А-40 альбатрос

Самый амбициозный советский проект самолета-амфибии получил второй шанс. В Объединенной авиастроительной корпорации заявили о планах по возобновлению производства легендарных «Альбатросов» — крупнейших в мире летающих лодок А-40, предназначенных для поиска и уничтожения субмарин. И хотя эти гидропланы начали разрабатывать еще в начале 1970-х, ничего даже близко похожего до сих пор не смогла создать ни одна авиационная держава.

Гость из будущего

Идея возрождения производства «Альбатросов» далеко не нова и вполне логична. Хотя бы потому, что другой машины такого класса российский авиапром Военно-морскому флоту пока предложить не может, даже на бумаге. А потребность в них есть, причем весьма ощутимая: из противолодочных амфибий на вооружении морской авиации до сих пор стоят лишь несколько «старичков» Бе-12 «Чайка», которые планировалось списать и заменить на что-то более совершенное еще в 1970-х. Они равномерно рассредоточены по всем пяти флотам — от Камчатки до Крыма.

Собственно, для замены «Чаек» инженеры Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) имени Бериева и задумывали А-40. По меркам гидроавиации революционным в нем было почти все — от комбинированной силовой установки с двумя маршевыми и двумя стартовыми двигателями до общей схемы компоновки и расположения отсеков. Основные двигатели конструкторы расположили в максимально защищенной от брызг зоне — в хвостовой части над крыльями.

пар

Размеры и возможности машины впечатляют: длина и размах крыльев более 40 метров, практический потолок — 13 километров, дальность — до четырех тысяч километров и время непрерывного патрулирования — до 12 часов. Благодаря удачной аэродинамической схеме, развитой механизации крыла и двум тяговитым двигателям Д-30, 90-тонный самолет получился чрезвычайно послушным в управлении и «легким на подъем». Легким настолько, что по иронии судьбы это стоило должности морскому летчику-испытателю Евгению Лахмостову, недооценившему разгонные характеристики А-40.

В декабре 1986-го, во время одной из испытательных пробежек, «Альбатрос» на скорости 170 километров в час вдруг оторвался от полосы. Экипаж сбросил газ, но это не помогло — машина задрала нос и пошла вверх. Поняв, что для снижения и торможения остатка полосы уже не хватит, командир Лахмостов принял решение взлетать без санкции, сделал два круга и аккуратно притер самолет к бетонке. Несмотря на благополучный исход, после серии разбирательств опытного летчика отстранили от полетов и отправили на пенсию.

Изначально «Альбатрос» затачивали на поиск, преследование и уничтожение субмарин. Он может поднять до 6,5 тонны боевой нагрузки и брать на борт почти весь обширный арсенал вооружения, штатно применяемого на его противолодочных «собратьях» аэродромного базирования Ил-38 и Ту-142. Это бесследные самонаводящиеся торпеды «Орлан», способные работать как по субмаринам, так и по надводным кораблям, противолодочные ракеты, глубинные бомбы, мины, поисковые акустические буи и спецоборудование для радиоразведки. Для сравнения — «Чайка» поднимает всего полторы тонны.

Кроме того, А-40 (гражданская версия А-42) хорошо подходит для поисково-спасательных работ на большом удалении от берега. Мореходные качества планера позволяют взлетать и садиться при высоте волн до двух метров. Еще на стадии разработки конструкторы предусмотрели возможность установки системы дозаправки в воздухе, существенно расширяющей радиус действия самолета. И хотя формально «Альбатрос» не считается дальним, для продолжительных перелетов в нем есть все — туалет, гардероб и даже отсек для отдыха экипажа.

Прерванный полет

Надо признать, к началу 1970-х тема самолетов-амфибий в СССР стала довольно болезненной. Успевший оценить прелести летающих лодок флот требовал новых машин, а Министерство авиационной промышленности предлагало переложить «противолодочные обязанности» на самолеты сухопутного базирования и вертолеты. Продавить проект А-40 бериевцам удалось лишь благодаря недюжинному энтузиазму и нестандартным подходам в проектировании, позволившим построить морской самолет, по основным характеристикам не уступающий машинам аэродромного базирования.

