17 раз. К сожалению, респондентов не спрашивали, бывали ли они хоть раз за границей и представляют ли себе особенности жизни там. А ведь только в этом случае стало бы ясно, стремятся люди откуда-то или куда-то. А это, согласитесь, существенная разница. Ведь, уехав от «страшного полицейского террора», можно попасть в совсем уж альтернативную реальность.

Кстати, не врут ли нам американцы? Видимо, нет. Десяток процентов туда-сюда – это, конечно, святое, но проблема действительно существует. Почти столь же шокирующими цифрами недавно огорошил нас ВЦИОМ – вполне себе государственный проект, работники которого хорошо знают, что нужно патрону. Но пресс-релиз от 2 июля 2018 года – один из немногих случаев, когда они вынесли на свет Божий совершенно удивительные результаты, прямо противоречащие государственной информационной политике: «Каждый третий опрошенный в возрасте от 18 до 24 лет хотел бы уехать из России на постоянное место жительства за рубеж».

Gallup и ВЦИОМ одновременно ошибаться не могут.

Обратный билет

Одной из главных стратегических ошибок Советского Союза был фактический запрет на эмиграцию с условным исключением для Израиля. Не надо удерживать человека, который тебя больше не любит, – ничего хорошего из этого не выходит ни в браке, ни в государственном строительстве. Во многом именно «отказники» и люди, заведомо не имевшие шансов уехать, сформировали ту диссидентскую колонну, которая исподволь подточила постаревшее советское древо. А на официальном уровне старательно формировали однозначно отрицательное отношение к эмиграции, которого не было в царской России. «Вижу лица, изобличающие / то, что совесть у них нечиста. / Жалкий вид у вас, получающие / заграничные паспорта», – писал свободно разъезжавший по миру, разумеется с загранпаспортом, «опальный поэт» Евгений Евтушенко о Кубе, но имел в виду, безусловно, и Советский Союз.

Вот и сейчас слово «эмигрант» имеет отрицательную коннотацию в глазах большинства наших соотечественников. В том числе, кстати, и желающих уехать – причудливы изгибы человеческой психики! А вот в руководстве России сформировалось куда более правильное отношение к эмиграции: главное – не мешать.

Важно и то, что наша страна стала намного добрее. Из СССР уезжали навсегда, безвозвратно – «прощайте, друзья», а из России – «как получится», «если что, вернёмся», «до встречи». То есть страшный Putin, от которого необходимо бежать, почему-то не закрывает проход ни в ту, ни в другую сторону. Легко думать об эмиграции, когда знаешь, что можешь вернуться. «Билеты в один конец» пользуются куда меньшим спросом.

Утечка мозгов и остального

Не будем отрицать очевидное – профессиональная эмиграция является серьёзнейшей проблемой России, и утечка мозгов действительно имеет место. Государство выделяет значительные средства на поддержку науки, но до рядовых исполнителей, так сказать, солдат этой армии, деньги не доходят совсем: всё оседает в карманах администраций вузов, НИИ, инноцентров. Мы хорошо знаем, как рисуются средние зарплаты по школам и больницам, но точно такая же ситуация сложилась и в науке. И в этой ситуации эмиссары американских и китайских организаций умело вычисляют полезных людей, которые смогут заработать существенные деньги для их хозяев.

Но мнение о том, что «из России бегут профессионалы», не выдерживает критики. Верная формулировка: уезжают и профессионалы тоже. Ценные специалисты – не более чем одна десятая потока мигрантов, то есть до 20-30 тысяч человек в год. Во-первых, потому что по-прежнему существенен отток по национальному признаку (евреи, немцы). Во-вторых, специалисты чаще всего уезжают с членами семьи.

В-третьих, велико число рантье – людей, скопивших определённый капитал или имеющих достаточно существенный пассивный доход для того, чтобы променять сырое московское небо на ласковые адриатические волны. В-четвёртых, многие, особенно слабый пол, выбирают такой способ отъезда, как брак с иностранцем, где если и нужен профессионализм, то весьма специфический. Ну и наконец, на низкоквалифицированных работах от Европы до Австралии наряду с укрепившимися в этой нише украинцами несложно встретить русских мигрантов.

