Keystone XL

В ходе избирательной кампании Джо Байдена американские демократы не раз обещали «наказать» Россию (неважно, за что) и одновременно осуждали Дональда Трампа за то, что тот проводил политику отчуждения ближайших союзников США. Однако в первые же минуты правления 46-го президента США болезненная оплеуха нанесена самому близкому во всех смыслах этого слова союзнику — Канаде. Одним из документов, подписанных Байденом буквально сразу после инаугурации, стал исполнительный указ об отзыве разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL. Росчерком пера нанесен сокрушительный удар по канадским экономическим интересам.

Многострадальный проект Keystone действительно мог бы стать краеугольным камнем (как и переводится его название) для канадской экономики. Родившись еще в 2005 году, он с трудом пробивался через многочисленные бюрократические препоны в Канаде и в США, а также столкнулся с яростным сопротивлением защитников окружающей среды. Согласно задумке, Keystone XL — это 3,5 тысячи километров нефтепровода, который должен качать до 800 тысяч баррелей нефти в день из канадской провинции Альберта на нефтеперерабатывающие предприятия США на берегу Мексиканского залива, в первую очередь в Техасе. По заявлению самого предприятия, данный проект должен был создать или же поддержать около 60 тысяч рабочих мест (42 тысячи в США и 17 тысяч в Канаде).

О важности этого нефтепровода для экономики Канады и ее финансового сектора свидетельствует тот факт, что значительная часть акций собственника проекта принадлежит основным банкам страны (включая крупнейший Royal Bank of Canada) и ряду пенсионных фондов. А с некоторых пор к нему напрямую подключилось правительство Альберты, которое уже вложило туда 1,5 миллиарда долларов плюс выделило кредитных гарантий на шесть миллиардов. И это все — в условиях жесточайшей экономии и сокращения региональных расходов на образование.

Неслучайно в 2013 году тогда еще начинающий политик Джастин Трюдо на встрече с представителями нефтяного бизнеса назвал Keystone «одним из наиболее важных инфраструктурных проектов нашего поколения», пообещав бороться за его реализацию до конца в случае победы его партии на выборах. Критикуя тогдашнего премьера страны Стивена Харпера за невнятную позицию по отстаиванию проекта, Трюдо заявил нефтегазовым воротилам: «Вам нужно правительство, а не чирлидер». Можно себе представить, какой силы удар нанес Байден по Канаде своей подписью.

С одной стороны, нового президента нельзя упрекнуть в непоследовательности. Демократы со своей «зеленой повесткой» изначально выступали против Keystone. В 2015 году президент Барак Обама указом приостановил действие разрешения на прокладку нефтепровода по американской территории. Причем одним из основных лоббистов такого шага выступал именно вице-президент Джо Байден.

Конечно, демократы всегда обосновывали свою позицию исключительно необходимостью защищать экологию. Но партийные интересы в принятии данного решения играют далеко не последнюю роль. Дело в том, что одним из основных бенефициаров от нефтепровода станет бизнес-империя, созданная братьями Кох — главными спонсорами Республиканской партии. Так что, уничтожая этот проект, Обама и Байден лишали своих политических оппонентов значительной финансовой поддержки. Конечно, этот мотив демократическая пресса США старается особо не выпячивать.

Байден в ходе своей предвыборной кампании не скрывал, что намерен «убить» Keystone XL, отменив разрешение на его строительство, подписанное Дональдом Трампом в январе 2017 года (то есть буквально сразу поле вступления в должность президента США). Обещание запрета строительства нефтепровода стало одним из краеугольных камней программы кандидата от демократов с весны прошлого года. И, кстати, тогда же премьер-министр Канады Трюдо торжественно поклялся, что будет жестко сопротивляться любому американскому правительству в случае отказа от строительства нефтяной магистрали.

