металлургия сталь

Между Россией и Европой едва не разразилась «стальная война». ЕС ввёл постоянные квоты на импорт стали, а Россия в ответ предупредила о возможном ограничении импорта стальной продукции. По нам ударили, а мы погрозили пальчиком. То есть капитулировали.

Суть европейских ограничений такова. Со 2 февраля, «дня сурка», Евросоюз ввёл квоты на импорт стали и продуктов из неё. Это не антироссийская мера – просто защита своего рынка. Когда США установили высокие тарифы на ввоз металла, европейские производители, во-первых, потеряли часть рынка сбыта, а во-вторых, резонно предположили, что страны третьего мира попытаются компенсировать падение объёма продаж как раз за счёт увеличения поставок в Европу. Закупать сталь сверх квот тоже можно, но – извините, 25% пошлины.

Интересно, что февральская мера стала даже смягчением предыдущих ограничений, введённых летом 2018 года – квоты выросли на 5%. Другой вопрос, что до 2 февраля квоты и пошлины назывались временными, экстренной реакцией на таможенную политику США, а теперь стали самыми что ни на есть постоянными.

В России тогда отреагировали спокойно – более того, звучали даже оптимистичные ноты: «Введение страновых квот для России может даже улучшить положение, так как снизится конкуренция с другими экспортёрами». Действительно, временные квоты не выбирались полностью – из 4,27 млн тонн горячего проката за полгода было использовано лишь 3,7 млн тонн. Для сравнения, одна только Германия поставляла в США 1 млн тонн стали в год. Сейчас из-за ограничений станет меньше.

Возможные, но нереальные

Через два месяца, как видим, оценка ситуации изменилась. Всемирная торговая организация получила официальное уведомление от России о возможности ответных мер со стороны нашей страны – мер, надо сказать, очень скромных и половинчатых: «намерение отозвать уступки или другие обязательства…». Речь идёт об ограничениях закупки стальной продукции из Европы – на сумму, аналогичную недополученной российскими производителями. Россия импортирует из Европы значительное количество товаров, основой которых является сталь, – трубы, автомобили, станки, электрооборудование и многое другое.

Страшно? Ничуть. По целому ряду причин.

Во-первых, озадачивает срок введения возможных ответных ограничений – три года с первого введения пошлин Евросоюзом! Всё это время мы так и будем послушно поставлять сталь по квотам и ни граммом больше.

Во-вторых, жернова Всемирной торговой организации мелют с чудовищным скрипом. Жалоба Евросоюза на аналогичные пошлины со стороны США так и не рассмотрена. Но обратите внимание – Европа сразу ввела ответные меры, а Россия думала сперва полгода, потом ещё два месяца, и наконец написала жалобу.

В-третьих, нам нечем заменить высококачественную европейскую продукцию, поэтому особого смысла ограничивать её ввоз нет. Если Европа защищает своих сталеваров, то нам, увы, во многих отраслях защищать просто некого – за пределами оборонной промышленности высокие технологии у нас существуют чаще всего лишь в кабинетах и лабораториях.

Без Европы никуда?

Что получается? Всё очень просто – в нас плюнули, а мы утёрлись и погрозили пальчиком. Да, ограничения ЕС, повторимся, не были направлены именно против России, но в условиях войны санкций именно для нашей страны они могут стать очень серьёзной проблемой. Европа защищала свой рынок, но с явными нарушениями норм ВТО – которые, впрочем, первыми и гораздо грубее нарушили США. И оказалось, что Россия просто не может ничем ответить.

Многочисленные дружественные заявления российских чиновников и предпринимателей, их регулярные вояжи в Европу убедили Евросоюз в том, что Россия готова на всё, лишь бы не испортить отношения со своим главным торговым партнёром, что деваться России некуда, а значит, и соблюдать неписаные правила игры необязательно.

И это, скорее всего, только пробный камень. Наша робкая жалоба придала уверенности антироссийским силам в Евросоюзе, так что будем ждать квот и пошлин на энергоресурсы – а это действительно сильно порадует США и ударит по России.

* * *

За всё надо расплачиваться. Многолетнее воровство в технологических отраслях, распил денег на всевозможных «нанопроектах», уверенность в незыблемости нефтяной мощи привели к тому, что мы стали жалко выглядеть в спорах с Европой, ибо не в силах отказаться от импорта её техники.

И всё же жаль, что никто не взял на себя смелость ударить кулаком по столу и ввести «квоты» для Европы прямо сейчас, без всяких расшаркиваний и жалоб на деревню дедушке.