783

Эпоха масштабных танковых сражений осталась в прошлом. В локальных конфликтах стерлись четкие линии фронта — стремительные «джихадмобили» с ПТУР и замаскированные на обочинах дорог самодельные фугасы жестко диктуют новые правила игры. Посылать тяжелую бронетехнику на противника «в лоб» не только неэффективно, но и смертельно опасно.

Российские танкисты учли опыт войны в Сирии и разработали несколько тактических приемов, делающих боевые машины практически неуязвимыми.

Чертово колесо

Лязг траков, урчание дизелей и тяжелый, раскатистый грохот гладкоствольных пушек — на днях под Воронежем состоялись батальонные тактические учения экипажей танковых подразделений 20-й гвардейской общевойсковой армии Западного военного округа. У нее на вооружении — танки Т-72 «Урал» различных модификаций.

Самые современные — модернизированные Т-72Б3 с новым орудием, цифровой системой управления огнем, более мощным двигателем и модулями динамической защиты последнего поколения «Реликт». Для механика-водителя предусмотрена система речевых подсказок.

Новые машины в полках берегут и стараются не вырабатывать их ресурс, поэтому в учебных целях используют старые «бэшки».

Главное достоинство 72-го семейства — исключительная надежность и безотказность даже в самых сложных условиях эксплуатации — в жару, мороз, при повышенной влажности воздуха. Если все же танк сломается, его можно отремонтировать прямо «в поле».

Поднимая столбы пыли, приземистые 45-тонные машины на удивление резво карабкаются по косогорам иссушенного солнцем полигона. Стреляют навскидку, почти без остановок.

На поле, километрах в трех от линии огня, эффектно «распускаются» земляные цветы разрывов осколочно-фугасных. Там установлены деревянные мишени, имитирующие бронетехнику противника.

6789

Снаряды ложатся кучно — в бинокль видно, что многие щиты уничтожены или частично разрушены.

«Этот прием называется «танковая карусель», — рассказывает РИА Новости командир танковой роты капитан Роман Щеголев. — Он позволяет вести огонь в течение неограниченного времени. Машин может быть три, шесть, девять или больше. Они непрерывно ездят по кругу — одна бьет, другая отходит в тыл и перезаряжается, третья готовится выйти на позицию и так далее. Стрельба нон-стоп, только успевай снаряды подавать».

«В отличие от тех же американских «Абрамсов», у наших танков есть одно важное преимущество — автомат заряжания, существенно повышающий скорострельность», — продолжает он.

«Карусель» можно сравнить с вращающимся барабаном огромного револьвера. Только вместо патронов в нем танки, а вместо пуль — мощные 125-миллиметровые снаряды. Схема применяется, когда неизвестно, чем вооружен противник — танками, противотанковыми управляемыми ракетами или гранатометами.

Интенсивный беспокоящий огонь по площадям с частотой до восьми-десяти выстрелов в минуту вынуждает рано или поздно ответить, раскрыв замаскированные позиции.

«Представьте, танки стреляют десять, двадцать, тридцать минут без перерыва, — поясняет Щеголев. — На той стороне не выдерживают, открывают ответный огонь, засвечивая свои средства. И сразу вступают в дело наши замаскированные танки-снайперы со специально обученными экипажами. Они быстро и качественно «выщелкивают» выявленные цели».

Сирийская школа

Локальные конфликты четко показали, что позиционная оборона и наступление в классическом понимании себя давно изжили.В той же Сирии боевики не заморачиваются стратегическим планированием наступлений и рисованием стрелок на оперативных картах, а придерживаются мобильной тактики партизанской войны — вычислить позиции правительственных войск, примчаться на скоростных «джихадмобилях», нанести точечные удары и стремительно скрыться.

При отражении подобных набегов «танковая карусель» особенно эффективна в сочетании с так называемым «сирийским валом» — высоким земляным или песчаным бруствером с проемами.

Танки непрерывно движутся вдоль бруствера и, поравнявшись с очередным «окном», стреляют. После каждого выстрела скрываются за обваловкой. Из-за того что машины находятся в постоянном движении, прицелиться и поразить их практически невозможно. Чтобы обмануть вражеских наблюдателей, амбразуру для очередного выстрела командир выбирает случайным образом — это создает ложное впечатление, что танков больше, чем на самом деле.

«Схема действует даже при небольшом количестве техники, — объясняет Щеголев. — Одним танковым взводом можно достичь настолько высокой интенсивности огня, что противник будет уверен: против него работает как минимум батальон.

Важно, что вал прикрывает самые слабые места танка — боковые проекции корпуса. И тут годится не только специальная обваловка, но и насыпь дороги или элементы естественного рельефа.

