сирия

Сирийская арабская армия заняла стратегическую высоту в районе Пальмиры, выбив боевиков «Исламского государства» (деятельность организации запрещена территории Российской Федерации).

«Правительственные войска Сирии при поддержке авиации РФ после освобождения Алеппо сконцентрировались на нескольких важных направлениях в борьбе с террористами из ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России). Одно из важнейших направлений — это провинция Хомс. И если борьба за Пальмиру отвечает скорее политическим интересам, то борьба за контроль над нефтяными и газовыми месторождениями в регионе — это основная и стратегическая цель по освобождению от боевиков провинции Хомс», — пояснил военный и политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» Евгений Валяев.

По словам эксперта, на протяжении всей кампании ВКС РФ уничтожали, в первую очередь, объекты, которые поддерживали и составляли инфраструктуру террористов. Это говорит о том, что у Москвы и Дамаска изначально существовала стратегия по ведению военной операции против боевиков, согласно которой необходимо лишить террористов экономически выгодных территорий, где расположены основные нефтегазовые поля и инфраструктура. Контроль над нефтяными и газовыми месторождениями также увеличит денежные поступления в бюджет официального Дамаска, ведь отвоеванные города после боевиков нужно в срочном порядке восстанавливать, а для этого нужны деньги.

«В провинции Хомс находится, например, крупнейшее в Сирии месторождение углеводородов «Шаер», а также крупные месторождения «Джизель», «Марур» и другие. Но основные месторождения, находящиеся под контролем «Исламского государства», располагаются в провинции Дейр эз-Зор. Но чтобы начать наступление на боевиков в этой провинции, сначала нужно зачистить Хомс. Также победа САА в этой провинции важна, так как она позволит в будущем вести наступление и на город Ракку, который называют столицей «Исламского государства», — сообщил Валяев.

По словам эксперта, нынешнее наступление на Пальмиру войска Башара Асада ведут с учетом прошлых ошибок, когда отвоеванная Пальмира в декабре 2016 года вновь перешла под контроль террористов. В этот раз наступление идет широким фронтом с захватом высот вокруг города при постоянной поддержке ВКС РФ и ВВС САА с воздуха.

«В операции участвуют как российские истребители и штурмовики ВКС, так и наши вертолеты, а также беспилотники. При захвате горного района Эль-Хаяль, располагающегося к юго-востоку от Пальмиры, боевики потеряли живую силу, множество единиц военной техники. Это говорит о том, что игиловцы не готовы с легкостью отдавать занятые позиции, ведь поражение на этом направлении сильно ударит по боевому духу и будущему «Исламского государства». После взятия ключевых высот в окрестностях Пальмиры, можно будет с успехом штурмовать и древний город, не опасаясь обстрела позиций со стороны боевиков. У руководителей операции в Хомсе в лице командования САА и советников от МО РФ и генштаба РФ в целом есть понимание того, что террористы не хотят лишаться ни контроля над Пальмирой ради пропагандистского эффекта, ни контроля над нефтегазовыми месторождениями. Поэтому атака в регионе происходит одновременно на захваченный и заминированный город, но также бои идут к востоку и северо-востоку от Пальмиры на нефтяных и газовых полях. Такая тактика позволяет рассредоточить силы боевиков по нескольким направлениям и ослабить их сопротивление в целом. При подобной тактике вооруженные силы Сирии с помощью российской авиации смогут освободить Пальмиру в течение ближайших нескольких дней», — считает аналитик.

На этом фоне, заметил Валяев, нарастает важность дипломатических консультаций и многосторонних переговоров, которые происходят после Астаны в Женеве. После того, как опасность со стороны общего врага в лице ИГИЛ будет снижаться, на первый план будут выходить противоречия между умеренной оппозицией и официальным Дамаском. И к таким уже двусторонним переговорам Дамаску при поддержке Москвы нужно выйти на максимально комфортных условиях. Что это значит? Чем больше важных и стратегических объектов будет находиться под контролем войск Асада к концу кампании против ИГИЛ, тем больше козырей будет на переговорах с оппозицией. Ведь нынешний механизм прекращения огня создан при участии России, которая имеет влияние на Дамаск, и со стороны Турции, которая имеет влияние на сирийскую оппозицию с учетом ведения боевых действий против единого врага в лице «Исламского государства».

«Это значит, что до окончательного разгрома боевиков участвующие в переговорах по Сирии стороны вряд ли смогут договориться о принципах создания нового правительства Сирии, о новой конституции страны и проведении выборов. Тем более, что официальный Дамаск фактически не представлен на переговорах в Женеве, а обсуждать будущее страны без участия официальных властей нельзя. Очень важно: Турция выступила за то, чтобы позиция президента Сирии Башара Асада была представлена на межсирийских переговорах, хотя Анкара и против того, чтобы он оставался у власти. Российская же позиция сводится к тому, что только сирийский народ без вмешательства извне может определить свое будущее, это относится и к судьбе президента Башара Асада», — резюмировал Евгений Валяев.

comments powered by HyperComments