1488229139_kolokol

В последнее время средства массовой информации неоднократно выносили на всеобщее обсуждение случаи, связанные со странностями применения отечественного миграционного законодательства. Так, с одной стороны, под угрозой высылки на Украину недавно оказалось несколько ополченцев ЛДНР с «не донбасской» пропиской, потерявших здоровье при защите Донецка и Луганска. А с другой – на днях вся Россия узнала о том, что в московском медучреждении до поры до времени себя вполне комфортно чувствовали украинские сиделки, поднимавшие тосты за смерть легендарного Гиви и получившие за это «по лицу» от российских медсестер.

Мигранты в России – тема достаточно сложная и неоднозначная. Согласно расчетам Международной организации по миграции, по количеству приезжих мы занимаем третье место в мире после США и Германии (причем ФРГ мы, с учетом «нелегалов», возможно, на самом деле перегоняем). Мигранты у нас, правда, специфические. Это преимущественно не мексиканцы, колумбийцы, африканцы или арабы, а люди, которые с большинством из нас родились и жили в одной большой стране под названием Советский Союз. В официальных источниках можно найти оценки количества мигрантов на территории РФ от 10 до 13 миллионов человек. А иногда журналисты утверждают, что 10-12 миллионов может достигать в России количество одних только «нелегалов».

Отношение россиян к мигрантам «в теории» и на «практике» очень сильно отличается. В принципе, «наведения порядка» жаждут многие, но когда дело доходит до личного, позиция изменяется кардинально. Согласно результатам соцопросов, примерно у половины россиян есть родные и близкие, формально являющиеся иностранными гражданами. Преимущественно это именно «бывшие советские люди». Многие из этих родственников или уже живут в России, или частенько приезжают сюда в гости.

А кому будет приятно, если из страны выдворят его брата? Или введут визу для родителей? Кроме того, очевидно, что закручиванием миграционных гаек мы только снизим к себе лояльность населения в сопредельных странах и усложним положение на границе (ухудшение ситуации, например, в Средней Азии чревато ростом там исламистских настроений со всеми вытекающими для нас последствиями).

Одна из самых обширных миграционных групп в России – это выходцы с Украины. Если верить украинскому МИДу, на территории РФ сегодня проживает около 4 миллионов граждан «незалежной». Причем непонятно, учитывались ли киевскими властями при данных расчетах люди, покинувшие с украинскими паспортами Донбасс через неконтролируемые Киевом пункты пропуска, а также те, кто выехал в Крым (ведь границу с полуостровом киевский режим государственной признавать отказываться). Если нет – то количество людей с украинскими паспортами в РФ может оказаться еще больше (около 5-6 миллионов). И значительная часть из них – либо официально не трудоустроена, либо нарушает сроки пребывания на территории Российской Федерации.

Формально выходцы из бывшего СССР, представители этносов, населяющих Россию, и потомки россиян могут претендовать на российское гражданство, поучаствовав в программе переселения соотечественников или сдав специальные экзамены (в частности, на знание русского языка). Но на практике у них возникают непреодолимые сложности – так, для получения российского паспорта нужно предварительно отказаться от гражданства другого государства и подтвердить это документально. А некоторые страны, как, например, Украина, выход людей из своего гражданства формально блокируют.

В то же самое время гражданин Украины, пробывший беспрерывно 90 дней на территории РФ, обязан покинуть нашу страну на такой же срок. При попытке вернуться, не выдержав необходимую паузу, его могут принудительно развернуть обратно российские пограничники. Если же человек имеет какое-то отношение к ЛДНР или публично выражал поддержку российскому государству (даже в соцсетях), возможно, вернуться в РФ он банально уже не сможет – так как при пересечении границы им сразу займутся украинские спецслужбы. Поэтому значительное количество граждан Украины (не желающих терять работу или опасающихся политических преследований) завершение трехмесячного срока просто игнорирует. Хорошо тем из них, кто умудряется получить официальное разрешение на временное пребывание. Но это совсем непросто – нужно оформить кипы документов, выстоять в огромных очередях и – что самое сложное для некоторых – найти тех, кто официально зарегистрирует их у себя дома.

***

И если проблема с украинскими гражданами обострилась совсем недавно, то вопросы к приезжим из некоторых других бывших советских республик существуют уже годами. Согласно расчетам портала «Мигрант.Ру», в 2016 году на территории РФ находилось почти 4 миллиона выходцев из среднеазиатских республик и от полумиллиона до миллиона выходцев из солнечной Бессарабии. Какой процент из них был легализован официально – непонятно.