В 1991-м опытный образец «Альбатроса» впервые показали за рубежом. Взлетев над французским аэродромом Ле-Бурже, он мгновенно приковал к себе внимание публики. Амфибия стала единственной из представленных на выставке машин, которую осмотрел президент Франции Франсуа Миттеран. Знающая толк в эстетике французская пресса оценила элегантность самолета с совершенными обводами фюзеляжа и влюбила в него всю авиационную общественность.

После Ле-Бурже «Альбатрос» ждал ошеломительный успех на выставках в Сингапуре, Новой Зеландии и Великобритании, рекордные для гидроавиации перелеты по дальности и высоте и… внезапный отказ Минобороны от дальнейшего финансирования проекта. Денег у военных не хватило даже на завершение комплексных испытаний в Крыму, не говоря уже о запуске в производство опытной серии. Хотя в Таганроге все было готово — построены новые цеха, установлены стапели и другое оборудование.

Пытаясь спасти проект, бериевцы предложили сразу несколько гражданских модификаций борта. В разное время на его базе хотели создать самолет для тушения лесных пожаров, самолет-спасатель и даже пассажирский лайнер средней дальности вместимостью до 120 человек.

576

В итоге на свет появился многоцелевой Бе-200 — уменьшенная версия А-40, разработанная специально для МЧС. Несколько лет назад им заинтересовалось и Минобороны. Согласно контракту от 2013 года, ТАНТК имени Бериева должен был передать военному ведомству шесть Бе-200, однако его расторгли из-за задержек с поставками. По словам замминистра обороны Алексея Криворучко, в ближайшее время планируется заключить новое соглашение на поставку трех самолетов.

Право на жизнь

Несмотря на отличные летно-технические характеристики, Бе-200 все же существенно проигрывает А-40 по полезной нагрузке, скорости и радиусу действия и больше подходит на роль вспомогательного многоцелевого самолета, нежели «охотника за подлодками», хотя при заключении контракта представители Минобороны не исключали и такой вариант его применения.

Что касается противолодочных машин аэродромного базирования, то у ВМФ имеется около двух десятков дальних турбовинтовых Ту-142 различных модификаций и около 50 среднедальних Ил-38. Ту-142 базируются в Вологодской области (морская авиация Северного флота) и Хабаровском крае (Тихоокеанский флот) и сейчас проходят поэтапную модернизацию на ТАНТК имени Бериева — по словам Алексея Криворучко, первую обновленную машину моряки получат до конца года. Илы примерно поровну поделены между Тихоокеанским и Северным флотами и сейчас последовательно совершенствуются до версии Ил-38Н.

С учетом общей протяженности морских границ России, вероятно, уже в скором времени растущему флоту потребуется функциональный и дальнобойный самолет-амфибия, способный разом решить вопросы охоты за подлодками вероятного противника, патрулирования, разведки, доставки десантов и грузов. На десятилетия опередивший свое время «Альбатрос» пришелся бы тут как нельзя кстати.

По оценкам экспертов, российскому авиапрому сейчас вполне по силам запустить его в серию — все упирается только в деньги. Известно, что «Альбатросом «, как и Бе-200, живо интересовались потенциальные покупатели из Китая, Индии, Малайзии и других стран, однако до контрактов дело не дошло.

«Технически промышленность может все, вопрос только в том, во сколько это обойдется стране и готово ли Минобороны пойти на такие траты, — сказал РИА Новости авиаэксперт Владимир Карнозов. — Это касается и начальной закупки, и содержания. Проблема в том, что наш авиапром выпускает самолеты малым тиражом, из-за чего они получаются страшно дорогими. Для эффективного производства нужны заказчики, в том числе зарубежные. Их, к сожалению, пока нет. Что касается «Альбатроса», самолет получился очень хороший, с уникальными качествами».

Не исключено, что именно из-за размеров и нехарактерно высокой для гидросамолета автономности амфибию А-40 назвали в честь самой крупной морской птицы в мире, которая, в отличие от чаек и фрегатов, живет в открытом океане и крайне редко появляется у берегов.