С эмиграцией надо работать

Вот только получать от этого какую-то выгоду мы не умеем. А ведь правильное использование диаспоры – важнейший элемент современной политической стратегии. Экономика Армении и Таджикистана практически целиком держится на деньгах, которые вкладывают, а проще говоря, присылают соотечественники из-за рубежа. Заметную роль такие средства играют в экономике Украины, Израиля, Индии, ряда других стран. Есть аналогичные процессы и внутри нашей страны: так, северокавказские республики во многом держатся на деньгах диаспоры, находящейся в Москве и других крупных городах России.

Кроме того, эмигрант, хочет он того или нет, – всегда агент влияния. Другой вопрос, чьим будет это влияние. «Мы пошлём в Америку ещё двадцать миллионов русских и изберём там своего президента!» – обещал Владимир Жириновский в своей исторической багдадской речи. К сожалению, двадцати миллионов мало: на данный момент даже все вместе русские не смогли бы избрать президента США. Но логика в подобном предложении есть – собственно, Китай примерно так себя и ведёт.

Хуацяо, то есть эмигранты, согласно закону Китая, должны «сохранять родственную связь с китайским народом» даже в случае смены гражданства. Такая связь подтверждается символической суммой, которую хуацяо ежемесячно вносят в бюджет родины. Эти люди однажды уже проявили свою сплочённость, когда все вместе пришли и проголосовали за баскетболиста Яо Мина на выборах в команду Матча звёзд НБА 2005 года, с лёгкостью установив рекорд по числу голосов за одного игрока. Хотя в целом китайцам баскетбол неинтересен. Точно так же весьма пассивная в политике китайская диаспора однажды придёт на выборы президента. Страну подставьте сами.

Есть и обратный процесс, который тоже нельзя не учитывать: уехавшие формируют у иностранцев мнение о своей родине. Тургенев и Достоевский, Шагал и Стравинский, Шарапова и Новосёлов – все они в известной мере посланцы нашей страны, добровольные или вынужденные; по ним судят о России. А ведь заметная часть эмигрантов не только внимательно следит за происходящими в России процессами, но и сочувствует им – это отмечала, например, даже далёкая от симпатий к Кремлю журналистка Жанна Немцова.

Многие эмигранты вносят существенный вклад в нашу экономику – просто потому, что, добившись успеха, начинают торговать с Россией, размещать здесь заказы и так далее. Они работают советниками мировых гигантов, работающих на нашей территории. К сожалению, эти же люди лучше всех знают, как обманывать своих бывших соотечественников, но это уже обратная сторона медали.

Об иммигрантах

Людей в нашей стране не хватает, но миграционный баланс у России положительный – уехавших заменяют приезжие, главным образом среднеазиаты. Они представляют собой, с одной стороны, отличный демографический ресурс, с другой – культурную угрозу. И здесь очень важна работа по ассимиляции приезжих – работа, которую должно вести не МВД, а всё наше общество, в особенности деятели культуры и Церковь. Активная просветительская и миссионерская деятельность среди приезжих – единственная возможность включить «новых российских» граждан в наше общество, а не получить изолированную и опасную диаспору, контролируемую извне. Только так мы можем обернуть естественную миграционную активность в свою пользу.

* * *

Уезжать будут всегда и отовсюду. В любой стране есть недовольные, всегда есть романтики, не снижается процент наивных глупцов. В нашем случае к этому добавляется тяжёлый климат: как бы ни расцвела Россия, кто-то всегда будет тянуться из неё на тёплые воды – по крайней мере до тех пор, пока её южная граница не дотянется до Индийского океана.

Препятствовать этому процессу не стоит, а вот создавать в собственной стране условия для умных и знающих людей мы обязаны.