ВС-РФ-в-Арктике-1748x984

Россия провоцирует британских и голландских военных в Арктике – с таким обвинением выступил начальник управления операций морской пехоты Джефф Макмутри в интервью британской газете The Telegraph.

«Мы наблюдаем растущий интерес российского флота, когда мы проводим учения. Например, когда мы проводим маневры в рамках программы защиты от баллистических ракет, мы видим больше российских кораблей, чем обычно. Российские самолеты подлетают ближе к нашим кораблям, чтобы сделать свое присутствие видимым, и делают это в провокационной манере», — сказал Макмутри.

Страх перед российской гегемонией в Арктике

За словами голландского генерала скрыты страхи НАТО, особенно Британии и США, перед растущим влиянием России в Арктике.

Североатлантический альянс с завистью наблюдает за тем, как Москва построила десятки портов у Северного Ледовитого океана, модернизирует старые и строит новые военные базы за Полярным кругом, и самое главное – укрепляет арктический флот. В марте 2015 года Россия провела крупнейшие после распада СССР учения в Арктике, задействовав 45 000 военных, более 3000 единиц боевой техники, свыше 100 самолетов, 40 кораблей и 15 подлодок.

«У России больше военных баз севернее Полярного круга, чем у всех остальных стран, вместе взятых», — паникует бывший командир Тихоокеанского флота США адмирал Гарри Харрис. В апреле этого года генсек НАТО Йенс Столтенберг чуть ли не умолял региональные страны блока – Норвегию, владеющую Гренландией Данию, Исландию и Канаду — «увеличить количество своих подлодок и военных кораблей».

Когда в 80-х годах холодная война пошла на убыль, НАТО в ожидании расширения и расчете на ведение операций за пределами альянса переместил акцент в своей стратегии на Средиземное море. Об Арктике начали забывать. Хотя 50% околополярной территории принадлежит странам НАТО, в 2003 году военный блок закрыл свою атлантическую штаб-квартиру в Норфолке (штат Вирджиния), а США вывели свои войска из Исландии.

Изоляция США

Военные эксперты отмечают, что у НАТО нет надводного арктического и ледокольного флота, который мог бы беспрепятственно проходить сквозь льды Арктики. А у России такой флот имеется. Пока натовцы могут полагаться только на подлодки. Соотношение ледокольных кораблей следующее: Россия – 40 (5 строятся, запланировано еще 6), Финляндия – 7, Канада и Швеция – по 6, США – 5, из которых только один — тяжёлый ледокол.

Одно из главных опасений сторонников милитаризации Арктики состоит в том, что НАТО может потерять возможность препятствовать доступу России в северную Атлантику или «Россия может блокировать переброску живой силы США в Европу». Проблема для НАТО состоит в том, что ее главная военная сила США, за исключением Аляски, изолирована от Полярного круга. Хотя глава Пентагона Джеймс Мэттис говорил о необходимости возобновить «свою игру в Арктике», в последней Стратегии национальной безопасности Трампа слово «Арктика» используется лишь однажды.

Несмотря на отставание США и НАТО от России, это при том, что наш военный бюджет в 17 раз ниже американского, стоит ожидать активизации Североатлантического альянса в регионе. Причина этого связана не только с «наращиванием мускулов» России, но и со стратегическим значением региона.

В связи с беспрецедентным таянием льдов с 2000 года Арктика, где потепление идет в два раза быстрее остальных частей планеты, может стать ключевым транзитным пунктом из Азии в Европу. Особенно, если учесть сохранение хаоса на Ближнем Востоке и издержки длинномагистральных перевозок в обход Арктики. Не случайно в начале года Пекин выпустил Белую книгу, в которой детально описал «Полярный шелковый путь» — один из маршрутов проекта «Один пояс. Один путь».

«Полярный шелковый путь»

По оценкам Королевского института международных дел (КИМД), Арктика содержит 90 млрд баррелей нефти и 47 триллионов кубометров газа. Американское энергетическое агентство US Geological Survey говорит о 30% мирового запаса газа и 13% — нефти. В ближайшие десятилетия Арктика станет вторым Персидским заливом. Кроме углеводородов здесь сосредоточены залежи золота, серебра, алмаза, меди, титана, графита и урана.

Персидский залив России

Русские обыгрывают НАТО не только в военном, но и энергетическом сегменте влияния. Здесь активно работают «Роснефть», обнаружившая в июне первое нефтяное месторождение на Море Лаптевых, и «Газпром нефть», который уже качает нефть из месторождений в Печорском море. К 2050 году арктическая нефть составит 20-30 процентов от общей добычи России, прогнозирует NATO Association of Canada. К российским проектам проявляют интерес и иностранцы. Так, французская Total, которую американцы «пнули» из Ирана, в мае за $2,6 млрд приобрела 10-процентную долю проекта «Арктик СПГ-2». У Total уже имеется 20% доли в «Ямал СПГ».

Китайцы также проявляют активность в региональных бизнес-проектах. В сентябре Госбанк Китая объявил о намерении вложиться в «Арктик СПГ-2». Напомним, что именно благодаря выделившей $12 млрд КНР удалось спасти проект «Ямал СПГ», попавший под американские санкции в 2014 году. Однако китайцы, как обычно, не складывают все яйца в одну корзину. Когда в ноябре прошлого года Трамп отправился в Пекин, китайская нефтяная ТНК Sinopec подписала контракт на разработку «Аляска СПГ» — экспортного терминала для сжиженного природного газа на тихоокеанском берегу США. Поднебесная содействует и подконтрольной Дании Гренландии в разработке минеральных ресурсов.

Учитывая всю геоэкономическую ценность Арктики, можно понять, почему неделю назад Британия направила до 800 военных в Норвегию. Уже на следующей неделе, 25 октября, в соседней Норвегии стартуют крупнейшие за последние годы военные учения НАТО вблизи России. Около 50 тысяч военнослужащих из 30 стран примут участие в этих маневрах под названием «Единый трезубец».

НАТО боится, что Северный Ледовитый океан может однажды превратиться во внутреннее море России. Имея контроль над Арктикой, Россия приобретает мощный рычаг влияния на Китай – главного, по оценкам администрации Трампа, соперника Соединенных Штатов.