Необходимость упорядочивания миграционного вопроса живо обсуждается в России уже пятый год. С 2013-го шли разговоры о миграционной амнистии для жителей Центральной Азии и Молдовы. В 2014-ом стал ребром вопрос статуса жителей Донбасса и Украины. Временным решением проблемы пребывания в РФ для беженцев из ЛДНР стала отмена для них требования покидать территорию России после 90 дней пребывания и разрешение обращаться в учреждения здравоохранения и образования (недавно это решение было дополнено официальным признанием паспортов ДНР-ЛНР). Но это позволило разобраться с проблемой лишь частично. Во-первых, для официального трудоустройства даже выходцам из республик Донбасса нужно все равно получать РВП или патент. Во-вторых, абсолютно беззащитны оказались пророссийские жители регионов Юго-востока Украины, подконтрольных официальному Киеву. Обстрелы территории ЛДНР со стороны ВСУ – это, конечно, страшно. Но не менее ужасны массовые убийства, пытки, изнасилования, похищения и незаконное лишение свободы (как с предъявлением формальных обвинений, так и без), которым подвергались жертвы «Азова», «Торнадо», «Айдара», а также «правоохранительных» органов Украины. И если мирные жители Донецка и Луганска могут рассчитывать на защиту ополчения, то обитатели Одессы, Харькова, Славянска и Мариуполя остались со своими мучителями один на один. И многие из них не могли уверенно рассчитывать в РФ даже на статус «политического беженца», так как были фигурантами не уголовных, а оперативно-розыскных дел. Или просто подвергались преследованиям со стороны неонацистких банд «неофициально».

Решением всех этих проблем может как раз стать анонсированная в начале 2017 года государственными органами и общественниками «миграционная амнистия». По информации «Известий», она обсуждалась на днях на совместном заседании президентского Совета по межнациональным отношениям, МВД, ФАДН и Минтруда.

В первую очередь под действие «амнистии» должны попасть соотечественники (представители народов, связанных с Россией, бывшие граждане СССР и потомки эмигрантов) и люди, которые в России родились или работают. Коснется она, естественно, только тех, кто хоть и не соблюдал сроки пребывания, но при этом не совершал никаких других правонарушений. После восстановления «легального статуса» такие люди по упрощенной процедуре смогут претендовать на гражданство РФ – от них не будут больше требовать выхода из прежнего гражданства по правилам иностранного государства. Для оформления российского паспорта им достаточно будет отправить заявление с соответствующим требованием в посольство. И это неминуемо приведет к массовому «юридическому исходу» украинцев в Россию.

***

Данная инициатива выглядит вроде бы очень хорошо, но есть у нее и «обратная сторона медали». Как теперь быть с «криптобандеровцами», вроде сиделок, пивших в Москве за убийство Гиви, или Евгении Давыдовой, прославившейся в апреле 2016-го грандиозным скандалом по поводу российских патриотических песен, игравших в московском детсаду? Получается, что по упрощенной процедуре гражданство сможет получить и вся эта публика? Как заблокировать легализацию в России ненавистников нашего государства, но так, чтобы «с водой не выплеснуть и ребенка»?

На самом деле изобретать велосипед не нужно. Многие страны, в том числе и западные, пресекают не только переселение, но и въезд на свою территорию лиц, даже только подозреваемых в нелояльности.

Решить проблему проникновения в РФ враждебно настроенных по отношению к России элементов, позволило бы обычное собеседование. При попытке пересечь границу России у выходцев с Украины, из Молдовы, Прибалтики и других постсоветских территорий нужно проверять содержание их страниц в соцсетях, а потом спрашивать об их отношении к перевороту 2014 года в Киеве, АТО, Великой Отечественной войне, коллаборационистским формированиям вроде УПА* и «лесных братьев», предлагать повязать на зеркало автомобиля или предметы гардероба георгиевскую ленточку. И обязательно фиксировать ответы человека и его действия на видео. Если желающий въехать или более того – получить гражданство РФ, откажется, например, осудить так называемую АТО и Степана Бандеру – въезд в Россию ему можно будет закрывать навсегда.

В случае же, когда некто попытается обмануть государство и сначала дать «правильные» ответы, а затем заняться в РФ неонацистской пропагандой, его можно будет благополучно отправить домой вместе с видео, на котором он выражает свое отношение к «национальным героям»… Собеседование при получении гражданства, естественно, должны быть глубже и обширнее, чем при въезде. Таким образом, реально будет отсечь если не 100, то 90% нежелательных элементов точно.

Любые стенания либералов об ограничении свободы слова или свободы мысли, можно пресечь указанием на то, что нелояльных лиц уже давно не пускают на свою территорию те же «западные демократии». Пробандеровский строитель из Тернополя, будь он трижды прекрасным каменщиком, нанесет вреда информационной безопасности нашей страны во много раз больше, чем пользы ее экономике. С особым вниманием стоит относиться к представителям «креативного класса» – чтобы певцы и актеры, зарабатывающие на россиянах миллионы, потом не жертвовали их на убийство наших соотечественников на Донбассе. Было бы весьма забавно, например, услышать публичные извинения перед русским народом и осуждение Бандеры и АТО из уст того же Владимира Зеленского. Ну, или Джамалы, когда она в следующий раз надумает поразвлекать «оккупантов» на корпоративе в Сочи…

В конце концов, нам нужно меньше думать о том, как оценивает нас кто-то со стороны. Наша страна – наши правила. Или это не так?

comments powered by HyperComments