Проходы прокапывают как инженерные подразделения, так и сам экипаж. Все зависит от задачи — чем мощней группировка противника, тем больше их требуется.

И хотя «карусель» в первую очередь оборонная тактика, она быстро создает условия для перехода в наступление.

Танки непрерывно движутся и стреляют, экипажи «подогреты» — готовы по первой команде построиться в боевые порядки и двинуться вперед.

«Самый главный принцип танкиста заключается в том, что экипаж — это семья, в которой друг друга понимают с полуслова, — отмечает командир роты. — Мы сразу смотрим, кто и как с кем срабатывается. Если видим, что наводчик и командир нашли общий язык, ставим их в один экипаж, проверяем на стрельбах. Слаженная команда и сырая, незнакомая — это как небо и земля».

5

Еще один интересный тактический прием — «танковые штаны». Танк поочередно стреляет из двух окопов, вырытых рядом, — основного и резервного, не задерживаясь на одной позиции более трех-пяти секунд. Зашел в окоп, выстрелил, включил заднюю — и быстро переехал в соседний. Противотанковые средства противника просто не успевают среагировать.

Машины могут действовать парами, меняться местами, работать крест-накрест, в том числе в хаотичной последовательности.

«Это довольно непростые операции, для них требуется высокий уровень подготовки экипажей, — отмечает временно исполняющий обязанности командира танковой роты старший лейтенант Владислав Селиверстов. — Мы постоянно занимаемся. В неделю минимум два занятия по стрельбе и одно по вождению. Сначала используются вкладные стволы калибром 14,5 миллиметра, а потом экипажи допускаются до основного 125-миллиметрового боеприпаса. Бойцы учатся правильно работать в танке, обращаться с вооружением».

Владиславу 27 лет, окончил Казанское высшее танковое военное училище. Умеет все — при необходимости способен заменить и механика-водителя, и наводчика. Его брат-близнец служит в этой же части командиром танка — он постоянный участник окружных и армейских соревнований по танковому биатлону.

Бронированные невидимки

Наряду со «штанами», «каруселью» и «сирийским валом» танкисты 20-й общевойсковой оттачивают стрельбу с закрытых огневых позиций, придуманную еще в годы Великой Отечественной. Сейчас, с появлением новых дальнобойных танковых пушек и устойчивых в полете боеприпасов эта тактика приобрела особую актуальность. Смысл в том, что танки бьют по целям не прямой наводкой, как обычно, а скрываются в складках местности и стреляют из-за них по навесной траектории — как гаубицы.

«Наши снаряды очень стабильно летят, поэтому такая методика позволяет нанести максимальное поражение противнику на очень большой дальности, — подчеркивает Селиверстов. — Причем он не видит танки, а значит, не может их подавить традиционными средствами поражения — безоткатными орудиями, ПТРК, ПТУР и гранатометами. Остается только дальнобойная артиллерия и авиация, на развертывание и пристрелку которых нужно время. Его противнику никто не даст — танки быстро приехали, отстреляли и ушли».

Огонь корректирует наводчик-оператор, который вводит данные для стрельбы по боковому уровню.

Точность попаданий при правильном расчете очень высокая — на удалении восемь километров снаряды ложатся с погрешностью всего 15-20 метров. Как правило, для обстрела с закрытых позиций используются осколочно-фугасные боеприпасы.

С артиллерийской точки зрения современные российские танки оснащены более чем достойно. К примеру, Т-72Б3 последней модификации оборудован модернизированным прицелом «Сосна-У», цифровым баллистическом вычислителем, датчиками условий стрельбы и автоматом сопровождения цели. Вычислитель — это мини-компьютер, определяющий траекторию полета снаряда с учетом движения цели и скорости самого танка, температуры воздуха, заряда и множества других параметров. Ночью приборы наведения работают через тепловизионный канал основного прицела.

«Тепловизор настолько мощный, что однажды зимой я с расстояния в два километра разглядел в него зайца», — рассказывает Селиверстов.

«Соответственно, человека можно увидеть еще дальше. И хотя наша основная задача — это борьба с бронетехникой, на тренировках учимся всему — выявлять и уничтожать расчеты станковых пулеметов, РПГ и безоткатных орудий, установленных на автомобилях. По таким целям обычно работаем из пулемета».

Так или иначе, каким бы современным и оснащенным ни был танк, это всего лишь инструмент, боевая эффективность которого зависит от мастерства и сплоченности экипажа. Как и любым оружием, им нужно уметь пользоваться.

Если в одних руках это удобная для противника мишень с характерным приземистым силуэтом, то в других — неуловимая смертоносная машина.