Так что решение Байдена было ожидаемым и вполне соответствует его предвыборной программе. Но тут мы подходим к другой стороне этого конфликта — к тому, как это решение было преподнесено миру и в первую очередь самой Канаде, главному стратегическому партнеру США. Ведь никто Байдена не торопил, не требовал от него подписания данного указа в первый же час пребывания в Овальном зале. У него достаточно времени для того, чтобы соблюсти формальную вежливость и хотя бы ради галочки провести консультации с Оттавой по чувствительному для той вопросу. Но нет, Канаду сначала уведомили об убийстве столь важного бизнес-проекта, и только спустя пару дней новый президент США совершил звонок главе канадского правительства. А Трюдо вместо обещанного им «яростного сопротивления» вынужден теперь делать примирительные заявления: мол, нас с американцами больше объединяет, чем разъединяет.

А ведь еще одним важным обещанием Байдена в области внешней политики был отказ от пренебрежительного поведения его предшественника в отношении ближайших союзников США. Будучи кандидатом в президенты, ставленник демократов осудил такой подход и поклялся восстановить дружеские отношения с партнерами, выделяя в первую очередь именно Канаду. Но, как свидетельствует его подпись под указом о прекращении строительства Keystone, политические и экономические интересы соседей нового президента США интересуют не больше, чем они интересовали Трампа. Не говоря уже об игнорировании элементарных правил вежливости в отношении даже союзников.

Именно на это, на полное пренебрежение интересами партнеров, указывает сейчас взбешенный премьер-министр Альберты Джейсон Кенни, для которого похороны стратегического нефтепровода являются ужасной катастрофой. Он уже призывает правительство своей страны к принятию жестких ответных мер и даже к введению экономических санкций против США. Причем его возмущение разделяют и главы региональных правительств других канадских провинций.

Кроме того, своим указом Байден вновь демонстрирует миру полную недоговороспособность Соединенных Штатов. Если раньше все знали, что от смены администраций в Белом доме не зависит основной курс внешней политики, то волюнтаристские действия Трампа и Байдена подтверждают абсолютную бесполезность каких бы то ни было долгосрочных соглашений, подписываемых с Вашингтоном. Можно по-разному оценивать мотивы решения Байдена по судьбе Keystone. Но даже Forbes признает этот шаг «опасным прецедентом», указывая на то, что миллиарды долларов, уже потраченные инвесторами нефтепровода, оказались выброшенными на ветер «из-за прихоти нового президента». Конечно, никто в США даже не заикнулся хотя бы о частичной компенсации потерь. Не барское это дело — отвечать за свои гарантии холопу, именуемому «стратегическим партнером».

Складывается впечатление, что Байден бьет своих, чтобы чужие боялись. В самом деле, если новая администрация действует настолько жестко относительно своего соседа, можно себе представить, насколько агрессивно она будет вести себя по отношению к тем странам, которые официально признаны конкурентами и противниками. В частности, к России и Китаю. И уж, казалось бы, теперь ни у кого не должно остаться сомнений в том, что война против проекта «Северный поток — 2», начатая при Трампе, будет только усилена. Опять-таки вопреки интересам европейских союзников США, которые Байден обещал уважать и защищать. На днях об этих интересах в который раз заявила Ангела Меркель. И в который раз эти заявления германского канцлера Вашингтон проигнорирует.

Но у запрета важнейшего инфраструктурного проекта, каковым является Keystone, есть и обратная сторона. Похоронив этот нефтепровод, Байден лишает США возможности отказаться от венесуэльской нефти и играет на руку другим нефтяным странам. Не случайно один из республиканских сенаторов охарактеризовал это решение как демонстрацию политики «Саудовская Аравия — первая».

Если 46-й президент начнет выполнять и дальнейшие свои обещания по отказу от нефтедобычи и запрету технологии фрекинга (гидравлического разрыва пластов) для добычи сланцевого газа, то Европа тем более осознает, что рассчитывать на замену российских энергоресурсов американскими не приходится. Даже несмотря на многочисленные заверения Вашингтона о том, что «демократический газ свободы» спасет европейцев от «российской зависимости».

Пример с Keystone наглядно демонстрирует европейцам, чего стоят договоры с американцами и их обещания. Так что из катастрофических проблем, созданных Байденом для Канады, Россия в конечном итоге даже может извлечь и свои выгоды.